ДОКЛАД XX Съезда — идеологическое прикрытие переворота 1953 года и подготовка к развалу 1991 года

Судьба всего Советского Союза кардинально изменилась после Государственного переворота 1953 года. После него необходимо было некое самооправдание предательства и идеологическое прикрытие действий Хрущёва и партократов.

На XX съезде партии в 1956 году Хрущёв обеспечил таковое прикрытие, выступив с «секретным докладом», практически сразу опубликованном в западной прессе, но при этом известным в СССР только по пересказам, что открывало возможности для ещё больших манипуляций информацией, чем те, что уже были в тексте доклада.

Разрушительный характер хрущёвского доклада проявился уже в течение 1956 года. Были выступления, как в защиту Сталина, так и в поддержку клеветы доклада. Особенно усилилось влияние западной пропаганды на социалистические страны Европы. Авторы радиопередач указывали на то, что руководители этих стран были поставлены у власти Сталиным, а существовавшие там порядки мало чем отличаются от тех, что существовали при Сталине в СССР.

Начиная с весны 1956 года, началось брожение в этих странах, особенно в Польше и Венгрии. 28 июня требования перемен привели к волнениям в Познани, сопровождавшихся столкновениями с полицией. 23 октября вспыхнуло восстание в Венгрии, которое вскоре возглавили профашистские силы.

Всё это стало идеологической основой для развития диссидентского движения и подготовки завершения переворота уже в 1991 и 1993 годах, когда советская власть была полностью ликвидирована.


Доклад XX съезда проглотили, потому что не знали Сталина лично

В 1956 году Н.С. Хрущёв выступил со своим докладом «О культе личности» на XX съезде в пору, когда большинство людей в СССР не знало, каким был И.В.Сталин в жизни. В систематическом личном общении с ним по делу были только работники высших уровней партийного и государственного аппарата, а также ведущие профессионалы разных сфер деятельности. Воспоминания тех, кто по работе находился в систематическом общении с И.В. Сталиным в разные периоды его жизни, ещё не были написаны и опубликованы.

Партийные же и государственные чиновники уровня Н.С.Хрущёва, бывшие в систематическом общении с И.В. Сталиным на протяжении многих лет, а то и десятилетий, воспринимались как ближайшие сподвижники И.В.Сталина и его ученики, пользующиеся его полным доверием. И это в условиях непрестанного культотворчества большинством населения, которое культовую личность знало только по газетам, кинохронике и опосредованно — по улучшению от пятилетки к пятилетке качества своей жизни сыграло свою решающую роль в последствиях доклада на XX съезде.

Поэтому, когда Н.С.Хрущёв привёл примеры злоупотреблений властью, имевших место в сталинскую эпоху, то многие ему поверили вследствие отсутствия собственного опыта общения с И.В. Сталиным и восприятия членов ЦК и Президиума ЦК в качестве настоящих коммунистов, зарекомендовавших себя в таковом качестве делом в сталинскую эпоху.

Когда на октябрьском 1952 года пленуме ЦК, прошедшем после XIX съезда, в своём выступлении И.В. Сталин прямо указал на то, что он расценивает Молотова и Микояна в качестве капитулянтов, готовых свернуть социалистическое строительство в СССР и пойти на поклон к капиталистам Запада, по воспоминаниям К.М. Симонова (книга «Глазами человека моего поколения. Размышления об И.В.Сталине» и статья) это вызвало в зале шок, за которым не последовало никакой внятной реакции.

Эта реакция пленума на обвинение со стороны И.В. Сталина в адрес его, как тогда считалось, ближайших сподвижников показывает, насколько члены ЦК были раздавлены не культом личности И.В. Сталина, а культом правящей бюрократии в целом. Это и было одной из предпосылок к тому, что спустя 4 года на ХХ съезде многие поверили Н.С. Хрущёву. Культ правящей бюрократии со смертью И.В.Сталина не прекратился, а целенаправленно продолжался до дней ГКЧП в августе 1991 года, хотя и не находил сочувствия в народе.

Заодно отметим, что этот пленум не позволил И.В. Сталину сложить с себя обязанности Генерального секретаря, о чём просил И.В. Сталин, ссылаясь на свою старость и старческую слабость. Естественно, что члены ЦК, избранного XIX съездом, кто дожил до ХХ съезда и не был переизбран на пленумах между съездами, были и делегатами ХХ съезда по своему партийному статусу. Точных цифр мы назвать не можем, но членов ЦК было не менее 50 человек. И к февралю 1956 года члены ЦК участники октябрьского 1952 года не могли забыть происшедших на нём событий.

Для них клевета доклада Н.С. Хрущёва должна была быть очевидна, но никто из них не возразил Н.С. Хрущёву ни по одиночке, ни соорганизовавшись.

Личные воспоминания людей

В наши дни, если провести тематический поиск по текстам опубликованных воспоминаний участников событий, которые общались с И.В. Сталиным систематически на протяжении многих лет, и кто не вызвал у И.В. Сталина к себе презрения, то предстаёт иная картина, опровергающая хрущёвскую версию происхождения культа личности И.В. Сталина и опровергающая тот нравственно-психологический портрет монстра, который сложился в сознании многих наших современников под воздействием пропаганды либеральной интеллигенции и прочего люмпена, восходящей к докладу Н.С. Хрущёва на ХХ съезде.

