Су-27 против F-15C: проверка боем

В дуэльной ситуации наш истребитель имеет больше шансов

Тяжелые истребители Су-27 будут главным инструментом оперативного маневра группировок ПВО на наиболее опасных направлениях. Его оппонентом вероятнее всего окажется основной истребитель ВВС США F-15C.

В открытой прессе часто можно встретить сравнительные оценки боевых самолетов, преимущественно истребителей. В большинстве случаев авторы таких материалов пытаются определить победителя в реальном бою на основе сопоставления тактико-технических характеристик, бортовых РЭС и вооружения, а также маневренных возможностей. Тактические приемы ведения боя, предназначение сопоставляемых боевых машин не учитываются.

Некоторое исключение представляет сравнение советских и американских истребителей четвертого поколения, которым в 90-е годы довелось сойтись в учебных боях. Однако стороны старались избежать полноценного применения своих РЭС, в частности РЭБ, видимо, по соображениям безопасности полета и скрытности. Подобному испытанию подвергались и истребители МиГ-29, которые достались ФРГ от ННА ГДР. В этих схватках наши машины продемонстрировали превосходство, главным образом за счет маневренных характеристик.

Но боевой истребитель – это комплекс, включающий помимо самого самолета и его бортового оборудования вооружение, в том числе подвесное, прежде всего ракетное. Да и по назначению авиационные средства разных стран отличаются. Поэтому для сравнения двух образцов целесообразно обратиться к методике, которая была апробирована на российских и иностранных боевых кораблях, адаптировав ее к самолетам.

Первым делом необходимо корректно выбрать объекты для сопоставления. При значительном преимуществе НАТО в боевой авиации главной задачей наших ВКС будет недопущение завоевания противником превосходства в воздухе. Основное решение этой задачи с учетом ограниченных возможностей по нанесению ударов по системе базирования самолетов альянса – их уничтожение в бою. Соответственно главная роль отводится истребительной авиации.

Для оценки реального уровня боевых возможностей целесообразно выбрать наиболее массовые типы машин. У нас это Су-27 и МиГ-29 различных модификаций. Обладающие большим радиусом действия и мощным вооружением, тяжелые истребители Су-27 будут главным средством, позволяющим осуществлять оперативное сосредоточение потенциала ПВО на наиболее опасных направлениях. Оппонентом со стороны НАТО, вероятнее всего, станет F-15C.

Признавая корректность такого сравнения, учтем, что «дуэлянтам» придется выполнять спектр других задач, в частности уничтожать самолеты РЛД, РЭБ, бомбардировщики и штурмовики. Отметим, что оба образца не имеют специального бомбардировочного оборудования, поэтому их применение для ударов по наземным и морским целям будет скорее исключением, чем правилом. Остановимся на анализе возможностей Су-27 и F-15C по ведению борьбы именно с истребителями, друг с другом.

Наш орёл

Су-27 при нормальной взлетной массе около 23 тонн может нести до шести тысяч килограммов нагрузки и имеет боевой радиус при полете на больших высотах на дозвуковой скорости до 1400 км. Подвесное вооружение размещается на десяти узлах: шесть под крыльями и четыре под фюзеляжем и гондолами двигателей.

В боекомплекте – ракеты «воздух-воздух»: средней дальности с полуактивными ГСН (ПРГСН) – Р-27Р и Р-27РЭ, тепловой ГСН (ТГСН) – Р-27Т и Р-27ТЭ, а также малой дальности с ТГСН Р-73. Встроенное вооружение представлено 30-мм авиапушкой с боекомплектом 150 снарядов. Усредненная ЭПР планера Су-27 оценивается в 10–20 квадратных метров. Тяговооруженность самолета превышает единицу.

Бортовой радиолокационный прицельный комплекс РЛПК-27 включает импульсно-доплеровскую РЛС Н001 с механическим сканированием пространства, которая позволяет находить цели с ЭПР, соответствующей американскому F-15C, на удалениях до 190 км в ППС и до 80–100 км в ЗПС. Су-27 располагает оптико-локационной станцией (ОЛС) 36Ш с полем поиска 120х75 градусов, способной обнаруживать объекты типа «истребитель» на дальности до 50 км в ЗПС и до 15 км в ППС.

