Вячеслав Штыров: В условиях абсолютно открытого рынка структура экономики будет только ухудшаться

21 марта 2017 года в Совете Федерации состоялись парламентские слушания на тему «Стратегия развития российской экономики: программа неотложных мер». Доклад с одноименным названием подготовлен членами Временной комиссии Совета Федерации по мониторингу экономического развития, которая на протяжении года заслушала выступления видных экономистов страны.

В результате членам комиссии удалось создать масштабную, хорошо продуманную и ориентированную на современный и перспективный технологический уклад стратегию развития экономики. Предлагаем вашему вниманию выступление члена комиссии, члена Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Вячеслава Анатольевича Штырова.

Уважаемые коллеги!

Сейчас такое время, когда экономические проблемы и дальнейшие пути развития страны активно обсуждаются. Звучит целый хор разноголосицы, разных точек зрения, мнений, что же надо делать дальше. Но при всей разности или близости, которые есть между ними, разных оттенках, условно их можно разделить на две части. Первая – либеральная часть и часть, которая представлена экономистами школы «дирижизма» в экономике. Если мы развернем все либеральные идеи, то увидим там абсолютно здравые, хорошие и интересные мысли о том, что надо вносить институциональные изменения, совершенствовать систему производственных отношений внутри страны.

Речь идет о снятии всевозможных организационных и экономических барьеров, о совершенствовании судебной системы, защите собственности. Все это надо делать.

Но представьте себе, что мы выполнили этот план на сто процентов?

Вот как написал Алексей Леонидович (А.Л. Кудрин – председатель Совета «Центра стратегических разработок» – прим.) вместе со своими коллегами: «при полном выполнении этого плана мы будем находиться на самом первом месте в мире по свободе ведения бизнеса».

Будет ли от этого счастье? Поднимется ли экономика нашей страны? Да ничего подобного. Она будет находиться в еще более худшем состоянии, чем есть сейчас. С каждым новым экономическим циклом в условиях абсолютно открытого рынка с обеих сторон структура экономики будет все ухудшаться и ухудшаться. Потому что, к сожалению, таковы условия Российской Федерации – экономико-географические, природно-климатические, геополитические и иные –  у нас мало сфер деятельности, где мы можем быть конкурентоспособными в условиях абсолютно открытой экономики.

Мы должны это понимать. Поэтому наивно думать, как когда-то думал врач Луи Пастер, что жизнь самозарождается. Наивно думать, что в условиях абсолютно либеральной экономики сама по себе вдруг возродится инвестиционная деятельность, и мы пойдем куда-то вперед.

Всем этим надо заниматься, но мы должны придать целенаправленный характер этой работе и деятельности. Вот почему мы настаиваем на том, что нужно действовать по алгоритму, состоящему из трех основных пунктов.

Первое – надо воссоздать систему целеполагания. Второе – воссоздать систему планирования, в который были бы обозначены конкретные планы, исходя из поставленных целей. Третье – мы должны создать еще систему стимулов, механизмов и инструментов, которые заставят всех субъектов хозяйственной деятельности, а не только государство, двигаться к этим целям, выполнять поставленные задачи.

Речь идет об особой тарифной, налоговой политике, об особой схеме решения организационных вопросов (имеется в виду упрощенная схема выделения земель и так далее), о таможенной политике, об организации свободных экономических зон. Иначе говоря, для достижения заданных целей через программы, надо создавать еще целую серию механизмов для их реализации.

Вот основная идеология, которая заложена в нашем докладе.

При этом есть один очень важный вопрос. Вы можете мне сказать: «Но все это не снимает проблему накопления? А где брать деньги для того, чтобы реализовывать все эти планы и задачи?» Да, такая проблема существует. Она неоднократно была перед нашей страной. Она была в 19 веке, когда ей занимался граф Витте, а до него Александр III, она стояла во весь рост перед Иосифом Виссарионовичем Сталиным, который решил ее специфическими методами. Нам исключительно повезло – в 2000-е годы у нас были деньги в руках. Вот они источники финансирования, инвестиций, реализации программ и планов. В значительной степени они утрачены. Более триллиона долларов уплыло за границу, не говоря уже о потерях банков. Сейчас деньги остались или нет? Конечно, какие-то еще есть, их можно мобилизовать.

Но для того, чтобы сделать это, нужен целый комплекс разных мер. Во-первых, необходимо отказаться от привязки внутренней эмиссии денег с золотовалютным резервом. Это абсолютно несусветная глупость, не соответствующая никакой экономической теории. Во-вторых, мы должны мобилизовать те деньги, которые находятся у населения, у субъектов хозяйственной деятельности – это огромные ресурсы, они превосходят государственный бюджет Российской Федерации. Надо закрывать наш рынок от свободного вывоза капиталов, незачем покупать за границей никакие активы. Надо мобилизовать средства, которые есть у государственных монополий и предприятий через правильное управление ими, потому что сегодня ими никто не управляет у нас в стране, никто. Они что хотят, то и творят. Через изъятие дополнительных доходов у сырьевых монополий, через рентные платежи, которые надо вводить. Через запрет для государственных монополий на покупку активов внутри страны, а не только за рубежом. Пусть они свои прибыли направляют в новое производство, а не скупают старое. Таким образом, средства могут быть мобилизованы.

Но вот тут-то на нашем пути возникнет Минфин РФ. Вы видите, что сегодня сказал представитель Минфина? Он завел старую, нудную песню про «голландскую болезнь», которая идет еще с тех времен, когда Кудрин был министром финансов. Нельзя много денег запускать в производство – будет инфляция. Если деньги правильно канализовать, никакой инфляции не будет. Как это было в Советском Союзе, когда «Промстройбанк» доводил средства до строительства любого чума на Чукотке и никуда они не уходили, шли строго по назначению. Разве мы не можем воссоздать эту систему? Мы воссоздаем ее частично в Гособоронзаказе, по крайне мере, пытаемся. Ее надо распространить на всю плановую систему инвестиций и финансирования. Таким образом инфляции можно избежать. А вообще о «голландской болезни» для России может говорить только человек, который изучал экономику по учебнику для домохозяек Самуэльсона. «Голландская болезнь» может быть при трех одновременно складывающихся обстоятельствах.

Во-первых, на определенной стадии длинного экономического цикла, когда нет новых научно-технических разработок, которые могли бы привести к тому, чтобы инвестиции было вложены в резко эффективное производство. Их просто нет –  еще не та стадия цикла. Второе – когда рынок в той или иной стране находится в относительно равновесном состоянии и в принципе нет таких отраслей, куда бы срочно надо было вкладывать деньги. И третье – это характерно для маленьких стран, где ограничено количество ресурсов и поэтому любое вложение в экономику сразу приводит к инфляции и росту цен.

Разве мы можем сказать все это про Россию? Что, нам некуда деньги вкладывать? Да у нас дорог нет, нормальной инфраструктуры нет. И вложения в нее ни к какой инфляции не приведут. Наоборот, они повысят эффективность производства и снизят цены на внутреннем рынке. Это очень эффективный метод для борьбы с инфляцией. Поэтому надо бы Минфину РФ не доверять тому, что думает Алексей Леонидович (А.Л. Кудрин – председатель Совета «Центра стратегических разработок» – прим.).

Неизвестно, знает ли он, что такое простое воспроизводство, что такое расширенное производство, что такое межотраслевой перелив капитала. То, что заложено в докладе, нам надо развить, кое-что добавить и представить  в качестве целостной системы.

Источник