В частности авиаконструктор А.С. Яковлев в своих воспоминаниях «Цель жизни» пишет следующее:

«В повседневной работе нередко бывало так, что человек, получив новое назначение и столкнувшись с трудностями, жаловался на отсутствие кадров: «Не с кем работать», «Не на кого опереться» — и, чтобы «опереться», тянул за собой так называемый «хвост», то есть сотрудников с прежней работы. Я слышал от Сталина решительные возражения против подобного «перетаскивания» людей.
— Люди в общем везде одинаковые, — говорил он. — Конечно, хорошо было бы всем дать хороших людей, но хороших мало, всех хорошими не сделаешь. Есть средние работники — их много, больше, чем хороших, а есть и плохие, плохие тоже бывают. Надо работать с теми, кто есть.
Ещё я обратил внимание на такую реплику:
— У каждого есть недостатки и промахи в работе, святых людей нет. Поэтому с маленькими недостатками в работе каждого нужно мириться. Важно, чтобы баланс был положительный. Вы думаете, у вас нет недостатков? — дотронулся он рукой до моего плеча. — И у вас есть. И у меня тоже есть недостатки, хотя я — «великий вождь и учитель». Это мне из газет известно, — пошутил Сталин (А.С. Яковлев «Цель жизни» (записки авиаконструктора) и далее, файл 36.html)».

Из этого можно понять, что И.В.Сталин действительно воспринимал людей такими, каковы они есть, и культ своей личности он воспринимал как объективную данность эпохи, в которую довелось ему жить.

Но если люди были им уважаемы, то он не упускал случая подчеркнуть своё ироничное отношение к культу его личности, давая им понять, что культы личностей в обществе нормальных людей неуместны. Он поддерживал и поощрял проявление инициативы и ответственности со стороны людей, стремился чтобы взаимоотношения с ними были товарищеские:

«Обычно тот, кто в первый раз бывал у Сталина, долго не решался ответить на заданный вопрос, старался хорошенько обдумать, чтобы не попасть впросак. Так и я первое время, прежде чем ответить, мялся, смотрел в окно, на потолок. А Сталин, смеясь, говорил:
— Вы на потолок зря смотрите, там ничего не написано. Вы уж лучше прямо смотрите и говорите, что думаете. Это единственное, что от вас требуется.
Как-то я затруднился ответить на поставленный вопрос: не знал, как будет воспринят мой ответ, понравится ли то, что скажу, Сталин нахмурился:
— Только, пожалуйста, отвечайте так, как вы сами думаете. Не угодничайте. В разговорах со мной не нужно этого. Мало пользы получится от нашего разговора, если вы будете угадывать мои желания. Не думайте, что, если вы скажете невпопад с моим мнением, будет плохо. Вы специалист. Мы с вами разговариваем для того, чтобы у вас кое-чему поучиться, а не только чтоб вас поучать.
И он тут же рассказал об одном руководящем работнике, освобождённом в своё время от должности:
— Что в нём плохо? Прежде чем ответить на какой-нибудь вопрос, он прямо-таки по глазам старается угадать, как сказать, чтобы не получилось невпопад, чтобы понравилось, чтобы угодить. Так и смотрит в рот, чтобы повторить за начальством какую-нибудь глупость. Такой человек, сам того не желая, может принести большой вред делу. Опасный человек.
И продолжал:
— Если вы твёрдо убеждены, что правы и сумеете доказать свою правоту, никогда не считайтесь с чьими-то мнениями, а действуйте так, как подсказывает разум и ваша совесть.
(…)
Иногда Сталин получал деловые бумаги, авторы которых считали не только уместным, но и позволительным в конце письма добавлять всяческие излияния чувств и уверения в своей преданности. При чтении такого письма вслух, дойдя до концовки, Сталин либо пропускал её, либо говорил:
— Ну, а здесь, как полагается: «Ура! Ура! Да здравствует ВКП (б) и её вождь великий Сталин!» И, лукаво прищурившись, добавлял:
— Думает меня этим подкупить, заручиться поддержкой» (А.С.Яковлев «Цель жизни» (записки авиаконструктора))».

И Сталин действительно следовал этим принципам в жизни. В общении с ним по делу некоторые профессионалы иногда доходили до ругани и вызывали его гнев в отношении себя. Об этом можно узнать из их воспоминаний: они не пали жертвами репрессий.

В качестве примера обратимся к воспоминаниям артиллерийского конструктора В.Г. Грабина «Оружие победы». Грабин сообщает об обсуждении на заседании Государственного комитета обороны возможностей наращивания выпуска артиллерийских орудий:

