Традиционный анклав – как реальная альтернатива ИГИЛ

Как бороться с нетрадиционным «исламом»? Идею победит только идея…

 216_b

Недавно, в своём выступлении на пресс-конференции «Практические меры по ограничению активности ДАИШ в сети Интернет» член Общественной палаты Валерий Коровин сказал: «Если российские мусульмане, особенно молодые, ищут традиционные формы существования в рамках ислама, ориентируются на общину пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует – прим. автора), как некий эталон жизни, то почему бы не создать на территории России некий теократический анклав, в котором жили бы последователи пророка, ищущие чистоту и соблюдающие традиции ислама? Он мог бы расположиться в горной части Чечни. Именно это во многом является вожделенной целью многих молодых мусульман, попадающих в сети “ДАИШ”. Тем более, нынешний глава Чеченской республики Рамзан Кадыров всячески подчеркивает свою приверженность традиционным формам ислама и категорически отвергает и противодействует террористам».

На наших глазах США и их сателлиты душат традиционный ислам, подменяя его ядовитыми суррогатами

Это высказывание немедленно вызвало общественную реакцию, обрело своих сторонников и своих противников. На самом деле Валерий Коровин озвучил очень серьёзную проблему, которая назрела уже довольно давно.

Действительно, в полиэтничном российском обществе сейчас идёт множество противоречивых процессов. На их фоне подобные заявления могут показаться чем-то странным. Но не стоит приуменьшать опасность от таких идеологических паразитов, как ИГИЛ или подобные этой организации опасные экстремистские группировки. Сегодня успех ИГИЛ — это, прежде всего, успех их пропагандистской системы. Те, кто разрабатывал эту систему, хорошо учли все возможные стратегии для каждого региона мира в отдельности.

Миссионеры экстремистов говорят о провальном курсе современной системы мировых элит, предлагая взамен свою собственную систему ценностей. Эта система, конечно, ужасна. Разумеется, база этой системы — насилие и подавление личной свободы. Но такие посылы вполне понятны человеку, который устал от безысходности и отсутствия смыслов в современной системе координат. В идеологической концепции ИГИЛ всё сводится к эффектному, довольно примитивному популизму. И эта система вербовки работает вполне эффективно.

В СКФО ситуация с ваххабитским подпольем была и остаётся напряжённой. Сказывается большое количество социальных проблем в регионе, этническая раздробленность, религиозная обособленность. Северный Кавказ до сих пор ощущает последствия разрушительных войн 1990-х годов. Миссионеры экстремистов учитывают каждую проблему в регионе, сплетая свою ловчую сеть для неофитов на основе внутренних противоречий, которые возникают на фундаменте этих местных проблем.

Например, для консолидации многочисленных исповедующих ислам народов Кавказа используется создание образа общего врага, а именно — русских и России в целом. Регион как бы выкраивают из общего пространства России. Таким образом, миссионеры ИГИЛ распространяют простую и доходчивую мысль – «Кавказ — это территория ислама, временно оккупированная неверными – кяфирами, то есть — русскими, управляемыми из Кремля». Разумеется — это очень примитивный лозунг. Для его усиления используется формирование у неофитов устойчивого осознания того, что быть экстремистом — это якобы удел избранных Богом людей.

Проповедники радикалов перекраивают послание Корана так, как им это выгодно, играют с контекстом. Создается «крутой» образ исламиста – боевика, который фатально переплетается с маниакальным стремлением пасть в бою или при выполнении миссии смертника. В то же самое время, у коренных народов Кавказа присутствует стойкое внутреннее стремление к справедливости, которое так же используется вербовщиками и проповедниками радикалов. Таким людям создают ложные цели и ложные образы врагов, апеллируя именно к справедливости.

Как можно противостоять такой экспансии радикалов на Кавказе? Прежде всего, нам необходимо уяснить, что группировки радикалов не в коем случае нельзя сравнивать с обычными преступными группами. Единственная цель участников организованной преступной группировки — получение прибыли всеми возможными способами, включая и прямое нарушение закона. Рэкет, наркобизнес, заказные убийства — все это не имеет под собой никакого идеологического фундамента, но лишь наживу, как главную цель. Для борьбы с обычными преступниками можно ликвидировать, изолировать от общества большую часть членов преступной группы — и она перестает существовать.

