Украинский «Восток» накрывает Донбасс

Киев готовится к воздушной войне над территориями народных республик

Президент Украины Петр Порошенко выделил небо над Донбассом в отдельную военно-воздушную зону «Восток». Соответствующий указ № 12/2017 был опубликован на сайте главы государства 23 января.

«Воздушное пространство над территорией отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках военно-воздушной зоны «Восток» относится к зоне ответственности воздушного командования «Восток», — говорится в тексте указа.

Уточняется, что Порошенко внес изменения с учетом закона об особом статусе отдельных районов этих областей.

Ранее в стране существовали три военно-воздушные зоны: «Запад», «Центр» и «Юг» и один отдельный военно-воздушный район, охватывающий Крым, относящийся к зоне ответственности воздушного командования «Юг». Сухопутная территория Украины делится на четыре военно-сухопутные зоны и отдельный военно-сухопутный район, которые являются районом ответственности оперативных командований «Север», «Юг», «Запад» и «Восток».

Чем вызвано решение Порошенко?

— Трудно комментировать смысл принятия такого решения, — говорит экс-заместитель Главнокомандующего ВВС РФ по вопросам Объединенной системы ПВО государств-участников СНГ, генерал-лейтенант запаса Айтеч Бижев. — Ведь Донецк и Луганск официально входят в Украину. Ни сил, ни средств ПВО там, я знаю, нет. Каким образом они будут решать какие-либо вопросы, трудно представить. Пока все только декларировано.

— В советское время на территории современной Украины было три военных округа: Прикарпатский, Одесский и Киевский. Насколько изменилась эта система в плане противовоздушной обороны?

— В советское время там действительно было три военных округа, но воздушное пространство охраняла 8-я отдельная армия противовоздушной обороны. На территории каждого округа находился корпус или дивизия. Львовский корпус ПВО полностью охранял боевые порядки Прикарпатского военного округа. На территории Одесского военного округа было две дивизии: одесская и севастопольская. Киевский военный округ охраняла Васильковская дивизия и Днепропетровский корпус ПВО. То есть задачей отдельной армии ПВО было прикрытие всех трех военных округов. При этом в этих округах были и свои войсковые силы ПВО. Они должны были прикрывать боевые порядки сил округа во время боевых действий. Армию прикрывали «буковские» бригады. Фронт или округ прикрывала бригада ЗРК С-300В2.

Вот такая система была. Потом из нее сделали три зоны ПВО, у них вообще было слишком много непонятных реорганизаций.

— В последнее время много говорится о том, что Украина может в ближайшее время начать новую полномасштабную войну против народных республик, в том числе, с применением авиации. Есть ли у России — в случае, если Киев захочет снова бомбить Донбасс, что противопоставить этому?

— Какое будет принято решение, я не знаю, это вопрос к высшему политическому руководству. А возможности такие у России есть. У нас есть мощная авиация, зенитно-ракетные комплексы большой дальности, которые могут любые задачи выполнять. Но опять же тут все в руках политического руководства.

— С чисто военной точки зрения, на мой взгляд, решение создать новую военно-воздушную зону говорит об изменившейся военно-политической ситуации для Украины, — считает политолог Эдуард Попов — Впрочем, зная принципы принятия решений на Украине и их мотивы, я бы не стал во главу угла ставить именно организационно-военные соображения. Как и во всем, что делается в Киеве, здесь пиара и рекламы больше, чем конкретики.

Не исключено, что Порошенко будет использовать эту новость как повод лишний раз напомнить о себе на Западе. Смотрите, основная угроза нам исходит с Востока, Украина защищает Европу от вторжения «русских варваров» — что-то в этом роде. Если в ближайшее время мы увидим и услышим подобные аргументы — значит, основным зрителем украинского театра абсурда предназначено быть Западу.

— По мнению экспертов, изменения в военно-административном делении Украины являются свидетельством подготовки к масштабным боевым действиям в Донбассе с участием военной авиации…

— Благодаря действиям вооруженных сил Донбасса авиации у Украины практически не осталось. Об этом говорят сами офицеры украинской армии. Как нет и флота. Но при этом на Украине огромное количество военно-морских офицеров и даже адмиралов…

Буквально неделю назад я в Донбассе виделся со своими друзьями и знакомыми из военных кругов. Они считают, что в ближайшие недели украинское наступление весьма вероятно. Признаков подготовки к войне достаточно. Сосредоточение военной техники и живой силы близ линии разграничения сторон, постоянный захват «серых зон», разведки боем… Недавно Минобороны Украины заявило о мобилизации выпускников военных кафедр вузов Украины — 14 тысяч человек. Силам «АТО» катастрофически не хватает офицерского состава. Офицеры ВСУ увольняются из армии, подальше от этого бардака. Поэтому и потребовалась эта мера вопреки заявлениям об отказе от 7-й волны мобилизации.