«В декабре 1941 года на завод приезжал Ворошилов. Целый день мы с ним ходили по цехам, не успели даже пообедать. Клименту Ефремовичу очень нравилось всё, что он видел.
— Это вы здорово сделали, молодцы! — похваливал он. А 4 января меня вызвали на заседание ГКО. Вот и представился долгожданный случай, когда можно будет доложить И.В. Сталину о пушке ЗИС-3, а возможно, и показать её, подумал я. Нужно разрешение наркома Д.Ф.Устинова. Дмитрий Фёдорович незадолго до того был на заводе и ознакомился с состоянием производства. Он видел, что завод не только выполнит обещанное на декабрь пятикратное увеличение выпуска пушек, но и перевыполнит. К тому же в сборочном цехе он наблюдал за сборкой ЗИС-3. Завод попросил наркома разрешить доставить пушки в Москву, и он незамедлительно разрешил. Ворошилов на заседании ГКО не присутствовал. Заседание Государственного Комитета Обороны сразу превратилось в резкий диалог между Сталиным и мною. Вся наша работа подверглась очень острой и несправедливой критике, а меня Сталин обвинил в том, что я оставлю страну без пушек (особый вопрос: кто ложно осветил И.В.Сталину положение дел? — наш вопрос при цитировании). Я отстаивал позиции нашего коллектива до последнего.
Атмосферу этого заседания может вполне характеризовать лишь один эпизод. В очередной раз, когда я пытался возразить Сталину и защитить правильность выбранной нами позиции, обычная выдержка и хладнокровие изменили ему. Он схватил за спинку стул и грохнул ножками об пол. В его голосе были раздражение и гнев.
— У вас конструкторский зуд, вы всё хотите менять и менять! — резко бросил он мне. — Работайте, как работали раньше!
Таким Сталина я никогда не видел — ни прежде, ни позже.
ГКО постановил: нашему заводу изготавливать пушки по-старому.
В тяжёлом и совершенно безнадёжном настроении покинул я Кремль. Меня страшила не собственная моя судьба, которая могла обернуться трагически. Возвращение к старым чертежам и к старой технологии неизбежно грозило не только резким снижением выпуска пушек, но и временным прекращением их производства вообще. Вот теперь-то страна действительно останется без пушек!
Ночь я провёл без сна в бомбоубежище Наркомата вооружения.
Выполнить приказ Сталина — беда. Но как не выполнить приказ самого Сталина?!
Выхода не было.
Рано утром 5 января, совсем ещё затемно, ко мне подошёл офицер и предложил подняться наверх, к телефону. Я не пошёл: если хотят арестовать, пусть арестовывают здесь. Тяжёлая апатия охватила меня, мне уже было всё равно. А в том, что меня ждёт, я почти не сомневался: мой спор со Сталиным носил если не вникать в его суть (выделено нами при цитировании) — характер вызова, а квалифицировать это как саботаж или вредительство — за этим дело не станет.
Через некоторое время офицер появился снова.
— Вас просят к телефону,— повторил он и добавил: — С вами будет говорить товарищ Сталин.
Действительно, звонил Сталин. Он сказал:
— Вы правы…
Меня как жаром обдало.
— То, что вы сделали, сразу не понять и по достоинству не оценить. Больше того, поймут ли вас в ближайшее время? Ведь то, что вы сделали, это революция в технике. ЦК, ГКО и я высоко ценим ваши достижения,— продолжал Сталин.— Спокойно заканчивайте начатое дело.
Что же произошло? Ночью, после грозового заседания ГКО, Сталин, по-видимому, созвонился или встретился с Ворошиловым, и тот рассказал ему о наших делах, обо всём, что видел собственными глазами. Но к этой мысли я пришёл лишь впоследствии, сопоставив события».

Если это не проявление именно товарищеской заботы о В.Г. Грабине, поскольку И.В. Сталин, понимал в каком состоянии тот покинул заседание ГКО, то что это?

И В.Г. Грабин — не единственный, кто приводит такого рода факты, когда при обсуждении дел люди доходили до крайней степени выражения своих разногласий во мнениях с И.В. Сталиным. Бывало и такое, что некоторые в пылу обсуждения дела, выражая своё несогласие, сами срывались и начинали орать на Сталина чуть ли не матом, а он потом их успокаивал и признавал их правоту во мнениях по тем или иным вопросам конкретно — многословия, не связанного с конкретными проблемами и делами, И.В.Сталин не терпел.

И особо обращаем внимание читателя на то, что И.В.Сталин принёс свои извинения В.Г.Грабину не мимоходом при очередном обсуждении в Кремле артиллерийских вопросов спустя некоторое время; И.В.Сталин, поняв, что был не прав и проявил несдержанность в отношении В.Г.Грабина, сам искал его для того, чтобы принести извинения и успокоить человека, видя в каком состоянии тот покинул Кремль и сколько вокруг него угодничающих перед вышестоящими руководителями подхалимов, завистников и «сверхбдительных».

Прямая оценка И.В.Сталина В.Г. Грабиным приводится в книге Ф.И. Чуева «Молотов: полудержавный властелин»:

«Я (Ф.И.Чуев: — наше пояснение при цитировании) у него (В.Г.Грабина: — наше пояснение при цитировании) спросил: «Как по вашему мнению, Сталин был умный человек?» — «Умный не то слово. Умных много у нас. Он душевный был человек, он заботился о людях, Сталин. Хрущёв сказал, что мы не готовились к войне. А я все свои пушки сделал до войны. Но если б послушали Тухачевского, то их бы не было»

А вот что утверждает Н.С. Хрущёв в своём докладе ХХ съезду:

«Однажды после войны при встрече Сталина с членами Политбюро Анастас Иванович Микоян как-то сказал, что вот, мол, Хрущёв тогда был прав, когда звонил по поводу Харьковской операции, что напрасно его тогда не поддержали. Надо было видеть, как рассердился Сталин! Как это так признать, что он, Сталин, был тогда не прав! Ведь он «гений», а гений не может быть неправым. Все, кто угодно, могут ошибаться, а Сталин считал, что он никогда не ошибается, что он всегда прав. И он никому и никогда не признавался ни в одной большой или малой своей ошибке, хотя он совершал немало ошибок и в теоретических вопросах, и в своей практической деятельности. После съезда партии нам, видимо, необходимо будет пересмотреть оценку многих военных операций и дать им правильное объяснение».

