Трамп, Радев и Додон — глашатаи нового мира?

Победу на выборах Трампа, Додона и Радева что-то объединяет. Но это не «хитрый план Путина», как пугают читателя либеральные журналисты. Это и не симптом деградации одураченного популистами массового избирателя, как может утешать себя интеллектуал, поставивший на Клинтон. Это — что-то более масштабное и серьезное. Это — предчувствие глобальных перемен.


США далеки от Молдовы и Болгарии. Далеки географически и цивилизационно. Тем не менее, результаты выборов в США, Молдове и Болгарии произвели схожий эффект. Удивление. Недоумение. Можно найти некоторые общие моменты:

image02

Радев и Цачева. Источник: na-stenata.com

Во-первых, Трамп, Додон и Рацев  во многом похожи. Их мало кто считал фаворитами выборной гонки. Да и программы их во многом схожи.

image00

Додон и Санду. Источник: politmoldova.com

Во-вторых, соперники, а, точнее, соперницы их тоже чем-то похожи. И Клинтон, и Майу Санду , и Цецку Цачеву называли наиболее вероятными победителями. Но они проиграли.

image01

Трамп и Клинтон. Источник: gdb.voanews.com

Почему болгарский, молдавский и американский избиратель сделали такой выбор?

Для объяснения поведения избирателя можно использовать два радикальных подхода. При первом,  этологическом поведение человека объясняют иррациональными мотивами, доставшимися нам  в наследство от приматов. Второй подход, условно его можно назвать экономическим, исходит из того, что человек рационален и при выборе оценивает свою выгоду.

Наелись феминизма?

Одной из наук, изучающих вопросы отношения полов, является этология человека. Эта наука изучает те модели поведения, которые мы, точнее, наши предки использовали еще во времена каменного века.

Этологическая модель человека довольно проста: человек, как и любая биологическая единица, стремится к двум целям: размножение и доминирование. Поскольку природа дала мужчинам больше возможностей как для размножения, так и для доминирования. Конкурируя с друг другом мужчины соперничают и образуют иерархическую пирамиду. Во главе пирамиды стоят особи альфа, в подножии- омеги.

Естественно, что такая упрощенная модель поведения человека,  как и многие простые идеи, была вульгаризирована. Трудно найти неуверенного в себе старшекласснику, которому реклама не внушала бы, что девушки его игнорируют, потому что он- не альфа, а вот если он пройдет курсы типа «Спарты», то вмиг из омег станет альфа-самцом со всеми вытекающими последствиями.

Тех, кто ждет  отдачи от таких курсов, придется разочаровать — по мнению некторых этологов, на ранг в иерархии влияют наследуемые качества человека. К ним относят собственно ранговый потенциал и уровень примативности. Примативность, по определению этологов, это способность человека добиваться своих желаний.

Борьба за место в иерархии не совсем выгодна для сообщества, поэтому в развитых обществах появляются запреты на явную ранговую борьбу. Борьба за место под солнцем идет в непрямой форме: человек добивается высокого положения не раскалывая черепа соплеменников увесистой дубиной, а торгуя акциями или делая карьеру военного, государственного служащего или эстрадного певца.

Бывает и так, что общество становится чересчур феминным и тогда даже законными методами сложно или почти невозможно пробиться наверх. Например, в обществе может создаться система позитивной дискриминации, когда представителям тех или иных слабозащищенных слоев населения или меньшинств дают «зеленую улицу». А, поскольку ресурсов на всех не хватает, тем, кто не относится к меньшинствам, но обладает высоким ранговым потенциалом, остается не такой уж широкий выбор действий:

  • Смириться со своим низким положением в иерархии и периодически топить амбиции в алкоголе.
  • Проявлять внезапные вспышки агрессии вроде стрельбы  в школах
  • Голосовать за таких кандидатов, как Трамп, которые ярко демонстрируют свою высокоранговость и высокую примативность. Обвинения Трампа в сексуальны х домогательствах, с этой стороны, сыграли на него, а не против него.

Конечно, биологическое объяснение было бы серьезным упрощением. Ведь и среди избирателей Трампа, и среди тех, кто поддержал балканских социалистов- не только мужчины. Но, по результатам этих выборов уже можно прогнозировать, что волна феминизма  и борьбы за права меньшинств пойдет на спад.

Разочаровались в глобализме?

Победе Трампа и балканских евроскептиков можно найти и вполне рациональное объяснение. Люди разочаровались в идеалах глобализма. Капитализму уже стало тесно в границах национальных государств, пришла пора глобального капитализма, эпоха транснациональных корпораций.

В проигрыше оказался средний класс- то есть те слои общества, которые, подобно атлантам и поддерживают работу всего государственного механизма. Из-за глобализации проиграли американские рабочии- ведь ТНК выгоднее отдавать производственные заказы  в южные страны с более дешевой рабсилой. От глобализма проигрывают молдавские и болгарские аграрии –ведь на рынке ЕС их продукция проигрывает итальянской и французской. Мешают и «двойные стандарты» Евросоюза:  Молдове аграрии получали субсидии в размере  20 евро/га, в Болгарии- 150 евро/га,  при том что Франция давала своим фермерам субсидии 350 €/га – во Франции, а Голландия- и все 400 евро/га [1].

Антиглобалистские сюрпризы не ограничиваются только Брекситом, вполне вероятно, что на французских и немецких выборах победят как раз евроскептики. А без Франции и Германии- этих двух «крыльев» ЕС, общеевропейский самолет лететь не сможет.

Соскучились по политике?

