В мире: Киев запустил очередную волну переименований

Министр инфраструктуры Владимир Омелян велел переименовать порты Южный, Ильичевский и Октябрьский – чтобы украинцы не чувствовали себя «лузерами и рабами». По совпадению в то же время один из замов Омеляна сообщил, что Украина потеряла уже более миллиарда долларов на торговой войне с Россией, а гривна еще раз упала к доллару. Видимо, эти события на «лузерство» не указывают. На Украине – очередное обострение перманентного для этой страны после госпереворота экономического кризиса. Гривна ушла в очередное пике, вплотную приблизившись к историческому минимуму двухлетней давности – 30 единиц украинской валюты за доллар. Нацбанк выпускает трогательные заявления, объясняющие катастрофическую нехватку валюты в стране.
По словам заместителя главы Национального банка Украины Олега Чурия, во вторник предложение валюты было ограничено прежде всего в связи с совпадением накануне выходного дня в честь Дня Мартина Лютера Кинга в США и рабочего дня на Украине.
Президент Петр Порошенко тем временем накануне поездки в Давос обвинил европейцев в том, что его страна верит в европейские ценности больше самого ЕС. Об этом он заявил на встрече с иностранными послами: «На Украине в европейский проект и ценности верят иногда больше, чем даже в самой объединенной Европе. И, как бы этого кому-то ни хотелось, мы ни при каких условиях не намерены отказываться от евроинтеграционного курса», – заявил он. Учитывая, что вероятный победитель президентских выборов во Франции Марин Ле Пен заявила о намерении добиться «Фрексита», похоже, что к тому времени, как Украина будет соответствовать политическим и экономическим требованиям для членства в ЕС, там не останется никого, кроме Германии и, вероятно, Румынии.
Сегодня украинские СМИ подробно освещают визит Порошенко в Давос – помнится, в России в 90-е годы экономическому форуму в этом швейцарском городе также придавали неоправданно серьезное значение. Он уже встретился с председателем КНР Си Цзиньпином – впрочем, в пресс-релизе об этой встрече одни лишь общие слова, ни к чему не обязывающие китайцев.
Украинскую политику и экономику для внутреннего украинского использования и для презентации потенциальным инвесторам действительно предпочтительнее описывать общими словами, любая конкретика в большинстве случаев оборачивается негативом.
Например, заместитель министра инфраструктуры Омеляна Виктор Довгань в тот же день распространил информацию о том, что Украина потеряла более миллиарда долларов, или около 2% ВВП, в результате торговой войны с Россией.
Но что же делает Украина, чтобы решить эту проблему? Ведет сложные переговоры с Россией? Привлекает посредников? Обращается в международные суды? Ищет новые рынки сбыта, чтобы компенсировать потери? Нет.
Реформировать сложно, проще – ребрендинг
Министр инфраструктуры Владимир Омелян потребовал во вторник – в рамках закона о декоммунизации – до апреля переименовать одесские порты Ильичевский и Южный, а также Октябрьский в Николаевской области. Также он поручил демонтировать советские памятники и символы на объектах, входящих в сферу контроля мининфраструктуры страны.
По словам министра, цель реформы – «безжалостная ликвидация всего навязанного с целью приучить украинцев, что они общей крови с ордынцами, такие же лузеры и рабы, как московиты. Украинцы не должны вспоминать сказки о братских и добрососедских отношениях. На границе с Россией мы должны четко понимать: на западе – цивилизация, на востоке – варвары».
Также Омелян потребовал изменить названия Южной и Юго-Западной железных дорог, поскольку эти объекты расположены на севере и в центре нынешней Украины.
«Надеюсь, что руководство Укрзализныци, морских портов, госпредприятий наберется смелости и поставит точку в воспоминаниях об оккупации Украины. Причем даже если не хочешь – придется», – угрожает Омелян.
Отметим, что с апреля прошлого года «Украинские железные дороги» (Укрзализныцю) возглавляет польский рок-музыкант и опытный транспортный топ-менеджер Войцех Балчун. Он предпринимает активные усилия, чтобы хоть как-то реанимировать этот важнейший для Украины инфраструктурный объект – но вот почему-то переименованием он так и не озаботился. Видимо, потому, что знает: главное для железной дороги – чтобы ровно лежали рельсы, а поезда и вагоны вовремя ремонтировались. А от того, будет ли железная дорога называться «Южной имени Ленина» или «Северной имени Бандеры», ни одна из вышеперечисленных проблем не решится.
Переименование инфраструктурных объектов, кстати, во всем мире не является быстрым делом – это касается и железных дорог, и, даже в большей степени, аэропортов. РЖД в течение долгих лет после переименования Екатеринбурга и Самары продавала билеты в Свердловск и Куйбышев.
До сих пор носят «советские» трехбуквенные наименования в рамках присваиваемых Международной ассоциацией воздушного транспорта (ИАТА) кодов аэропорты столицы Казахстана Астаны (TSE, то есть Целиноград), столицы Киргизии Бишкека (FRU, то есть Фрунзе), второго по величине города Армении Гюмри (LWN, то есть Ленинакан) и т. д.
Сохранили старые «имперские» коды и аэропорты Индии, которая также озаботилась в 90-е годы переименованием своих крупнейших городов на «независимый» лад – Бомбей превратился в Мумбаи, Калькутта – в Колкату, Тривандрум – в Тируванантапурам и т. д.
Украина пока опережает Индию по ВВП на душу населения, но, учитывая, что индийская экономика активно развивается, а украинская, напротив, деградирует, можно прогнозировать, что довольно скоро эти страны поменяются местами – опять-таки независимо от того, как будут называться порты и железные дороги.
Судя по тому, что вместо реальных экономических реформ Украина занята «декоммунизацией», а немногим работающим специалистам – вроде того же Балчуна – активно вставляют палки в колеса (бывший замминистра инфраструктуры Александр Кава обвинил поляка в том, что тот «рисует» прибыль Укрзализныци), значимых инфраструктурных объектов в этой стране будет становиться все меньше и меньше. И вот тогда их все можно будет торжественно переименовать в честь Бандеры.

Источник