Чем грозит миру и России халифат. Часть 2

О последствиях. Ирак практически уничтожен

Республика Ирак не зря была выбрана первой целью исламистов. После американской оккупации страна находилась в жесточайшем кризисе, в состоянии полураспада. Шиитское правительство во главе с Нури аль-Малики не пользуется популярностью. Центральные власти не любят не только сунниты и курды, но многие простые шииты. Коррупция и казнокрадство поразили весь бюрократический аппарат. Огромные доходы от продажи углеводородов уходят в карманы сановников, которые покупают недвижимость на Западе. Сунниты были отодвинуты от власти и соответственно от доходов. Более того, они превратились в дискриминируемую часть населения. Курды взяли курс на строительство своего государства.

Вместо того, чтобы попытаться выстроить новую систему управления, которая объединит различные религиозные и этнические группы, режим аль-Малики стал перекраивать политическую и экономическую жизнь в пользу шиитов. Чистки административного аппарата, вооруженных сил и правоохранительных структур от суннитов и бывших сторонников Саддама Хусейна, значительно ухудшили качество управления, что ещё больше усилило беспорядок.

Поэтому различные повстанческие и террористические группировки, движения получили мощную социальную базу. К тому же всеобщий развал сказался на вооруженных силах и правоохранительных органах. Морально-боевой дух армии оказался на таком низком уровне, что большая часть соединений просто не способна оказать активное сопротивление боевикам. Оказалось, что если у солдат нет боевого духа, не может помочь и масса различного довольно современного оружия и техники, которую Ирак закупил у США, ряда стран Европы и России. Миллиарды долларов оказались потрачены впустую. Более того, часть арсенала попала в руки боевиков и усилила боевой потенциал халифата.

Негативную роль сыграла непродуманность закупок оружия и техники. Оружие и техника разномастные — от новых систем до старых, советского и американского производства. По сути, Ирак принял много хлама из США, от стран НАТО и бывшей Организации Варшавского договора. В 2000-е годы Ираку передавали снаряжение, стрелковое вооружение, минометы, гранатометы, автомобили, бронетехнику из Эстонии, Латвии, Украины, Румынии, Венгрии, Болгарии, Словении, Дании и других стран. Так, Венгрия в 2006 году передала Ираку 77 танков Т-72 (они прошли модернизацию в США), 4 БРЭМ, 36 БМП и 100 грузовиков. В декабре 2008 года было подписано соглашение о поставке из США в Ирак партии оружия стоимостью 6 млрд. долларов. Она включала в себя 140 танков M1A1M «Абрамс», 400 бронемашин «Страйкер», 26 вертолётов «Bell-407» и т. д. В США заказали 15 патрульных кораблей. В 2011 году Ирак заказал у Соединенных Штатов 36 истребителей F-16. В 2013 году начались поставки американских разведывательных беспилотных летательных аппаратов ScanEagle.

При этом уже в ходе боев с мобильными группами повстанцев стало ясно, что армии не хватает тяжелой бронетехники, артиллерии, особенно самоходной, а также армейской авиации (ударных вертолетов), штурмовиков и истребителей-бомбардировщиков. После блицкрига ИГИЛ Багдад в спешке запросил у России и Ирана штурмовики Су-25. Они были поставлены в конце июня (по данным СМИ, Россия поставила 12 машин, Иран — 7) и уже участвуют в боевых действиях против боевиков ИГИЛ. Кроме того, Россия должна поставить 40 ударных вертолетов Ми-28НЭ и Ми-35. Часть вертолетов уже поставлена и участвует в боевых действиях. В частности, в конце июня боевики подбили боевой вертолет Ми-35 иракской армии.

Однако, одними Су-25 и ударными вертолетами отряды ИГИЛ не остановить. Экстренная поставка самолетов только поможет улучшить ситуацию, особенно с поддержкой с воздуха. Но для решительного перелома необходима мотивированная боеспособная пехота. А её у Багдада нет.