Система управления оружием обеспечивает сопровождение до 10 целей и обстрел одной из них двумя ракетами с ПРГСН. Бортовой комплекс обороны включает станцию предупреждения об облучении СПО-15 «Береза», блоки выброса пассивных помех АПП-50. На законцовках крыла (на месте ПУ) может устанавливаться станция активных помех «Сорбция» в двух контейнерах. В базовой комплектации Су-27 не имеет возможности применять управляемое оружие для поражения наземных и надводных целей.

Максимальная энергетическая дальность стрельбы ракеты Р-27 – 80 км в ППС и 20–30 км в ЗПС. Соответствующие показатели для Р-27РЭ и ТЭ – 110 и 40, для Р-73 – 30 и 10–15. Однако эффективная дальность стрельбы может оказаться существенно (в разы) меньше в зависимости от высоты полета цели и носителя, возможностей захвата цели ГСН.

Их ястреб

F-15С при нормальной взлетной массе около 21 тонны имеет боевой радиус при полете на больших высотах на дозвуковой скорости до 900 километров. Подвесное вооружение располагается на восьми узлах, где в типовой загрузке размещается по четыре ракеты средней и малой дальности. Тяговооруженность даже при нормальном взлетном весе меньше единицы. Усредненная ЭПР планера несколько больше, чем у Су-27.

Абсолютное большинство F-15С оснащено бортовой РЛС AN/APG-63 разных модификаций, обеспечивающей обнаружение самолета с ЭПР, как у Су-27, на расстоянии до 160–170 км в ППС. Сканирование по азимуту механическое, а по углу места – электронное. Основным огневым средством являются ракеты средней с ПРГСН AIM-120 (AMRAAM) и малой дальности с ТГСН AIM-9L/M. Встроенное вооружение представлено пушкой «Вулкан» калибра 20 миллиметров.

Бортовой комплекс обороны включает станции предупреждения об облучении (СПО) «Лоран» AN/FLR-56, активных помех AN/FLQ-135 и выброса дипольных отражателей AN/FLE-45. Максимальная энергетическая дальность ракеты AIM-120 оценивается в 50 км в ППС и около 15–20 км в ЗПС. Показатели для AIM-9L/M примерно соответствуют российской Р-73.

Констатируем, что оба самолета обладают симметричным вооружением (когда рассматривается Су-27 с «Сорбцией», в этом случае и состав ракетного оружия идентичен). Опыт совместных учений показывает, что российский истребитель превосходит оппонента в вертикальной и горизонтальной маневренности.

F-15С без дополнительных топливных баков (ДТБ) имеет на 36 процентов меньший боевой радиус. Паритет с Су-27 потребует подвески двух ДТБ, что еще больше снизит его маневренные характеристики и сократит на две ракеты состав вооружения. AIM-120 уступает по энергетике нашей Р-27РЭ почти вдвое. Важное достоинство нашего истребителя – наличие в боекомплекте ракет средней дальности с ТГСН. Это позволяет осуществлять скрытные атаки со средних дистанций по данным ОЛС без применения РЛПК в ЗПС.

К барьеру!

Рассмотрим вариант действий, когда оба самолета ведут поиск в обширном районе. Наиболее эффективным режимом БРЛС в этом случае является периодическое включение на короткое время. Это связано с тем, что СПО обеих машин способны засечь работу РЛС противника на расстоянии, примерно в полтора раза превосходящем дальность своего обнаружения. То есть когда РЛС включена непрерывно, у противника появляется возможность упредить и выйти в более выгодную позицию для атаки. При этом российский истребитель может вести непрерывный поиск с использованием ОЛС в пассивном режиме.

Не вдаваясь в подробности расчета, приведем конечный результат. Вероятность обнаружения за однократное обследование района российским и американским истребителями при использовании только РЛС примерно одинакова – 0,4–0,5. Вероятность упреждения при применении СПО и выхода из полосы просмотра или принятия иных ответных мер – 0,3–0,4.

Но при маневрировании, когда оба стремятся выйти из полосы просмотра, российский истребитель может эффективно использовать ОЛС для скрытного обнаружения противника и атаки с применением ракет с ТГСН. Кроме того, располагая более дальнобойными РСД, Су-27, даже если F-15C обнаружит его раньше, имеет серьезные шансы упредить американца, поскольку тот должен еще относительно длительное время сближаться с целью для выхода в позицию залпа.