Современный капитализм- это не только  диктатура частной собственности, но и смерть политики. Партии и отдельные политики  постепенно утратили свою самостоятельность став марионетками крупных корпораций. Вместо политической борьбы и реальной альтернативы избирателю предлагали сделать выбор между, условно говоря, выдвиженцем Кока-Колы и назначенцем Пепси-колы. Неважно кто победит, но все равно в городе избирателя вместо «устаревшего»  металлургического завода построят линию по разливу сладкой шипучки.

Поэтому неудивительно, что, несмотря на поток политических новостей и легионы политических проповедников, вещающих с телеэкрана о спасении через рынок и демократию, избиратель все меньше верил в политику. Все чаще выборы срывались из-за низкой явки. Болгарский политолог Крастев предрекал даже «революцию пустых бюллетеней»:

«Когда избиратели проголосовали, оказалось, что число действительных бюллетеней не достигло 25 процентов. При этом партия правого крыла набрала 13 процентов, центристская – 9, а левая партия – 2,5 процента. Было совсем немного испорченных бюллетеней и только горстка воздержавшихся. Все остальные бюллетени, составляющие более 70 процентов от всех голосовавших, были пустыми. Истеблишмент, в данном случае правительство, и оппозиция были встревожены и смущены. Почему граждане оставили бюллетени незаполненными? Что они хотели этим сказать? Как голосующие пустыми бюллетенями смогли самоорганизоваться? Почему они не остались дома, если не было никого, за кого они хотели бы проголосовать? Почему они не проголосовали за оппозицию, если ненавидели правительство? Почему они не собрались перед парламентом и не взяли штурмом почтовое отделение, если настолько презирали систему?

Энергичные попытки правительства найти лидеров тайной сети голосующих пустыми бюллетенями закончились разочарованием и отчаянием. Оказалось, что у избирателей с пустыми бюллетенями не было идеологов или организаторов. Их акция не планировалась и не готовилась заранее.

О ней даже не сообщалось в «Твиттере». Расследование, проведенное тайной полицией, подтвердило, что до голосования идея пустых бюллетеней публично даже не обсуждалась, не было записано ни одного телефонного или скайп-разговора, в которых поднималась бы эта идея. Единственное рациональное объяснение состояло в том, что либо этот протест был организован некой внешней законспирированной сетью, либо большинство людей в одно и то же время – и независимо друг от друга – пришло к идее сдать незаполненные бюллетени. В итоге правительству не с кем было торговаться, некого арестовывать, некого даже шантажировать или кооптировать в свой состав. Короче говоря, фрустрация правительства отражала фрустрацию граждан. После недельной тревоги выборы были проведены снова. Но, вот поди ж ты, и на этот раз 83 процента оставило пустые бюллетени» [2].

Революции пустых бланков не случилось и вряд ли она случится теперь. Ведь то самое большинство, о котором в последнее время забывали в угоду защиты разного рода меньшинств, проголосовало за тех, кого рафинированные эксперты от политологии именуют «популистами». Популист — не такое уж обидное слово. Популист — это тот, кто иногда служит голосом онемевшего от рыночных экспериментов народа. Популист забывает о приличиях и политкорректности называя вещи своими именами. Популист — это тот, кто  знает, чего хочет большинство.

Большинство ждет Идею

Чего же хочет это пугающее и могущественное большинство? Для ответа на этот вопрос надо подняться над гендерными, классовыми и другими ограничениями. Надо взглянуть на ситуацию с глобальной точки зрения.

Вплоть до распада СССР в мире было, как минимум, две главные идеи: с одной стороны советская модель, основанная на социалистических ценностях и коллективизме,  а с другой стороны — либеральная идея рыночного благоденствия и примата частной собственности.

После развала СССР либерализм остался в гордом одиночестве и стало казаться, что нет ему альтернативы, что рынок и либеральные ценности — это единственный путь развития человечества.

Однако путь привел в тупик. Неравенство нарастает. Европа захлебывается от притока мигрантов. Рабочие утратили уверенность в завтрашнем дне и ждут, когда уже их окончательно заменят роботы. Все больше людей понимают, что жизнь ради потребления — утонченная форма рабства.

Пока еще смутно, но уже вырисовывается потребность в альтернативном пути развития. Каким же он будет?

Квадрат Бадью

Алена Бадью, как и многих представителей интеллигенции, победа Трампа обескуражила. Вначале цитирует строки Расина о «ужасе глубокой ночи», потом  пугает читателя «демократическим фашизмом». Но Бадью- философ,  а философия – удел людей мужественных, так что он мужественно констатирует  крах либеральной идеи.

Взамен либеральной идеи Бадью не предлагает новый идеологический проект,но он указывает четыре признаки альтернативной идеи, намечает границы квадрата, в который должна быть вписана новая глобальная идея:

  1. Коллективизм в противовес порождающей неравенство частной собственности.
  2. Отказ от деления на «благородные» (креаклы?) и «грубые» рабочие профессии.
  3. Отказ от размежевания по национальным, расовым и другим признакам.
  4. Свободные объединения граждан против необходимости государства[3].

В словах  французского философа мало нового и много отдающего анархо-коммунизмом, но такое стремление к поиску альтернативы — уже хороший знак. Возможно, для заблудившегося в идейном поиске Запада сейчас, как никогда ранее нужен путеводный «свет с Востока».

Пламен Кублаханов

Источники:

  1. Хроника пикирующего аиста http://www.ritmeurasia.org/news—2016-09-22—hronika-pikirujuschego-aista-25833
  2. Иван Крастев, «Управление недоверием»/
  1. Ален Бадью, «Размышления о последних выборах» http://gefter.ru/archive/20015

Обнаружили ошибку? Выделите её и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда

Теги: Болгария, глобализм, либерализм, Молдова, общество потребления, Президентские выборы в США

Let’s block ads! (Why?)

http://4esnok.by/analitika/tramp-radev-i-dodon-glashatai-novogo-mira/