Политика: Почему Новая Зеландия запоздала с мирными предложениями по Алеппо

Новозеландский проект резолюции Совбеза ООН по Алеппо не устраивает Россию, сообщил наш постпред при ООН Виталий Чуркин. Чуть более недели назад Москва считала этот проект поддержания прекращения огня заслуживающим внимания, в отличие от аналогичных предложений европейцев. Чем вызвано такое изменение в позиции наших дипломатов? Проект резолюции по Сирии, который был ранее предложен Новой Зеландией, не вполне соответствует подходам России, заявил российский постпред при ООН Виталий Чуркин, который председательствует в Совете Безопасности ООН в этом месяце.
Накануне вечером СБ ООН провел неформальные консультации по проекту резолюции, распространенному Новой Зеландией на прошлой неделе. Заметим, что тогда, в середине октября, Россия сочла интересным этот проект.
Предложенный новозеландцами проект резолюции Совбеза предусматривает вывод боевиков из восточного Алеппо в соответствии с инициативой спецпосланника генсека ООН по Сирии Стаффана де Мистуры, а также требует от участников боевых действий «немедленно и полностью прекратить все нападения, которые могут привести к гибели или ранениям людей либо нанести ущерб гражданским объектам». Как подчеркивается в тексте, в особенности это касается авиаударов по Алеппо.
Напомним, что 8 октября Россия заблокировала в Совбезе подготовленный Францией и Испанией проект резолюции по введению режима прекращения огня в Алеппо. В МИДе пояснили, что франко-испанский проект препятствует внутрисирийскому диалогу и возлагает всю ответственность за дестабилизацию ситуации в Сирии только лишь на «режим Башара Асада». Также МИД пояснил, что Москва хочет предотвратить в Сирии сценарий Ливии и Ирака.
А на следующий день в СБ ООН был отвергнут уже российский проект резолюции по перемирию в Алеппо и поддержке плана де Мистуры по выводу боевиков из восточного Алеппо.
На деле же ситуация в Алеппо по-прежнему далека от режима «постепенного вывода боевиков по предписанным им коридорам».

Как сообщает ТАСС, во вторник бойцы сирийской правительственной армии отразили контратаки бандформирований на юго-западной окраине Алеппо и продолжают «зачистку» восточных районов города. Вертолеты сбрасывают над позициями боевиков листовки, призывая членов бандформирований «сдаваться, пока не поздно». Они сопровождаются фото убитых боевиков, под которыми стоит подпись: «Вот что вас ждет. Не теряйте своего последнего шанса!».
Между тем командир исламистской коалиции «Джейш аль-Фатх» Абу Удай аль-Аллюш заявил агентству «Касьюн», что его формирования завершили подготовку к новому прорыву в осажденные правительственной армией восточные районы города. По его словам, «приближается час начала операции».
По данным ТАСС, на подступах к Алеппо сосредоточено более 1,2 тыс. боевиков. На вооружении у них имеются танки, бронемашины и пикапы с крупнокалиберными пулеметами. Как правило, вторжения банд террористов начинаются с атак подрывников-смертников.
«С нашей точки зрения это неактуально»
Новозеландский проект резолюции Совбеза предусматривал план, предлагаемый спецпредставителем по Сирии де Мистурой по выводу боевиков и населения из восточного Алеппо. Такая возможность была предоставлена Минобороны России, напомнил в комментарии газете ВЗГЛЯД начальник отдела исследований ближневосточных конфликтов и вооруженных сил региона Института инновационного развития Антон Мардасов. В Минобороны сообщили, что ВКС России и ВВС Сирии не летают над Алеппо уже неделю.
«По сути, Россия дала возможность выйти тем, кто хотел выйти, и сейчас, с нашей точки зрения, это неактуально, поэтому и блокируется», – отмечает Антон Мардасов.
Добавим, что замминистра иностранных дел России Михаил Богданов заявил: пока нет необходимости в продлении гуманитарных пауз.
Вывод боевиков из восточного Алеппо невозможен по многим причинам, указал Мардасов. «Боевики обстреливали все гуманитарные коридоры не только для того, чтобы оттуда никто не выходил, а чтобы показать свое презрение», – отметил эксперт. Он напомнил, что и суннитское население города «не горит желанием выходить». И та оппозиция, которая в их лице предстает защитниками этого города, не может сдать город, иначе их объявят предателями. Кроме того, они перестанут получать оружие, деньги от внешних спонсоров.
Россия, с одной стороны, хочет наступать на восточный Алеппо, демонстрирует решительность, с другой стороны, наши ВКС уже в течение семи суток не летают.
Между тем «космические средства разведки, которые есть над Алеппо, агентурная работа, которая проводится и нами, и сирийцами, иранцами, уж должны знать, что планируется в ближайшее время деблокада восточного Алеппо», – указал собеседник. Он рассказал, что все соцсети «обвешаны» фотографиями, роликами тех или иных отрядов, также готовятся смертники. Деблокирование города предполагается не с юга и юго-запада, как первоначально предполагалось, а по полукругу.
«Все это не бомбится в течение семи суток, паузы продлеваются, – заметил Мардасов. – Мы, с одной стороны, под давлением Запада демонстрируем гуманитарные усилия, с другой стороны, если мы ведем войну на поражение радикальной оппозиции, как того хотят Дамаск и Иран, то политика должна все-таки согласовываться с тем, что происходит на земле», – подчеркнул эксперт.
«В односторонних обязательствах нет смысла»
С Мардасовым согласился и доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш. 
«Если гуманитарная пауза привела к тому, что трое российских военнослужащих, которые обеспечивали коридор безопасности, были ранены под прицельным огнем, и что, по сути, боевики попытались использовать паузу для своего перевооружения, то логичнее считать, что те, кто хотел выйти и считался умеренной оппозицией, вышли, а те, кто остались, являются по определению террористами», – отметил эксперт в беседе с газетой ВЗГЛЯД.
Следование новозеландскому проекту резолюции означало бы для нашей страны принятие на себя односторонних обязательств, которые бы ограничивали ее, но не ограничивали других. Однако «Россия в них не видит смысла, и это на самом деле не имеет особого смысла», – подчеркнул собеседник.
Сообщения о намерениях боевиков по деблокаде Алеппо – это «еще один резон, чтобы не брать обязательств по продлению гуманитарной паузы и воздержанию от огня», – резюмировал эксперт.

Теги: 
ООН, внешняя политика России, Сирия, Совбез ООН, Виталий Чуркин, война в Сирии, СБ ООН, Алеппо

http://www.vz.ru/politics/2016/10/25/839986.html