Приоткрытая дверь. Что означает решение МОК, и почему радоваться рано

Эйфория, которая охватила широкие слои населения после того, как из Лозанны пришли хорошие новости, объяснима. Перед всей сборной России маячила угроза полного отстранения от участия в Олимпиаде-2016, и это, кстати, был бы не самый жесткий вариант – Всемирное антидопинговое агентство (WADA), как известно, после публикации доклада Ричарда Макларена требовало убрать всех российских спортсменов из всех международных соревнований. Но исполком МОК решил, что тотального «бана» не будет.

Но и новости, если внимательно почитать решение исполкома МОК, на самом деле не очень хорошие. Для начала по той причине, что первый же пункт начинается со слов «Ни один российский спортсмен не поедет на Олимпиаду в Рио, если…» Принцип презумпции виновности, который был провозглашен в отношении россиян, продолжает действовать. Нам все еще надо доказывать, что мы «чистые» – и отдельным пунктом провозглашен лозунг, что отсутствие допинг-проб не является свидетельством чистоты.

Фраза «Мы едем в Рио!» стала едва ли не самой популярной на просторах интернета. В виде заголовков, в виде реплик в соцсетях… Но поедем мы в Рио только после того, как каждый обладатель авиабилета выполнит целый ряд условий. Да и по приезду в Бразилию ни один российский олимпиец не будет чувствовать себя в безопасности – проверять его будут часто и внезапно.

Суть решения МОК не в том, что сборная России едет на Олимпиаду. Международный олимпийский комитет просто снял с себя ответственность и переложил ее на международные федерации, не найдя формальных поводов дисквалифицировать весь Олимпийский комитет России. В решении МОК говорится и то, что надо учесть выводы Макларена, и то, что антидопинговая история каждого спортсмена должна быть тщательно проанализирована – короче, у каждой международной федерации появляется масса возможностей действовать. И нет никаких гарантий, что эти самые международные федерации в своих действиях не последуют примеру легкоатлетической – тем более, что президент IAAF Себастьян Коу уже заявил о готовности помочь в этом вопросе.

В заявлении исполкома МОК вся преамбула посвящена тому, как сложно найти баланс между коллективной ответственностью и индивидуальной. Но в итоге МОК взвешивать ничего не стал, а отправил весы по другим адресам – тем, где располагаются штаб-квартиры международных федераций. «Нам надо будет смотреть в глаза ни в чем не повинным спортсменам, которые пострадают от коллективной ответственности», – заявил президент МОК Томас Бах, который в итоге никому в глаза не будет смотреть вовсе.

Кто может не поехать в Рио?
Представляется, что наибольшие проблемы могут возникнуть у наших тяжелоатлетов и гребцов.
По регламенту Международной федерации тяжелой атлетики (IWF), если три и более атлета из одной страны были дисквалифицированы за допинг в течение года, то представители этой федерации отстраняются от всех международных соревнований на один год.
В 2016 году за допинг были дисквалифицированы четверо россиян – Алексей Ловчев, Алексей Косов, Ольга Зубова и Ольга Афанасьева. Ситуация усугубляется тем, что положительные результаты дали перепроверенные пробы с Игр в Пекине и Лондоне трех наших штангистов – Апти Аухадова (призер Игр-2012), Марины Шаиновой и Надежды Евстюхиной (обе – призеры Игр-2008).
Ожидалось, что Федерацию тяжелой атлетики России дисквалифицируют на конгрессе IWF 24 июня в Тбилиси. Однако в столице Грузии было решено отобрать у России две квоты на Олимпиаду-2016. Также лишились олимпийских квот Белоруссия и Казахстан.
По словам президента ФТАР Сергея Сырцова, международная федерация оставила этот вопрос по российским тяжелоатлетам на усмотрение МОК. Но вчера МОК вновь переадресовал этот вопрос IWF.
Велика вероятность, что могут не поехать на Олимпиаду и наши гребцы. 1 июля Международная федерация гребного спорта (FISA) дисквалифицировала всю российскую четверку в академической гребле.

Обращает на себя внимание и то, что последнее слово при утверждении заявки каждого спортсмена будет принадлежать независимому эксперту – арбитру из состава Спортивного арбитражного суда. Это что же: после того, как атлет пройдет все проверки федерациями, макларенами и прочими кругами WADA, какой-то человек сможет взять и вычеркнуть его из списка, и это решение обжалованию подлежать не будет? Звучит странно, но из заявления исполкома МОК вытекает именно это. Уж не для того ли это сделано, чтобы оставалась возможность ударить по тормозам, если в ближайшие дни взорвется еще какая-нибудь «бомба»?

В любом случае, теперь в вопросе допуска российских спортсменов на Олимпийские игры очень важным становится фактор нашего влияния в международных федерациях. Где-то он велик, где-то не очень, а где-то его нет совсем. Поэтому решения об отстранении россиян от Рио будут. Вопрос в количестве.

И самое главное – от реорганизации антидопинговой системы в России, от тотальной чистки никуда не деться. Уже понятно, что IAAF, чье решение об отстранении от Олимпиады всех российских легкоатлетов, кроме Дарьи Клишиной, кстати, было подтверждено еще раз исполкомом МОК, не примет нас обратно в свои ряды без отставок всех причастных к допинговым махинациям. Наконец, президент ОКР Александр Жуков, с речи которого началось заседание исполкома МОК, пообещал реальные действия. Если их вдруг попробовать заменить имитацией, нас больше не простят.

Так что дверь на Олимпиаду для нас пока все-таки открыта не настежь, а наполовину. И вопрос, с какой стороны будет дуть ветер – то ли чтобы ее распахнуть, то ли чтобы захлопнуть, – окончательно с повестки дня не снят.

sovsport.ru

http://cont.ws/post/327340