Анатолий Эль Мюрид. Истек срок ультиматума, который поставил хунте заместитель Стрелкова Здрилюк.

Естественно, никто никаких войск никуда не отвел, да и не собирался

24499

Теперь предупреждения закончились, начинается время выполнения обещаний и угроз. Собственно, теперь ополчение должно доказать свою дееспособность не только в обороне, но и в наступательных действиях.

Однако проблемы ДНР заключаются не только и не столько в военной части ее текущего существования. Молчавший до сих пор Ахметов озвучил свои «четыре сценария» развития ситуации, три из которых он с ходу признал неработающими, и лишь Донбасс в составе некой абстрактно-обновленной Украины для него выглядит жизнеспособным развитием обстановки.

Эта позиция, в общем-то, не стала неожиданной. Ахметов состоялся как олигарх именно в рамках умирающего незалежного проекта Украины, и нелепо было бы предполагать, что он вдруг решит начать жить в каких-то иных условиях.

Приобрести можно немногое, а вот потерять – все. Ему не по пути с восставшими – иллюзий по этому поводу не было, и его выступление лишь зафиксировало это понимание.

Единая Украина с передачей полномочий на места – лозунг вполне привлекательный, однако Ахметов умолчал о том, что именно он понимает под единой Украиной в условиях текущего момента. Та Украина, которая существует сейчас, – это попытка переформатировать обанкротившийся неолиберальный проект в откровенно нацистский режим.

Просто потому, что сохранить власть украинская «элита» может только одним способом – через войну замазать весь народ кровью и создать образ бесконечно живого врага, борьба с которым и должна стать целью существования новой этнически чистой Украины. Кто есть щирый украинец, а кто – клятый москаль, будут определять не по 5-й графе, а по степени фанатичной преданности.

Возможно, люди Донбасса и Луганщины не могут правильно сформулировать, почему они не хотят жить в такой единой и неделимой Украине – но даже того, что они зримо увидели за последний месяц, им хватило, чтобы проголосовать против такого проекта.

Ахметов не стал уточнять, как быть с волей людей, которые проголосовали за создание независимой Донецкой республики. У него больше долларов, чем людей в области, поэтому он полагает, что его мнение способно перевесить желания их всех вместе взятых.

Что хорошо для Группы «СКМ», то хорошо для Донбасса – классическая формула власти денег. Не СКМ для Донбасса, а Донбасс для СКМ – логика, которая и привела к катастрофе существующую модель укрокапитализма. Но это не интересует Ахметова – кнопка Reset решает все проблемы.

Главного олигарха Донбасса не слишком беспокоит присутствие на территории области карателей – критически важные для себя объекты он способен прикрыть нанятой охраной и дружинами. Остальное его касается слабо.

Очевидно, что позиция Ахметова, готового вести переговоры с хунтой без предварительных гарантий безопасности для жителей Донбасса, да еще и сепаратно – отдельно от руководства ДНР, автоматически ставит его в противоположную от восстания сторону.

На войне позиция «и нашим, и вашим» может быть только у нейтрального посредника – остальные определяются по простому правилу «кто не с нами…» Ахметов явно не с народом, он с собой. Что переводит его в разряд противников республики.

При этом на территории ДНР сегодня как минимум есть три власти плюс остатки власти прежней, которая на самом деле никуда не делась: те же самые люди занимают в основном те же самые кабинеты. Тем не менее первая власть – это собственно ДНР в лице весьма аморфных структур республики, ополчения Стрелкова и весьма условно поддержавшей ДНР милиции.

Вторая власть – это каратели в лице всевозможных бандформирований типа «Днепра», «Донбасса», «Азова» и прочего безымянного отребья, а также группировка АТО, которая тоже представляет собой по большей части полуразложившиеся бандформирования, периодически воюющие как с ополчением, так и между собой – как это произошло сутки назад в Староварваровке.

Третья власть – это, безусловно, Ахметов, для которого на первом этапе важно оборонить свои предприятия и критически важный для него Мариуполь, а точнее Мариупольский морской порт и портовую инфраструктуру.

Вторым этапом для Ахметова должен будет стать перехват власти в Донецке, после чего можно будет решать проблему совершенно неподконтрольного ополчения Стрелкова и Здрилюка.

Решил ли Ахметов первую задачу, сказать сложно, однако, если учесть, что безопасность мирных горожан не входит сегодня в перечень его приоритетов, то, наверное, да. В противном случае он хотя бы заикнулся вчера по поводу недопустимости действий зондеркоманд, не говоря уже о безусловном требовании немедленного и гарантированного их вывода.

Вторая задача – труднее, так как потребуется расстановка своих людей по руководящим кабинетам Донецка в условиях, когда вертикаль управления существенно нарушена.

Вполне вероятно, что и эта проблема особо сложной не является – руководство ДНР в простейших вопросах успело наделать массу ошибок. Уже поэтому можно сделать вывод, что к аппаратной работе оно непригодно.

Опытные управленцы, как показывает опыт всех без исключения революций, не испытывают особых трудностей, когда дело доходит до задвигания за печку героев революции. Способов много – от банальной покупки до классических двух-трехходовок, совершенно неизвестных неискушенным борцам.

Итог один – без опытных аппаратчиков, находящихся под контролем ДНР, республика очень быстро станет вотчиной Ахметова. Может, за месяца два, может – чуть дольше. Итог неизбежен.

Фактически сейчас у нового гособразования два фронта и две войны. Первую войну ведет ополчение, она видна и освещается чуть ли не по шагам – пусть и с вполне объяснимыми неточностями, которые связаны с быстро меняющейся обстановкой.

Вторую войну должны вести политики в Донецке – как против всех, кто пытается перехватить руководство ДНР против воли населения, высказанной на референдуме, так и против самих себя – своей некомпетентности, ошибок, желания славы и гордости за демонстрацию себя любимых на экранах телевизоров.

И эта война выглядит куда как более важной – просто потому, что бойцов ополчения, погибающих сегодня за свое будущее, могут весьма цинично использовать в конкурентной борьбе украинских группировок и кланов, после чего им в лучшем случае нацепят на грудь висюльку и попросят выйти вон.

В этой тихой войне невозможно применить правила «громкой» войны – никакие расстрелы предателей не помогут поставить у руля компетентных и грамотных. Их не десантируешь с брони и не поможешь переброской подкрепления. Здесь тоже нужны профессионалы своего дела – такие, как те, что держат в страхе целый месяц всю украинскую силовую машину.

Пока – повторюсь – видимых признаков того, что у руля ДНР стоят именно профессионалы, нет. Лидеры восстания могут быть честными, искренними и неподкупными. Но хороший человек – это все-таки не профессия. Главная проблема сейчас – это подбор кадров и контроль над ними.

Нужен учет и осознание опасностей, которые исходят от местных олигархов, местных «бывших», местных коррумпированных предпринимателей, чиновников и многих-многих, которые были вполне комфортно устроены при прошлой власти и которые не слишком горят желанием расставаться со своим комфортом ради непонятного им «счастья народа».

Революции и перевороты делают не для народа – их делают для того, чтобы вор мог воровать еще больше. Весь прошлый опыт 23 прошедших лет научил этих людей только этому – и теперь нужно всех их разубедить и заставить жить как-то иначе.

Хорошо, если политики в Донецке хотя бы сами понимают, что такое – «как-то иначе».
http://el-murid.livejournal.com