Кустурица: Мы живем в эпоху пост-правды

Эксклюзивное интервью с известным сербским режиссером Эмиром Кустурицей

В студии Царьграда побывал известнейший сербский режиссер Эмир Кустурица – православный патриот, который до сих пор с гордостью именует себя югославом и сам основал целую деревню. Он рассказал не только о политике, но и о проблеме авторского кино в будущем и эпохе “постправды”, в которой мы оказались сегодня.

Маленькая Россия в Европе

Любовь и интерес России к Сербии велика – более того, это взаимные чувства со стороны Сербии. “Это всегда было, – подчеркнул Кустурица, – Я думаю, что языки – сербский, русский – они близкие языки. Это история, которая близкая. Они нас зовут “маленькая Россия” в Европе”.

Сербию и Россию связывает очень многое, подчеркнул режиссер.

“Я думаю, что русская культура, русские писатели, русская драма – все, что у вас, это для нас европейское искусство. Больше, чем искусство Западной Европы. Потому что я думаю, начало экзистенциальной драмы – это Чехов”, – сказал он, добавив, что романы Толстого и Достоевского для него – “символ европейской христианской  культуры”.

“То, что всегда было проблемой в истории России – что она хотела быть в Европе, а не надо быть больше в Европе… Я думаю, это самая проблема в Сербии. Всегда, когда в Сербии были огромные романы, они были в сербской традиции. И были европейские романы людей, которые хотели быть Европой без сербской национальности. Они никогда не были важными в нашей стране”, – отметил режиссер.

Россия. Москва. 21 декабря 2016. Актриса Моника Беллуччи, режиссер Эмир Кустурица и актриса Слобода Мичалович (слева направо) на премьере фильма Э.Кустурицы “По млечному пути” в кинотеатре “5 звезд на Павелецкой”. Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Политика Сербии – нейтральная

Сейчас многие отмечают, что воздействие Европы и США на Сербию становится все больше и больше, особенно в сфере СМИ. Пытаются расколоть дружбу России и Сербии. И молодые люди все меньше думают о трагедии Югославии, все больше становятся американцами.

Впрочем, по мнению Кустурицы, политика, проводимая сейчас в Сербии, достаточно нейтральная. Сотрудничество в военной сфере (военные корабли), инвестирование – все это вкупе с нейтральной политикой хорошо скажется на отношениях.

Сам Кустурица признался, что не хочет иметь отношения к политике. “Я не хочу быть политиком. То, где работаю – это моя деревня. Это город Андрич – город, который я построил”.

Режиссеру действительно есть чем заняться: он продолжает снимать фильмы, в свободное время занимается своей деревней. В частности, борется против фирмы, которая хочет добывать никель в жилых окрестностях – а это опасно для здоровья людей (речь идет о нацпарке Мокра Гора).

Кроме того, рассказал Кустурица, он занимается построением системы коммунализма, которая уже действует в Андричграде. Он уточнил, что в хозяйственном смысле это коммуна (община), в которой проводятся и культурные мероприятия.

“У нас (проходят) четыре фестиваля, у нас очень высокий уровень охраны природы. И все это, я думаю, что надо делать в цивилизации сейчас. Потому что люди очень часто мешают технологию и цивилизацию”, – рассказал режиссер. По его словам, это не просто огромная работа – это и политика.

“Я думаю, что вода, медведь, хороший фильм, хорошая музыка всегда играют огромную роль в моей деревне. И это коммуналистическая политика”.

Эпоха авторов сменилась эпохой проектов

Кустурица изложил и свои взгляды о современной режиссуры. По его оценке, картина складывается невеселая – сейчас много молодых талантливых людей, но сегодня “не эпоха авторов – это эпоха проектов”.

“Это проекты, когда у нас очень хороший режиссер делает один фильм, второй… А третий фильм уже не хороший. Потому что это не эпоха авторов”, – сказал Кустурица.

Сам режиссер рассказал, что никогда не мечтал о красной дорожке – мечта была снимать, чтобы не стыдно потом было. Секрет любого автора в скромности.

“Внутри быть скромным. То, что ты говоришь – это не так важно”, – пояснил он.

