Афганистан: Исламисты-националисты против халифатчиков

В джихаде между ИГИЛ и “Талибаном” нет ничего обнадёживащего – это война исламистов с исламистами

Средства массовой информации и особенно интернет в последние дни пребывают в странном радостном возбуждении: в Афганистане одна запрещённая в России террористическая организация – “Исламское государство” (ИГИЛ) – объявила джихад другой запрещённой в России террористической организации – движению “Талибан”.

Подрались жаба с гадюкой?

Комментарии исполнены некоего мстительного удовлетворения: подрались жаба со змеёю, волки вцепились в горло друг другу и тому подобное. При этом источники для подобных выводов, мягко говоря, мелковаты: некое радио “Машаль” со ссылкой на начальника управления полиции провинции Гельменд, который будто бы располагает соответствующими документами.

При этом мало кто обращает внимание на два важных обстоятельства. Первое – о каком, собственно, джихаде идёт речь? Ислам выделяет по меньшей мере шесть видов джихада. О каком в данном случае идёт речь – этого случайно нет в документах начальника провинциальной полиции? Понятие “джихад” означает вообще усилие или усердие практически в любом деле. Коран дополнил это положением, что это прежде всего усердие в утверждении и защите ислама, причём опять-так в любой форме – от джихада против своих пороков до джихада изучением различных наук. Но в случае опасности исламу джихад, что естественно, принимает и вооружённую форму – так называемый “джихад руки”. Может быть, талибы призвали своих оппонентов науки изучать? В конце концов начиналось это движение именно с учеников мусульманских школ – медресе…

Второе обстоятельство, о котором как-то никто не задумался – а какое, собственно, по счёту это объявление джихада между “Талибаном” и ИГИЛ в Афганистане? “Что, опять?” – скептически отозвался на вопрос Царьграда по этому поводу один из ведущих в России специалистов по региону Центральной Азии, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. Оговорившись, что он не эксперт именно по Афганистану, но следит за тенденциями в этой стране в силу их влияния на положение “нашей” Средней Азии, эксперт пояснил: “На самом деле это не первый раз уже. Только в 2016 году я помню два таких события – аналогичных таких объявления. Но не исключаю, что их было и больше, что-то, вполне возможно, прошло мимо”. “Это не новость”, – подвёл он черту.

Война идёт давно… за кормовую базу

Не новость это прежде всего потому, что война между талибами и “халифатчиками” в Афганистане идёт давно. И далеко не за идеалы ислама. Основная активность ИГ именно как группировки фиксируется в южных и юго-восточных провинциях страны – Гильменд, Кандагар, Забуль и так далее. Они же – самые главные, по меткому выражению Андрей Грозина, “наркокузницы” страны. “Именно там, – свидетельствует специалист, – ИГИЛовцы и пытались весь прошлый, весь позапрошлый год взять под контроль посевы опийного мака. В позапрошлом году относительно успешно, в прошлом уже не слишком успешно. И вот на этой почве у них с талибами основные противоречия. Борьба идёт не за идеологию, не за национальные какие-то вещи, а просто за кормовую базу”.

То есть халифатчики там не собираются как-то сжигать опийные посевы ради святых каких-то там идеалов?

Разумеется, нет, уверены информированные специалисты. Этим когда-то пиарился “Талибан” – и сегодня многие вспоминают, что при его контроле над Афганистаном таких объёмов наркотрафика, как сегодня, не было. Но на деле это был именно пиар. Потому что, если заглядывать в самую суть, других источников доходов в этой стране всё равно что нет. Это Советский Союз строил здесь когда-то фабрики и заводы, проводил газопроводы, разведывал месторождения. Которых, кстати, весьма немало: самое большое в Евразии медное месторождение Айнак, одно из крупнейших в Азии железорудное месторождение Хаджигек, самые большие в мире разведанные запасы бериллия, огромное количество лития, лазурита, редких драгоценных камней.Но проблема в общей лоскутной структуре Афганистана, где центральная власть традиционно значила очень мало, а основным влиянием на местах пользовались вожди и князьки отдельных долин и населяющих их племён. По сути, основное содержание “нашей” афганской войны было именно в том, что Советский Союз “вписался” за центральное правительство против местных лидеров, мгновенно превратившихся в полевых командиров. Победить их всех, встающих друг за другом, как зубья дракона, было невозможно по определению.