Со Сталиным можно было обсуждать и тему репрессий и их необоснованности, но обсуждать не вообще с позиций абстрактного гуманизма, а — конкретно и по существу. А.С.Яковлев приводит свой разговор с И.В.Сталиным в июле 1941 года:

«— Товарищ Сталин, вот уже больше месяца, как арестован наш замнаркома по двигателям Баландин. Мы не знаем, за что он сидит, но не представляем себе, чтобы он был врагом. Он нужен в наркомате, — руководство двигателестроением очень ослаблено. Просим вас рассмотреть это дело.
— Да, сидит уже дней сорок, а никаких показаний не даёт. Может быть, за ним и нет ничего… Очень возможно… И так бывает… — ответил Сталин.
На другой день Василий Петрович Баландин, осунувшийся, остриженный наголо, уже занял свой кабинет в наркомате и продолжал работу, как будто с ним ничего и не случилось…
А через несколько дней Сталин спросил:
— Ну, как Баландин?
— Работает, товарищ Сталин, как ни в чём не бывало.
— Да, зря посадили.
По-видимому, Сталин прочёл в моём взгляде недоумение — как же можно сажать в тюрьму невинных людей?! — и без всяких расспросов с моей стороны сказал:
— Да, вот так и бывает. Толковый человек, хорошо работает, ему завидуют, под него подкапываются. А если он к тому же человек смелый, говорит то, что думает, — вызывает недовольство и привлекает к себе внимание подозрительных чекистов, которые сами дела не знают, но охотно пользуются всякими слухами и сплетнями… Ежов мерзавец! Разложившийся человек. Звонишь к нему в наркомат — говорят: уехал в ЦК. Звонишь в ЦК — говорят: уехал на работу. Посылаешь к нему на дом — оказывается, лежит на кровати мертвецки пьяный. Многих невинных погубил. Мы его за это расстреляли.
После таких слов создавалось впечатление, что беззакония творятся за спиной Сталина. Но в то же время другие факты вызывали противоположные мысли. Мог ли, скажем, Сталин не знать о том, что творил Берия?» (А.С. Яковлев «Цель жизни» (записки авиаконструктора))».

Однако, высказав это утверждение, ни одного факта в подтверждение этих слов, А.С.Яковлев не привёл… Вообще же за пять десятилетий борьбы со «сталинщиной», никто и нигде не привёл ни одного доказанного факта фальсификации уголовных дел по указанию И.В.Сталина. Все такого рода утверждения предлагается принять на веру. Ни одного факта, аналогичного тем, что сообщают В.Г.Грабин и А.С.Яковлев, Н.С.Хрущёв в своём докладе не привёл, хотя не мог не знать, что такого рода факты были, и что они — не единичны. Но они не лезли в оглашаемую через него официальную схему «правдивого» понимания эпохи:

«Сталин — маньяк-властолюбец, а мы — все прочие — невинные жертвы его маниакальной подозрительности, неверия людям и деловой некомпетентности».

В приведённом выше фрагменте воспоминаний В.Г. Грабина есть фраза, в которой мы отметили важный для понимания эпохи, личности И.В. Сталина и взаимоотношений с ним аспект:

«мой спор со Сталиным носил — если не вникать в его суть (выделено нами при цитировании) — характер вызова, а квалифицировать это как саботаж или вредительство — за этим дело не станет».

И на тот же аспект, но в изложении И.В.Сталина, указывает А.С.Яковлев:

«Толковый человек, хорошо работает, ему завидуют, под него подкапываются. А если он к тому же человек смелый, говорит то, что думает, — вызывает недовольство и привлекает к себе внимание подозрительных чекистов, которые сами дела не знают, но охотно пользуются всякими слухами и сплетнями (выделено нами при цитировании)…»

Поэтому встаёт вопрос: «Мог ли И.В.Сталин — один — проверить все доклады, включая заведомые доносы и кляузы, следственные дела и разделить те из них, в основе которых лежат доносы или вредительское рвение самих «чекистов», и те из них, в которых действительно вскрыто вредительство и иная антигосударственная деятельность? Ответ очевиден: — Не мог…

Ф.И.Чуев приводит мнение о репрессиях маршала авиации А.Е.Голованова, который сам едва избежал ареста в период «ежовщины»:

«Вот я вспоминаю встречи, разговоры со Сталиным, сколько раз по тем или иным вопросам — всё это мимо ушей! Когда стало вспоминаться? Когда на Сталина стали лить всякую грязь. Я удивляюсь не тому, сколько погибло при нём народу, а как он сумел ещё это остановить! Ведь общее настроение было такое, что могли полстраны уничтожить сами своими руками (выделено нами при цитировании). И думаешь, чёрт побери, как у нас, в нашей России бывает! Думаешь о прошлых временах, о Петре Первом и видишь: всё повторяется. История, по-новому, но повторяется. Не раз вспоминал, сколько Сталин говорил, что бытие определяет сознание, а сознание отстаёт от бытия! И думаю: ведь, по сути дела, мы должны мыслить по-коммунистически. А мыслится XVIII веком: как бы кого спихнуть! («Молотов: полудержавный властелин»)».

А.Е. Голованов (1904 — 1975) — организатор создания дальней бомбардировочной авиации в СССР, звание маршала получил в 1943 году в возрасте 39 лет, с 1944 года — Главный маршал авиации. В сентябре 1953 года был изгнан в запас.

И никто — ни Сталин, ни Христос, ни кто-либо другой — не может подменить своей персоной, сколь бы она ни была одарённой, весь государственный аппарат и всю хозяйственную власть ни в России, ни в какой-либо иной стране, а тем более — в Мире.