В одном и том же человеке совмещаются двое: один, который хочет, а другой, который очень реалистичен, считает Кустурица. А в итоге может получиться результат, который самого тебя и удивит.

Так произошло с последним фильмом Кустурица “По млечному пути”, где режиссер освоил новые методики и наконец сам участвовал как актер – в главной роли.

Его партнер по фильму – героиня Моники Белуччи. “Я могу сказать, что она (Белуччи – прим.ред.) была очень хороша, она всегда играла как я ей говорил… Я думаю, что она сыграла самую лучшую роль в жизни”.

Реакция на фильм, продолжает Кустурица, была эмоциональной. Впрочем, он и планировал вызвать реакцию у зрителя. Фильм состоит из трех частей. “Из этих трех историц я сделал мой мир, мой, как я видел войну, которая была. Универсальная война, и которая была в Герцеговине, в последней войне в Боснии”.

Функцией искусства будет терапия

Кустурица рассказал, что когда он был студентом, авторские фильмы давали молодежи ориентиры. “Когда мы видели фильм Антониони, фильм Феллини, потом целый год мы думали, как делать наши фильмы, которые будут впечатлением от того, что мы видели”, – отметил серб.

Сейчас, по его словам, этого уже нет – выпускают “страшное количество фильмов”. По его мнению, экспрессию лучше всего выплескивают на телевидении – но нет авторов, которые оказывают эстетическое впечатление на других режиссеров, на молодые поколения.

“Хорошие фильмы существуют. Но это не закон, потому что ориентация не существует. Как я сказал, это проекты. Это не авторский проект, это проект, который существует во многих людях. Нет самых личных впечатлений”.

“Нет новых стилей. Сейчас это вопрос авторов. Сейчас в фильме сто стилей! Когда я учился в школе в Праге, было два. Была архитектура фильма, было качество. Сейчас это не надо. Человек, человек, ходит, сидит, человек, человек, сидит, ходит… Фильм был всегда – огромное качество. Сейчас это нарративная структура, в которой не надо создавать стиль”.

“Надо делать терапию. Я думаю, что функция искусства будет терапия”.

При Трампе не будет войны

Кустурица прокомментировал и процессы, происходящие в Европе. Великобритания уже осуществила Brexit, а Евросоюз, даже если хорошая идея, но на практике нефункциональна, считает он.

Когда вводится евро одновременно в ведущей Германии и маленькой Словакии, отношения получаются неравноправными. В частности, Сербия экономический “профит” от членства в Евросоюзе не получила.

При этом, добавил Кустурица, если говорить о США, то многие в Сербии рады победе Дональда Трампа. Он напомнил о катастрофических последствиях власти Клинтон – теперь многие в стране страдают раковыми заболеваниями.

“И думаю, что страх. Они боятся, что мировая война начнется, если Клинтон будет. Я не думаю, что Трамп может изменить все, политику США, но думаю, что не будет войны с Россией. Это самый важный элемент этой победы. И я думаю, что люди в Сербии чувствуют так”, – поделился мыслями Кустурица.

По его словам, исторически Сербия всегда была ориентирована на Запад, культурно, цивилизационными процессами. “Но мы никогда не были, как они скажут, darling of the West (любимчиками Запада – прим.ред.). Всегда мы были его жертвами”.

Сербии пришлось многим пожертвовать за свободу, сказал режиссер. Он считает, когда российский президент Владимир Путин понял, что происходит в мире и начал действовать, в Сербии его полюбили. “Потому что он сохранил интересы, идеи, не интересы, идеи, что Сербия может быть как нация, как Родина”.

Сорос и глобализация: эпоха постправды

Кустурица затронул и тему искусственных “цветных революций”, которые проводил Сорос. На Украине, в Сербии, в Грузии. “Они симулируют революцию, чтобы аутентической революции не было”.

“Если мир будет, будет Евразия, будет Европа и Америка. В процессе глобализации это невозможно. Потому что сила у нее огромная. Ты знаешь, они скажут сейчас, что это эра постправды. Они скажут, что правда – это ничего. Что это? Это как постмодернизм в искусстве, ты скажешь – “это правда”, они скажут – “неправда””.

Царьград Аналитическая группа

Источник