Совершенно другое положение вещей мы видим в сообществе экстремистских банд-формирований. Их члены — это только восполняемое содержание. Эти сообщества имеют весьма прочную идеологическую базу. Можно арестовывать, осуждать и сажать членов этих групп раз за разом — форма снова будет наполняться новыми неофитами. Более того, экстремист создаёт опасность, даже находясь в заключении, так как и там он разворачивает работу по вербовке неофитов. Так формируются «тюремные джамааты», которые, после выхода их членов на свободу, пополняют ряды экстремистских группировок. Единственный способ противостоять идеологической системе — это создание собственной прочной и жизнеспособной идеологической базы. И вот здесь, в случае с Кавказом, уже не требуется изобретать чего-то нового.

Кавказ — многосоставный регион, со своими неповторимыми традициями, со своим множеством культур. Ислам укоренился на Северном Кавказе в виде древнейшей традиции суфийских тарикатов. Исламские учёные-суфии с Кавказа славились во всём исламском мире, к этим шейхам приезжали для обучения мюриды из самых удалённых регионов. В старых мечетях горных поселений Чечни и Дагестана до сих пор хранятся уникальные рукописные трактаты по исламскому праву, богословию, вероубеждению.

По своей сути, уклад жизни многих изолированных районов не изменялся столетиями. В большинстве сельских медресе обучаются практически все дети поселка, осваивают там основы религии и начала арабского языка. Всё это — именно тот традиционный пророческий ислам, традиция, которая по множеству линий преемственности в тарикатах передавалась от учителя к ученику столетиями и в своём практически изначальном виде дошла до наших дней.

Когда на Кавказ началась экспансия агрессивного салафизма, ваххабиты объявили суфиям настоящую войну. Результатам этой войны стали вероломные убийства многих известных шейхов. Самым громким из них, пожалуй, стало убийство выдающегося богослова и проповедника Саида афанди Чиркейскоговместе с группой его учеников.

Уничтожая кавказских религиозных лидеров — суфиев, экстремисты действовали явно по спланированному сценарию. Те, кто курировал этот процесс, а именно — специалисты западных спецслужб, прекрасно понимают, что для полного контроля над регионом нужно, прежде всего, разрушить культурный и религиозный фундамент, который и создаёт на Северном Кавказе идеологическое пространство. Этот процесс ваххабизации региона был частично остановлен ценой большой крови, больших человеческих жертв. Но и сейчас ваххабитское подполье представляет для региона огромную опасность. И противостоять радикалам, которые стараются оправдывать насилие с помощью своей собственной версии религиозного заблуждения, можно только укрепляя традиционную суфийскую традицию в СКФО.

Именно это и имелось в виду, когда представитель Общественной палаты РФ Валерий Коровин говорил о «теократическом анклаве». Фактически, как уже говорилось выше, любой отдалённый горный посёлок Чечни или Дагестана сам по себе является подобным «теократическим анклавом». Именно такие островки традиционной культуры и являются главной мишенью для экстремистов. И укрепление таких анклавов — первейшая задача в России для успешной борьбы против экстремистов исламистов.

Но нам необходимо смотреть на проблему шире. Вопрос в том, что, насаждая псевдо-ислам, или, как его ещё называют – политический ислам, исламизм – США и их союзники разрушают традицию в любом исконно мусульманском регионе, где бы они не появились. В результате – люди боятся приходить в мечети.

Почему бы не создать на территории РФ теократический анклав, в котором жили бы последователи пророка, ищущие чистоту и соблюдающие традиции ислама?

В странах Ближнего Востока, переживших различные «цветные революции», любой исламский учёный, проповедник может быть взорван, застрелен, зарезан или даже разорван на части фанатиками радикалов прямо в мечети. Мы видим, как на наших глазах США и их сателлиты душат традиционный ислам, подменяя его ядовитыми суррогатами. Так почему бы России в столь трудное время не стать последним оплотом истинной исламской традиции?

Кавказ вполне подходит в качестве такого форпоста традиционного ислама, который смог бы принять у себя известнейших исламских учёных, жизни которых угрожает прямая опасность в результате деятельности у них в странах «проводников демократии» в виде американских спецслужб. В таком случае опыт Кавказа сможет показать миру, что именно Россия противостоит терроризму и радикализму на всех возможных уровнях. А наличие на Северном Кавказе теократического анклава создаст пример мирного существования мусульман в рамках подлинной традиции, став центром притяжения и реальной альтернативой тому порядку, который кровью и насилием насаждается американской сетью ИГИЛ по всему исламскому миру.

Танай Чолханов, независимый эксперт, религиозный и общественный деятель