А дефицит профессионально грамотных кадров и просто порядочных людей был и тогда, как и ныне. Но об этом Н.С.Хрущёв в своём докладе ХХ съезду не сказал ничего. И потому, если не вникать в суть дел, то Н.С.Хрущёв представляется правым: И.В. Сталин — маниакально подозрительный тиран, а все прочие — безвинные жертвы.

Но вот то, что сам Н.С. Хрущёв и последующие «вожди» КПСС и СССР не желали вникать в суть дел, не желали систематически и по существу вопросов лично работать с письмами, поступающими на их имя от простых граждан и от профессионалов, болеющих за дело, а доверялись во всём официальным докладам и мнениям иерархии бюрократов, — это факт; и они действительно часто не терпели возражений — это тоже факт.

Как видно даже из приведённых нами выдержек из воспоминаний современников, И.В.Сталин такого не терпел. И все руководители боялись быть уличёнными им в зажиме критиков и в саботаже деловых предложений, исходящих от подчинённых и простых граждан.

В период правления преемников И.В.Сталина из числа профессионалов мало кого арестовывали за вредительство или «политику», но профессионалы, выражавшие своё несогласие с вышестоящими начальниками, тем не менее при правлении Н.С.Хрущёва и его преемников не удерживались ни в партийном и государственном аппарате, ни в профессиях. Это и отличает эпоху, начало которой положил ХХ съезд, от эпохи И.В.Сталина: при И.В.Сталине профессионализм ценился и накапливался в аппарате управления и во всех профессиональных сферах.

Заметки на полях о Л.П.Берии

Поскольку Л.П.Берия был одним из тех, кто ценил профессионализм и сам был профессионалом, после смерти Сталина он был ликвидирован партократами.

Особо следует выделить один малоизвестный факт, который обычно проходит мимо внимания исследователей. 26 июня 1953 года, сразу после убийства Берии (об этом статья http://inance.ru/2015/06/perevorot-26-june-1953/), постановлением Президиума ЦК КПСС спецкомитет и оба главных управления были ликвидированы.

Все их функции, а также аппарат и подведомственные им предприятия и организации переданы во вновь образованное Министерство среднего машиностроения СССР. Очень важное событие.

Заинтересованные лица не успели снять Берию, как тут же, спустя буквально несколько минут, впопыхах, изменили всю структуру Спецкомитета. А возможно, что и не впопыхах, а, наоборот, весьма хорошо обдумав заранее.

Ответ на вопрос, почему же заговорщики убили Л.П.Берия, по нашему представлению, может заключаться в следующих соображениях.

  • Берия устранили как ярко выраженного «технократа» , который в дальнейшем с большой вероятностью не мирился бы с глупой, вредной для страны политикой своих коллег по Президиуму ЦК КПСС.
  • Политические оппоненты Берия, желая сохранить для себя свободу от ответственности (что имеет в России место и поныне) и сохранить власть в стране, быстро пришли к мнению, что им с Берия не договориться и их пути стремительно расходятся.

Вопрос же о том, как и когда именно была совершена расправа над Л.П. Берия, имеет далеко не первое значение. И со временем, надо думать, многое из этого станет известным.

В фильме рассказано о подробностях загадочной жизни и засекреченной смерти всесильного наркома, а позже — министра внутренних дел Лаврентия Берии.

Доклад XX съезда — основа идеологической лжи постсталинского СССР

Доклад XX съезда породил из себя идеологические основы отхода от пути социализма и сделал возможным переход к хищническому олигархическому капитализму 90-ых годов.

Чтобы увидеть то, как была извращена суть государственного строительства в СССР, обратимся к завещанию И.В.Сталина — «Экономическим проблемам социализма в СССР» (ссылки на страницы по отдельному изданию 1952 года):

«Экономической основой противоположности между умственным и физическим трудом является эксплуатация людей физического труда со стороны представителей умственного труда. Всем известен разрыв, существующий при капитализме, между людьми физического труда предприятий и руководящим персоналом. Известно, что на базе этого разрыва развивалось враждебное отношение рабочих к директору, к мастеру, к инженеру и другим представителям технического персонала, как к их врагам[8]. Понятно, что с уничтожением капитализма и системы эксплуатации должна была исчезнуть и противоположность интересов между физическим и умственным трудом. И она действительно исчезла при нашем современном социалистическом строе. Теперь люди физического труда и руководящий персонал являются не врагами, а товарищами-друзьями, членами одного производственного коллектива, кровно заинтересованными в преуспеянии и улучшении производства. От былой вражды между ними не осталось и следа» (стр. 27).

Хотя И.В.Сталин пользуется марксистской терминологией («умственный труд», «физический труд»), но речь ведёт о непосредственно производительном труде в сфере материального производства и о прочих видах трудах вне сферы материального производства, и прежде всего — о труде в сфере управления. В приведённом контексте «эксплуатация людей физического труда» — синоним «монопольно высоких цен на продукт труда вне сферы материального производства» и опять же, прежде всего прочего, — синоним монопольно высоких цен на продукт труда в сфере управления (директор, мастер — исключительно управленцы; инженер — может быть и управленцем, и производственником в сфере обработки информации). К 1952 г. отраслевые монопольно высокие цены на участие в общественном объединении труда (в форме зарплат) в своем большинстве были в СССР в основном преодолены, а внутриотраслевые вилки зарплат стимулировали рост квалификации персонала. И это было стратегическим направлением экономической политики большевистского государства.

