В мире: «Столица ИГИЛ» станет наградой для курдов за верность США

Освобождение Ракки, запланированное оппозиционными «Демократическими силами Сирии» (СДС), может привести не только к фактическому поражению ИГИЛ, но и к менее благоприятным последствиям. Судя по всему, Вашингтон собирается вбить новый клин между курдами и Дамаском, а заодно взять «столицу ИГИЛ» под занавес президентства Обамы. Параллельное наступление на Ракку сирийских правительственных войск и оппозиционной группировки СДС (SDF в английской транскрипции) со стороны выглядит «гонкой за победой», продолжающейся уже без малого месяц, и участь оккупированного ИГИЛ города как будто бы полностью предопределена. Меж тем ожидать скорейшего освобождения «столицы ИГИЛ» можно едва ли. Несмотря на некоторое ослабление джихадистских боевых частей, вызванное боями в соседнем Ираке, в городе до сих пор находится достаточный гарнизон для того, чтобы освобождение затянулось как минимум до осени.
Трудности, с которыми сталкиваются правительственные войска, продвигаясь вглубь провинции Ракка, подтверждаются последними новостями. Так, по утверждению базирующейся в Великобритании «Сирийской обсерватории по правам человека», в понедельник боевики ИГИЛ предприняли контрнаступление и выбили армию Асада за пределы находящегося в той же провинции города Эс-Саура. При этом в результате этой «стремительной контратаки» погибло 40 сирийских военнослужащих. Это сомнительное заявление тем не менее подтверждается и «с мест» – «медиакомпании», аффилированные с джихадистами, распространяют новости о значительном уроне, нанесенном правительственным войскам и «шиитскому ополчению», наступающим по дороге Итрия – Ракка, и об успешной атаке, совершенной на сирийский военный конвой в районе нефтяного месторождения Ас-Саура.
Дополнительным фактором, снижающим шансы на освобождение Ракки правительственными войсками, является проблема Алеппо, где до сих пор не утихают городские бои. По ряду причин контроль над Алеппо имеет для официального Дамаска больший приоритет, чем малоперспективная осада многотысячного города. И едва ли армейское командование, позабыв о других направлениях, бросит все доступные силы на освобождение «столицы ИГИЛ». С куда большей вероятностью роль «освободителей» достанется СДС, точнее курдскому костяку этой организации – отрядам народной обороны Сирийского Курдистана (YPG).
Представители Сирийского Курдистана давно заявляли о готовности YPG к наступлению на Ракку. Впервые об этом заговорили еще в январе 2015 года – после освобождения занятого ИГИЛ Кобани и относительного укрепления кантонов самого Сирийского Курдистана. Разумеется, речь шла о том, что освобождение Ракки будет осуществляться по сценарию битвы за Кобани, то есть при значительной поддержке американской авиации и лояльных частей Свободной сирийской армии. Однако осенью 2015 года полковник Стив Уоррен, ответственный за операцию «Непоколебимая решимость», заявил, что сомневается в целесообразности участия YPG в боях за Ракку, и предположил, что данную задачу будет осуществлять другая оппозиционная ИГИЛ и силам режима структура – Сирийская арабская коалиция, входящая (наряду с YPG) в состав «зонтичной» организации SDF.
На тот момент Пентагон в лице полковника усомнился в том, что присутствие курдских бойцов будет уместно на территориях, принадлежащих арабскому населению, однако на сегодняшний день позиция США изменилась – в конце апреля, после высадки на «курдском» аэродроме Румейлан, к SDF присоединились американские инструкторы. Вероятнее всего, именно они отвечают за подготовку «демократических сил» к освобождению Ракки, заодно предупреждая любые межэтнические столкновения, – в сети неоднократно попадались фотографии американцев, носящих на униформе шевроны YPG.
В этом контексте слухи о том, что Ракка после своего освобождения может присоединиться к кантональной системе Сирийского Курдистана, звучат достаточно неоднозначно. Очевидно, что после того как основные силы сирийской группировки ИГИЛ будут отброшены, SDF и YPG станут «героями дня» и фактическими проводниками американских интересов, являя собой пример договороспособной оппозиции «режиму Башара Асада».
В то же время переход Ракки под «кантональное самоуправление» станет причиной значительного охлаждения отношений между Сирийским Курдистаном и официальным Дамаском, что неизбежно повлечет за собой самые разнообразные последствия, вплоть до боевых столкновений между YPG и правительственными войсками.
Нельзя исключать того, что ставка на воссоздание «Большого Курдистана» может являться одним из основных пунктов ближневосточной политики США, которая будет «перезапущена» после выборов президента. В этом контексте Сирийскому Курдистану, скорее всего, уготована роль «проводника» предполагаемой сирийской федерализации, крайне выгодной Вашингтону.   
Можно предположить, что неприкосновенность сирийско-иракской границы в ближайшие полгода будет обеспечена США через сотрудничество с полностью зависимой от Штатов «Новой сирийской армией» и отрядами иракских «пешмерга», а Ракка будет освобождена от джихадистов силами SDF к ноябрю 2016-го. В идеале «победа над ИГИЛ» должна стать эффектным завершением политической карьеры Барака Обамы, а последующие годы, скорее всего, ознаменуются попытками федерализации Сирии, причем вне зависимости от того, кто из кандидатов выиграет президентскую гонку в США.
Что же касается российской стороны, у нее все еще имеется возможность повлиять на Сирийский Курдистан и при необходимости стать посредником в переговорах между курдским руководством и Дамаском для нахождения компромисса по поводу принадлежности Ракки. Однако последние заявления США ясно дают понять, что времени на это остается не так много.

Теги: 
Сирия, внешняя политика США, война в Сирии, ИГИЛ, ИГ, Курдистан

Закладки:
Google Bookmarksdel.icio.usMa.gnoliaNews2.ruБобрДобр.ruMemori.ru

http://www.vz.ru/world/2016/6/22/817401.html