О качестве военной подготовки вновь мобилизованных говорить не приходится: как можно подготовить офицера за 3 месяца ускоренных курсов?

При каких условиях ВСУ могут перейти в наступление, и что может стать спусковым крючком?

— Я считаю, что новая большая война с вероятностью в 90% начнется в этом году. Спусковым крючком могут послужить несколько факторов. Внешнеполитический, связанный с курсом президента США Трампа по отношению к Украине. Внутриполитический и тесно с ним связанный социально-экономический — угроза дестабилизации на Украине и подготовка нового Майдана.

Более того, есть версия, что Украине не позволили начать на минувшей неделе новую войну. Случайно или нет, но 19 января в Ростов, где расположен штаб Южного военного округа, прибыл министр обороны Сергей Шойгу, который провел встречу с новым командующим и посетил воссозданную 150-ю Берлинско-Идрицкую мотострелковую дивизию, дислоцированную близ границы с Донбассом в Матвеево-Курганском районе Ростовской области. В тот же день дивизию посетили и украинские наблюдатели — в рамках международных соглашений. Я думаю, увиденное инспекторов впечатлило. Начинать новый блицкриг против Донбасса, имея по ту сторону границы полнокровную дивизию, слишком авантюрно даже для украинцев.

— Возвращаясь к новости о создании новой военно-воздушной зоне. Нет ли тут противоречия с «Минском»?

— Это решение, безусловно, противоречит духу и букве минских соглашений, которые исходят из демилитаризации Донбасса. А здесь вместо отвода военной техники — создание зоны для действий ВВС Украины. Это провокация в духе недавних ракетных стрельб Украины близ сухопутных и морских границ Республики Крым.

— Обратят ли на этот указ Порошенко внимание на Западе? А от Москвы стоит ждать реакции?

— На Западе каком? В Европе, в берлинской двойке, которая не сегодня-завтра уйдет (Олланд и Меркель) — наверняка не обратят. В администрации нового президента США Дональда Трампа — надеюсь, обратят. России необходимо говорить об этом «новаторском» решении Украины на разных международных площадках. Думаю, реакция МИД не заставит себя ждать. Но Запад перекормлен и собственными проблемами, и Украиной, поэтому большого резонанса эта новость не вызовет.

— Насколько, по-вашему, армии ДНР и ЛНР готовы к отражению полномасштабного наступления ВСУ? Смогут ли республики отразить его без вмешательства России, или понадобится операция по принуждению к миру?

— Украина не сумела подавить сопротивление Донбасса, когда против слабой и дезорганизованной, но все же армии многомиллионного государства действовали разрозненные и плохо вооруженные отряды ополченцев. Сейчас и в армии Украины, и в вооруженных силах Донбасса произошли серьезные изменения. Для Донбасса — и позитивные, и негативные, не буду акцентировать на этом внимание. Но одно из следствий — вместо партизанских отрядов в ДНР и ЛНР созданы достаточно полноценные армии. Поэтому блицкриг ВСУ и нацбатов против республик Донбасса точно не будет легкой прогулкой.

В лучшем для Украины случае, даже если ВСУ одержат победу, это будет стоить десятков тысяч жертв. Готовы ли украинские солдаты, которых насильно призывают в армию, гибнуть за неясные цели? Готов ли режим Порошенко к внутриполитическим последствиям такой пирровой победы?

Есть и другая сторона вопроса. А готова ли Россия допустить гибель десятков тысяч мирного населения близ своих границ? Готова ли к новым волнам беженцев со всеми «прелестями» этого процесса? В мае и в летние месяцы 2014 года мы столкнулись с потоком беженцев из Донбасса. Но новое наступление украинской армии будет более кровавым. Поэтому я полагаю, что Россия сделает всё возможное, чтобы не допустить этого блицкрига.

Я думаю, Россия уже проводит «профилактическую работу», не будь её, война в Донбассе давно бы уже бушевала. С другой стороны, такое состояние – ни войны, ни мира, не может продолжаться вечно…

Дмитрий Родионов

Источник