Однако И.В.Сталин не обольщался достигнутым, поскольку тарифная сетка в СССР была результатом государственного диктата, а не выражением нравственности общества на рынке спроса и предложения той или иной деловой квалификации.

Он пишет:

«…Советская власть должна была не заменить одну форму эксплуатации другой формой, как это было в старых революциях, а ликвидировать всякую эксплуатацию» (стр. 7).

«Должна была ликвидировать», но не утверждает, что ликвидировала эксплуатацию во всех её формах раз и навсегда; тем более он не утверждает, что в СССР ликвидированы и сами возможности и предпосылки возобновления системы эксплуатации большинства меньшинством когда-либо в будущем. Он пишет о том, что необходимо сделать, чтобы система эксплуатации большинства меньшинством утратила в СССР возможности к существованию в принципе:

«Необходимо … добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможности получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития, чтобы они имели возможность свободно выбирать профессию, а не быть прикованными на всю жизнь, в силу существующего разделения труда к какой-либо профессии.
Что требуется для этого?
Было бы неправильно думать, что можно добиться такого серьезного культурного роста членов общества без серьезных изменений в нынешнем положении труда. Для этого нужно прежде всего сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов. Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования. <…> Для этого нужно, дальше, коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную заработную плату рабочих и служащих минимум вдвое, если не больше, как путем прямого повышения денежной зарплаты, так и, особенно, путем дальнейшего систематического снижения цен на предметы массового потребления».

Всё после устранения И.В.Сталина было сделано так, чтобы этого не произошло. По инерции общественного развития в СССР действительно уже при Хрущёве имело место сокращение недельного фонда рабочего времени до 41 часа, при 7-ми часовом рабочем дне с понедельника по пятницу и 6-ти часовом в субботу. Благодаря этому у людей появилось свободное время, чтобы быть в семье, воспитывать детей, заниматься личностным развитием. Но осуществленный вскорости переход на пятидневку ликвидировал это благо:

Один дополнительный свободный день не мог компенсировать каждодневной утраты ранее высвобожденного часа: быть в семье, воспитывать детей надо каждый день, а не два раза в неделю по субботам и воскресеньям (тем более, что в застой сверхурочные и аккордные работы стали нормой, а многие субботы делались рабочими); то же касается и времени на личностное развитие — оно необходимо каждый день, хотя бы по часу, а не раз в неделю целый день: этого требует биоритмика подавляющего большинства людей.

Кроме приведённого нами фрагмента о необходимости культурного роста, Сталин перед этим называет ещё два условия:

  • «Во-первых, необходимость добиться непрерывного роста всего общественного производства с преимущественным ростом производства средств производства. Причем у него не идет речь о том, что необходимо всё в больших количествах производить морально устаревшую технику и технологии. Сталин, как государственный деятель, всегда заботился о том, чтобы СССР был передовым в научно-техническом отношении. Это для него само собой разумелось. И он пишет о том, что было бы хорошо, если бы большинство рабочих подняло свой культурно-технический минимум до уровня инженерно-технического персонала. Что в этом случае наша промышленность была бы поднята на высоту, не досягаемую для промышленности других стран. И называет поднятие культурно-технического уровня рабочих до уровня инженерно-технического персонала «путем первостепенного значения» («Экономические проблемы», с. 28, 29).
  • Во-вторых, ставится задача поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности, с постепенной заменой товарного обращения системой продуктообмена, «чтобы центральная власть или другой какой-либо общественно-экономический центр мог охватить всю продукцию общественного производства в интересах всего общества». Слова «в интересах всего общества» следует понимать как в «интересах всех и каждого». Но для этого все и каждый жить должны по совести, что требует качественного изменения культуры, какую задачу Сталин поставил в предшествующем приведённом нами фрагменте о культурном росте, сокращении рабочего дня и политике планомерного снижения цен.

Но партократы вместо того, чтобы систематически снижать цены на продукцию массового потребления, что было путём естественного перехода к распределению по потребностям по мере роста производства и удовлетворения спроса, стали увеличивать номинальные зарплаты, причём, не обеспечивая доходы населения объёмом производимых товаров и услуг по установленным государством же ценам.

В результате этого к началу перестройки на счетах 3 % вкладчиков сберегательных касс сосредоточилось 90 % сумм накоплений; а кроме того, были и большие объёмы наличности. Именно этот теневой капитал, сосредоточившийся большей частью у ворья и «элиты» конца советской эпохи, был реализован в первой волне приватизации — присвоения себе на законных основаниях общенародной собственности.

Таблица была построена по данным различных ежегодников ЦСУ (Госкомстата) в 1985 году. В ней был дан прогноз роста инфляции. Прогноз практически полностью подтвердился событиями начала 90-х годов, когда 27 февраля 1992 года был подписан Указ № 196 «О снятии ограничений на использование средств населения на специальных счетах в Сберегательном банке Российской Федерации», в котором по сути речь шла о «размораживании» советских вкладов. И вот тогда скрытая инфляция, накопленная в виде вкладов на сберегательных книжках, хлынула в экономику, по сути, уничтожив её. Тогда в 1985 году специалисты сделали прогноз и показали, что сумма накоплений граждан превысит товарно-денежный оборот через 6 лет, что и приведёт к схлопыванию экономики.l

Падение надёжности защищенности индивида и семьи со стороны общества в целом и его государства в искусственно созданных таким образом условиях недостаточного культурного развития большинства населения имело следствием возобновление у многих надежд обеспечить себя и свою семью всем необходимым на основе независимой от государства и общества личной инициативы. Это вело к отношению к государственной и прочей общественной собственности как к ничейной, вопреки тому, что Сталин писал, что только при выполнении всех названных им

«предва­ри­тельных условий, взятых вместе, можно будет надеяться, что труд будет превращен в глазах членов общества из обузы «в первую жизненную потребность» (Маркс), что «труд из тяжелого бремени превратится в наслаждение» (Энгельс), что общественная собственность будет расцениваться всеми членами общества как незыблемая основа существования общества (выделено нами при цитировании).
Только после выполнения всех этих предварительных условий, взятых вместе, можно будет перейти от социалистической формулы — от каждого по способностям, каждому по труду» к коммунистической формуле — «от каждого по способностям, каждому по потребностям» («Экономические проблемы социализма в СССР», стр. 69).