Некоторую роль в сдерживании суннитских исламистов могут сыграть различные шиитские группировки. Так, радикальный имам Муктада ас-Садр (лидер распущенной «Армии Махди», которая вела борьбу против американской оккупации Ирака) в числе первых отреагировал на призыв премьер-министра Нури аль-Малики «защитить Багдад» и сформировал бригаду. Шиитские подразделения хорошо вооружены и боеспособны. Но их слабостью является разобщенность и территориальность (они предпочитают защищать свои родовые гнезда), у них нет стратегических целей. К тому же они не доверяют властям.

1405539325_1014601406Курдистан

Не поддерживают правительство Нури аль-Малики и курды. Суннитских экстремистов они не любят, но и особого смысла воевать с ИГИЛ у курдов нет. После наступления отрядов ИГИЛ, победы в Мосуле и выхода исламистских бандформирований к границе Иракского Курдистана курды мобилизовали вооружённые отряды самообороны (пешмерга). Курдское ополчение обеспечило безопасность автономии, а также установило контроль над спорными с остальным Ираком территориями. В первую очередь курды захватили северную нефтяную столицу Ирака — Киркук.

Курды обозначили оборонительную стратегию. Они хотят удержать те территории, которые считают своими, не желая участвовать в конфликте за весь Ирак. Если ИГИЛ не атакует Курдистан, а у группировки сейчас есть задачи важнее, то и серьёзного противостояния не будет. ИГИЛ же, скорее всего, сама штурмовать курдские районы не будет. Есть более важная задача.

Курдское руководство даже оказалось в выигрыше от наступления исламистов. Теперь Багдад точно не сможет воспрепятствовать отделению Иракского Курдистана. Фактическую независимость можно перевести на формальный уровень. Эрбиль решил использовать этот момент для создания независимого государства. 1 июля президент Автономного региона Иракский Курдистан Масуд Барзани объявил о намерении провести референдум о независимости своего государственного образования. Собственно, это формальность, очевидно, что большинство жителей автономии проголосует за независимость.

Курды стремились к созданию своего государства уже давно. Курды боролись за свою независимость еще во времена Османской империи, но не получили своего государства во время развала этой империи, хотя и заслуживали этого. В 2003 году курдские вооруженные формирования поддержали операцию по свержению режима Саддама Хусейна и заметно приблизились к своей цели. Их автономия, созданная в 1970 году, стала почти независимой от Багдада. Пока на юге и в центре Ирака американцы устанавливали свой контроль, и различные группировки шиитов и суннитов боролись за власть, курды формировали на северо-востоке свою государственность.

Власти курдской автономии во главе с президентом Масудом Барзани пригласили в автономию международные нефтяные компании. С учётом того, что нефтяные запасы Иракского Курдистана — шестые в мире по величине и насчитывают 45 млрд. баррелей (60% добываемой Ираке), нефтяные компании с удовольствием пришли в регион. К тому же курды смогли поддержать безопасность и стабильность в регионе. В Курдистан пришли такие известные компании как Exxon, Total, Chevron, Talisman Energy, Genel Energy и т. д. Кроме того, Эрбиль наладил хорошие отношения с соседями — Тегераном и Анкарой. Турки и персы решили, что лучше создать Курдистан за счёт территории Ирака. К тому же от такого сотрудничества хорошие прибыли. В частности, Турция вовремя подсуетилась и заняла большую часть внутреннего рынка Иракского Курдистана. Багдад активно протестовал, но ничего реального сделать не смог.

Огромное значение в усилении позиций Курдистана имеет Киркук. Город имеет стратегическое значение. Здесь располагается Киркукское месторождение нефти. Оно дает 1 млн. баррелей нефти в день. Рядом с Киркуком начинается один из важнейших в регионе нефтепроводов Киркук — Джейхан. Две трубы мощностью 1,1 млн. баррелей и 500 тыс. баррелей в день тянутся до турецкого порта Джейхан, откуда «чёрное золото» можно поставлять на международные рынки. В настоящее время с севера Ирака поставляются 100-120 тыс. баррелей в день. Захват Киркука курдами серьёзно повышает экономический потенциал Курдистана и соответственно его авторитет в мире.