F-15C сможет выполнить первую атаку ракетами средней дальности с вероятностью около 0,2. Способность Су-27 упредить противника с применением ракет не только средней, но и малой дальности по данным ОЛС оценивается в 0,25–0,3. Атакованный применит средства РЭБ. Станции активных помех способны сорвать автосопровождение РЛС противника за определенный промежуток времени. На повторный захват цели ПРГСН требуется несколько секунд. Вероятность срыва атаки ракетами с ПРГСН может быть весьма значительной – до 0,4–0,6. У российского истребителя показатель лучше, поскольку Су-27 выполняет противоракетный маневр более энергично и с применением фигур пилотажа, недоступных для F-15C.

Вероятность упреждающего уничтожения нашего самолета американцем не превысит 0,07–0,09. Су-27 при использовании ракет Р-27Р (РЭ) с ПРГСН, а также Р-27Т (ТЭ) или Р-73 с ТГСН уничтожит противника в первом ударе с вероятностью заметно большей – 0,12–0,16, в частности за счет того, что ракеты с ТГСН, запущенные по данным ОЛС, работающей в пассивном режиме, весьма проблематично обнаружить с достаточным для отражения удара упреждением.

В случае срыва первых атак с обеих сторон начнется ближний воздушный бой, в котором Су-27, как показал опыт, имеет неоспоримое превосходство над F-15C. Прогнозируя его результаты, надо полагать, американский пилот постарается выйти из боя. При этом определенная вероятность его уничтожения будет иметь место. Но даже полученные вероятности по результатам первого удара говорят сами за себя: российский истребитель более чем в полтора раза (в 1,7) эффективнее американца.

Иная картина складывается, когда F-15C действует по наведению в радиолокационном поле, например по данным самолета AWACS. В этом случае он будет выходить непосредственно в точку атаки скрытно, без включения РЛС. Если Су-27 не обеспечивается данными наведения, то есть действует самостоятельно, осуществляя поиск целей с использованием РЛС и ОЛС, противник с большой вероятностью сумеет занять позицию для упреждающего удара. Однако наш истребитель станет применять сложное маневрирование и, вероятно, использовать свою РЛС в непрерывном режиме, стремясь обнаружить атаку.

F-15C выгодно будет занять позицию для залпа ракетами малой дальности с ТГСН – для внезапного и фактически неотразимого удара. Если это состоится, наш истребитель скорее всего будет уничтожен. Но поскольку F-15C не имеет оптикоэлектронных систем, подобных нашей ОЛС, и поэтому должен быть выведен фактически на дальность захвата цели ТГСН ракеты малой дальности «из-под крыла», более вероятно применение AIM-120 с ПРГСН. В этом случае он будет вынужден включить РЛС для автосопровождения цели и ее подсветки для обеспечения наведения ракет.

Российский истребитель сможет принять меры по срыву атаки и начнет маневрирование для допоиска американского истребителя и выхода в атаку по нему или уклонения от боя с уходом из зоны наблюдения противника. Грубые оценки вариантов исхода такого столкновения показывают, что вероятность уничтожения нашего истребителя весьма велика и может составить до 0,4–0,5, тогда как F-15C может погибнуть с вероятностью менее 0,05.

При прямо противоположной ситуации и аналогичной логике развития событий вероятность гибели F-15C будет выше – 0,5–0,65. Это обусловлено тем, что возможностей для вывода нашего истребителя в позицию скрытной атаки заметно больше благодаря ОЛС и ракетам с ТГСН, которые могут быть применены с дальности, недоступной американским AIM-9L/M.

Когда оба истребителя действуют по наведению в радиолокационном поле, каждая из сторон будет стремиться обеспечить своим выгодную позицию для атаки. Американцы, осознавая слабые стороны F-15C, скорее всего ограничатся боем на дальних дистанциях. Наши, принимая вызов, постараются развить успех дуэли в ближнем бою. На дальних дистанциях скажется преимущество наших ракет по энергетике, а также наличие РСД с ПРГСН и ТГСН, что существенно повысит вероятность поражения целей в условиях РЭП.

Таким образом, при поединках пар и звеньев наши Су-27 будут иметь преимущество над американскими F-15С. Однако в боевых действиях с участием больших масс авиации решающую роль станут играть другие факторы: избранная тактика и построение авиасоединений, организация управления и контроля воздушного пространства, взаимодействие.

В целом можно констатировать, что наш истребитель превосходит американский и в возможных вариантах столкновения имеет больше шансов его уничтожить. Это неудивительно, ведь Су-27 создан в начале 80-х, тогда как F-15 – в середине 70-х.

http://cont.ws/post/293796