То есть Сталин действительно был коммунистом и на словах, и на деле. А сталинские принципы народовластия это:

  • обеспечение одинаковой доступности сколь угодно высокого образования всем вне зависимости от происхождения;
  • ликвидация монополии всех «элитарных» социальных групп на управленческую деятельность во всех её видах;
  • ликвидация монопольно высокой цены на продукт управленческого труда, которая и вызывает вражду между всей иерархией управления и управляемыми ею людьми, а также и всех прочих монопольно высоких отраслевых цен на участие в общественном объединении труда.

В сталинском видении народовластия нет места ни корпорации барствующих партократов; ни корпорации ростовщических кланов с их надгосударственной монополией на институт кредита и управление инвестициями в развитие народного хозяйства; нет места и монополии преимущественно гуманитарной «интеллигенции», умеющей только болтать (но не умеющей управлять обстоятельствами), на растолковывание окружающим смысла бытия и нравственного права на паразитизм меньшинства на труде большинства; и прежде всего — обоснования права на ростовщический паразитизм банковских кланов, как основу лжедемократии и «прав» человека во всем мире.

То есть это понимание народовластия весьма отличается от существа «демократии» западного образца, поскольку многопартийность Запада, парламентаризм, голосования по поводу и без повода, свобода прессы без всего того, что Сталин назвал в «Экономических проблемах социализма в СССР» как насущные потребности общественного развития, — канализация для слива самонадеянного, необразованного, бездумного невежества в формах, безопасных для безраздельной власти трансрегиональной ростовщичес­кой корпорации и стоящих за нею её хозяев — действительно много знающих и глубокомысленных интеллектуалов. «Демокра­тия» по-западному — реализация принципа «чем бы дурак не тешился, лишь бы ишачил».

Таким был Сталин:

«В напеве его и в песне, как солнечный луч чиста, звучала Великая правда — Возвышенная мечта. Сердца, превращенные в камень, заставить биться умел. У многих будил он разум, дремавший в глубокой тьме. Но люди, забывшие Бога, хранящие в сердце тьму, полную чашу отравы преподнесли ему… Сказали они: «Будь проклят! Пей, осуши до дна. И песня твоя чужда нам, и правда твоя не нужна» (Стихотворение написано юношей 16 лет от роду — И.В.Джугашвили).

В результате такого отношения к Великой правде и Возвышенным мечтам подавляющего большинства «советского народа» в начале перестройки появились другие стихи:

«Стадо»

Мы — стадо, миллионы нас голов,
Пасёмся дружно мы и дружно блеем,
И ни о чём на свете не жалеем.
Баранье стадо — наш удел таков?
В загон нас гонят — мы спешим в загон.
На выпас гонят — мы спешим на выпас.
Быть в стаде — основной закон[11];
И страшно лишь одно — из стада выпасть.
Когда приходит время — нас стригут;
Зачем стригут — нам это непонятно.
Но всех стригут, куда ж податься тут,
Хоть процедура эта крайне неприятна.
А пастухам над нами власть дана…
Какой-то всадник нам кричал,
Что в стадо нас превратил колдун.
А для чего нам надо знать,
Что мы — люди, волей колдуна,
Превращены в баранов?
Так сочна на пастбище хрустящая трава;
Так холодна вода в ручьях журчащих;
Зачем нам надо знать о кознях колдовства,
Когда так сладок сон в тенистых чащах?
Да, хлещет по бокам пастуший кнут,
Что ж из того: не отставай от стада;
А у загонов прочная ограда,
И пастухи нас зорко стерегут.
Но всё ж вчера пропали два барана;
А от костра, где грелись пастухи,
Шел запах и тревожащий, и странный;
Наверно, тех баранов за грехи сожрали волки!
Это пострашнее, чем колдунов невинные затеи.
Мы стадо, миллионы нас голов,
Идём, покачивая курдюками,
Нам не страшны проделки колдунов.
Бараны мы. Что можно сделать с нами?

Заключение

Различие темпов научно-технического прогресса, экономического и общекультурного развития СССР в сопоставлении с современными ведущими капиталистическими державами в эпоху И.В.Сталина и в последующие времена — интегральное подтверждение лживости Доклада ХХ съезда и всей проистекающей из него политики: рабский труд не эффективен, и режим И.В.Сталина не мог быть исключением из этого общеисторического правила, как не были исключениями из этого правила все послесталинские режимы в СССР и России.

Иными словами:

Если в сталинскую эпоху темпы экономического и общекультурного развития СССР были высочайшими, то это означает, что она, в отличие от последующих времён, не была эпохой тирании, основанной на страхе и рабском труде, хотя и многие в СССР были преисполнены страхов, в том числе и тех, что были вызваны реальными злоупотреблениями властью по мелочному своекорыстию и реальным целенаправленным вредительством антибольшевистских политических сил.