До этого момента Эрбилю приходилось придумывать альтернативные маршруты доставки нефти. Так, в 2013 году автономия запустила трубу мощностью 150 тыс. баррелей в день, идущую от курдского месторождения Так-Так через границу и в трубопровод Киркук — Джейхан на его турецком участке. Турция активно поддержала этот проект, несмотря на протесты Ирака.

Как только курды заняли Киркук, турецкие власти немедленно подписали соглашение с властями Курдской автономии о вывозе курдской нефти с севера Ирака через порт Джейхана. Масуд Барзани объявил, что это не нарушает иракскую конституцию, так как является реализацией прав курдского народа на причитающуюся им долю от нефтяного пирога страны. В том же духе высказались и турки. В целом Багдад просто послали идти лесом. Багдад пообещал направить иски в Парижский арбитраж в отношении Турции и властей Курдской автономии. Однако Анкару и Эрбиль иски иракского правительства особо не заботят. Поэтому вскоре Курдистан получит стабильный источник денег, что поможет укрепить государственность и военную мощь.

Турецкое правительство сделало ставку на сотрудничество с Курдской автономией. В ответ Эрбиль дал гарантии, что территория автономии перестанет быть базой Курдской рабочей партии, которая ведет борьбу за освобождение курдских территорий, находящихся в составе Турции. К тому же Анкару прельщает возможность стать важнейшим энергетическим мостом между Европой и Ближним Востоком. И сотрудничество с Курдистаном — это одно из ключевых направлений этой политики. В том же духе Турция развивает отношения с Азербайджаном и Ираном. Да и стремительное ослабление Ирака, который при Саддаме Хусейне был одним из региональных лидеров, на руку Турции. Одним соперником меньше. Турция сама претендует на лидерство в суннитском мире.

Видимо, не будет особо возражать против возросшей самостоятельности Иракского Курдистана и Иран. Энергия курдов будет сосредоточена на укреплении своего государства, а не на террористической деятельности в Иране, где курды также составляют значительную часть населения. К тому же в текущей ситуации Тегеран заинтересован в дружбе с курдами для ограничения распространения суннитских радикалов из ИГИЛ. Противостояние по линии шииты — сунниты нарастает и Ирану нужен союзник или дружественно настроенный сосед. Не зря Тегеран уже наладил хорошие отношения с Эрбилем. Враждовать с Иракским Курдистаном Ирану не выгодно.

Ещё один региональный союзник Курдистана — Израиль. Тель-Авив помогает Иракскому Курдистану уже долгое время. Израилю нужен ещё один центр силы, который будет противостоять интеграции арабского мира. В условиях нарастания напряженности в регионе и появления возможности появления «арабской империи» (халифата) на обломках ряда арабских государств, включая Саудовскую Аравию, Израилю нужен союзник, который не будет ставить целью ликвидацию еврейского государства. Да и экономические интересы не стоит забывать. В условиях, когда арабский мир может блокировать поставки нефти в Израиль, из-за очередной израильско-палестинской войны, с включением соседей, дешевая курдская нефть решит проблему энергобезопасности.

В 2012 году Национальный совет по разведке США в докладе о перспективах развития Ближнего Востока сделал предположение, что к 2030 году Курдистан станет независимым государством. Однако, судя по всему, ждать осталось не так долго. Блицкриг ИГИЛ создал для Эрбиля новое окно возможностей.

Видимо, США также не будут мешать курдской независимости. Официальный Вашингтон говорит о необходимости сохранять территориальную целостность Ирака и является союзником Багдада. Но, на деле, всё не так гладко, как на словах. США всегда поддерживали широкую курдскую автономию и закрывали глаза на усиление вооруженных сил Курдистана. Во время наступления ИГИЛ США фактически только на словах поддержали Багдад. Советников отправили больше для мониторинга ситуации и защиты американских интересов, а не для реальной помощи режиму аль-Малики. Более того, Вашингтон несколько задержал поставку истребителей и боевых вертолетов.