Но это обстоятельство мешало не только побеждать, но и развивать Афганистан. Любому решившемуся что-то вложить или построить, надо было соотноситься не только с разрешением центрального правительства, но и с желаниями местных князьков подняться на приходящем в их земли производстве. И с опасностью со стороны князьков соседних, которым подняться тоже хочется, а потому они налетают и берут. Или разрушают, если не дают. Вот потому потенциально богатый Афганистан не добывает практически ничего существенного, а народ живёт в условиях натурального хозяйства – практически того же, что тысячу лет назад. И в этих условиях посевы наркосодержащих растений объективно становятся самым эффективной экономической операцией, от которой хорошие прибыли имеют все стадии производства – крестьяне, работающие на своём участке, как было всегда, местные князьки, ими управляющие, официальные власти, с них своё получающие – и далее дельцы по всей цепочке наркотрафика… Вот и дерутся за контроль над всем этим талибы с ИГИЛом…

Одного поля ягоды из разных идеологий

“То, что на самом деле это силы конкурирующие, было изначально понятно, – говорит Андрей Грозин. – Ещё когда отмечались первые признаки появления ДАИШ в Афганистане, тогда уже эксперты-афганисты говорили, что по объективным причинам пуштунское движение “Талибан” войдёт в противоречие с этими исламистскими “интернационалистами”, которые выступают за некий всемирный халифат”.

Почему “интернационалисты”? А потому, разъясняют специалисты, что ДАИШ (арабское название ИГИЛ) исходит из идеологии так называемого Халифата. Она предполагает возвращение к дурно понятым идеалам исламского правления времён праведных халифов, к некой мусульманской унии, в которой национальные различия между приверженцами Пророка (с.а.с.) стираются под приоритетом принадлежности к мусульманской общности. Что касается конкретно Афганистана, впрочем, как и российской Средней Азии – то здесь ИГИЛ объявил своей программой создание вилайята Хорасан. В нём должны быть объединены разные территории нынешних государств – частично российские, частично китайские, частично иранские и так далее- без деления на национальные границы.

А преимущественно национально-пуштунское движение “Талибан” исходит из прямо противоположной цели: оно борется за контроль пуштунов – на самом деле за свой – над Афганистаном. Да, лозунги, идеология тоже сугубо исламистские. Но просто потому, считают специалисты, что необходимо как-то мобилизовать силы за собою. А идеология фундаментального исламизма – да, это сегодня тренд в мусульманском мире, глупо это было бы отрицать. Реакционный тренд? – да, так он и есть – реакция на осовременивание ислама, на тенденцию врастания его в современную цивилизацию. И началась эта реконкиста фундаментализма с исламской революции 1978 года в шиитском Иране – хоть сегодня основные исламистские течения возглавляются суннитами…

Словом, исламисты-националисты против исламистов-интернационалистов – так, чуточку утрированно, можно было бы определить содержимое нынешнего джихада в Афганистане…”На самом деле большая часть людей, которые объявляют себя последователями ИГ в Афганистане, это люди, которые в основном сами афганцы, – подтверждает эту мысль Андрей Грозин. – Это самые разные группы – это и люди, которые много лет под разными знамёнами воюют, и часть бывших талибов, которые оттуда сюда переместились, и местные лидеры ополчений. Просто в период, когда исламское государство было на коне, когда оно, казалось, находится в полушаге от взятия Дамаска, очень многие в Афганистане повелись на его деньги и на его имидж. Кто только ни присягал ИГ, начиная от исламского движения Узбекистана и заканчивая частью структуры “Талибана””.

Но сегодня позиции ИГИЛ в Афганистане заметно ослабли, замечают наблюдатели. “Халифатчики” теряли подконтрольными им территории на протяжении всего 2016 года, причём в первую очередь под ударами талибов, а не под давлением войск официального Кабула. Активность ИГ в Афганистане уже не настолько масштабна, не настолько пугающа, как это было в 2015 году, – отмечает Грозин. – Пуштуны и талибы все-таки сильнее и на севере, и, в общем-то, в остальных регионах”.

“Я думаю, что талибы и в оставшихся нескольких уездах в следующем году вытеснят исламское государство, – подводит итог эксперт. Но оговаривается, – Если, конечно, не будет какого-то серьёзного внешнего влияния. Если, допустим, на территорию Афганистана не побегут массово исламисты из Сирии и из Ирака”…

Цыганов Александр

Источник