Т.е. природа злоупотреблений властью и ошибок в политике в сталинскую эпоху лежит в большей степени не в личности И.В.Сталина, а в личностях если не миллионов, то сотен тысяч таких типов с холопско-прихлебательской нравственностью с замашками на господство, как Н.С.Хрущёв и его кукловоды.

В конце статьи будет целесообразным подытожить некоторые последствия для СССР, вызвавшие заговор против Сталина и Берия, их убийство и, соответственно Доклад XX съезда, ставший для партократов моральным и идеологическим прикрытием их дальнейшей деятельности. Последствия эти выглядят удручающим образом.

  • В стране возникла власть партаппарата, не имевшая, по современной терминологии, «системы сдержек и противовесов» .
  • Был ликвидирован наиболее успешный и самый высокопоставленный менеджер СССР, ответственный за создание новых образцов вооружений, что резко нарушило управление в соответствующих областях. На место «наиболее успешного менеджера СССР» пришли люди, которых в ряде ситуаций «мозговать не очень-то могли» . Полномочия Берия были разделены между несколькими людьми. А это привело к потере качества управления и уж наверняка к потере темпа в разработке принципиально новых образцов вооружений.
  • Ликвидированы многие наиболее грамотные сотрудники МВД, а на их место пришли в основном «чистые» партаппаратчики, что также явно привело к потере качества, но уже в части работы спецслужб.
  • Лидером государства стал «увлекающийся деятель» Н.С.Хрущёв. Его, мягко говоря, очень малая компетентность в различных областях человеческой деятельности приводила к крайне затратным и неэффективным для государства проектам (повсеместное насаждение кукурузы, распашка целинных земель вместо улучшения сельского хозяйства в традиционных земледельческих районах, создание параллельных партийных и государственных структур, строительство «хрущевок» с большими окнами в северных регионах, что влекло колоссальные неоправданные затраты на отопление зимой и т. д. и т. п.) .
  • Убийство Берия, государственный переворот 1953 года и Доклад XX съезда 1956 года положили начало метаниям в области идеологии: то Сталина защищаем, то его же ругаем. По этой причине у народа в конечном итоге начались идеологические шатания, разброд и постепенное скатывание к хищническому олигархическому капитализму 90-ых.
  • Были безвозвратно утрачены наработки, которые вёл лично Л.П.Берия, хотя есть признаки того, что они не были утрачены, а были переданы куда-то.

В частности, стоит посмотреть этот странный символический ролик:

ВПЕРЁД, ТОВАРИЩИ

http://www.youtube.com/watch?v=m8XUhADVJFA

Ключ к пониманию эпохи, начало которой положили революции 1917 года в России, ещё в конце XIX века дал русский историк В.О.Ключевский. Перспективы воплощения в жизнь «прожектов» преобразования общественных отношений в духе социализма, которыми бредили сами и бередили другие ультралевые интеллигенты со второй половины XIX века, он охарактеризовал одной фразой:

«Общество праведного общежития, составленное из негодяев».

Соответственно этому ключу, которым Н.С.Хрущёв и прочие критики И.В.Сталина не пожелали воспользоваться:

Обвинения в адрес И.В.Сталина по их существу являются обвинениями в том, что он, будучи во главе партии и государства, не сдержал ВСЮ чужую личную распущенность в их личном злонравии всего населения СССР и, в частности, сотрудников партийного и государственного аппарата. Т.е. противники И.В.Сталина сами предъявляют к нему требования, будто Сталин — Бог, который не выполнил своих обязанностей. При этом они уверены, что они не рабы культа личности. Уследить за всеми никому не по силам:

Государственные указы о всеобщих благонравии и добродетельности соблюдаются ровно настолько, на сколько общество само по себе благонравно и добродетельно, и насколько этим государством напуганы злодеи разного рода, вследствие чего злодеи вынуждены лицемерить и изображать из себя благонравных и добродетельных людей. И так было, и есть.

Но так не будет — люди должны определиться в том, чего они желают:

  • быть обществом праведного общежития, для чего необходимо, прежде всего прочего, работать над собой, чтобы стать порядочным совестливым человеком;
  • либо быть обществом негодяев, которое в перспективе обречено на неизбежное самоубийство.

Материалы, с которыми советуем ознакомиться:

«Визит генералиссимуса» — фантастическая повесть, основанная на реальных событиях и документах, в которой есть речь И. В. Сталина на двадцатом съезде КПСС (http://samlib.ru/editors/s/sanochkin_s_z/vizit.shtml). Очень советуем почитать.

Директива Совета Национальной Безопасности США 20/1 от 18 августа 1948 года

из сборника  Thomas H. Etzold and John Lewis Gaddis, eds., Containment: Documents on American Policy and Strategy, 1945-1950 NSC 20/1 (pages 173—203) http://www.sakva.ru/Nick/NSC_20_1R.html

XX съезд КПСС. Доклад Хрущева о культе личности Сталина

http://histrf.ru/ru/lenta-vremeni/event/view/xx-siezd-kpss-doklad-khrushchieva-o-kul-tie-lichnosti-stalina

Обнаружили ошибку? Выделите её и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда

Теги: 20-й съезд, Берия, идеология, История, капитал, Колхоз, либеральная интеллигенция, марксизм, Общесто, развал СССР, Сталин, труд, Хрущёв, Экономические проблемы социализма в СССР

Источник