К тому же США выступили в качестве творца ИГИЛ. Даже лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади, видимо, является «троянским конем» американских спецслужб. Нынешний глава халифата был арестован американскими спецслужбами в 2005 году и содержался в американской тюрьме «Кэмп-Букка» в Северном Ираке до 2010 году. Как только его выпустили, он сразу начал вооружённую борьбу против законного правительства Сирии. Очевидно, что переброска ударной группировки ИГИЛ из Сирии и в Ирак и начало боевых действий против иракского правительства без одобрения Вашингтона были бы невозможны. Да и сама операция ИГИЛ в Ираке выглядит слишком блестящей для арабов. Боевики террористической группировки, которые прославились своими зверскими убийствами, на такую разведывательную и оперативную работу не способны. Им явно помогли могущественные силы.

1405539729_2fb65c9afb18ce8fec51a69a7d403549По сути, США толкают Ирак к развалу. Это приоритетная задача транснациональных банков и корпораций, которые стоят за Американской империей. Все крупные государства планируют расчленить на несколько зависимых от мировых финансово-промышленных корпораций государственных образований. Фактически Новый мировой порядок по-западному — это неорабовладельческий, неофеодальный мир, где господствуют крупные «работорговцы и феодалы» (крупные собственники), имеющие свои армии-дружины в виде частных военных кампаний.

Вашингтон всячески толкает курдов на путь углубления раскола между Эрбилем и Багдадом. Так, недавно курдистанский президент Масуд Барзани встретился с заместителем помощника американского госсекретаря по делам Ближнего Востока Бреттом Мак-Герком. На этой встрече Барзини заявил, что курды не откажутся от планов достижения независимости. Мак-Герк попросил курдов дать Багдаду еще один шанс, но, если этот не сработает, идти по пути самоопределения. 12 июля вице-президент США Джозеф Байден и президент Иракского Курдистана Масуд Барзани провели телефонные переговоры. Речь шла о выходе иракской автономии из состава Ирака как о пути преодоления кризиса. Фактически Вашингтон уже выстраивает межгосударственные отношения с Эрбилем. Процесс создания нового государства на Ближнем Востоке идёт полным ходом.

В Багдаде это понимают и отношения правительства аль-Малики с курдами уже дошли до открытых вызовов. 9 июля премьер-министр Ирака Нури аль-Малики заявил, что столица Иракского Курдистана становится базой террористов — группировки «Исламское государство» (ИГИЛ). «Мы не будем замалчивать тот факт, что Эрбиль становится базой «Исламского государства», баасистов (сторонников запрещенной в государстве партии Арабского Социалистического Возрождения — БААС), «Аль-Каиды» и других террористов», — заявил глава правительства Ирака.

Курды же продолжили «нефтяную войну» против Багдада и несколько дней назад захватили районы Бай Хасан и Махмур. Министерство природных ресурсов Регионального правительства Курдистана заявило, что это сделано с целью «защиты нефтяных месторождений» (федеральное министерство нефти в Багдаде хотело саботировать работу новой трубопроводной структуры Курдистана). В ответ Багдад предупредил Эрбиль о серьезных последствиях захвата нефтяных месторождений, обвинив посягательстве «на Конституцию и национальное богатство». Курды же пообещали держать оборону как от террористов ИГИЛ, так и Багдада.

Таким образом, Ирак уже распался на три государственных образования — официальный Багдад, который поддерживают шииты, халифат «(«Исламское государство») и Курдистан.

1405539810_0af5f11a4642ca570fb0418c72a96d4d1405539859_ee83f10220fb9cd92edff4e1017532fbСирия

Победы исламистов в Ираке — это серьёзный удар по Сирии. Возможное падение Багдада — это изоляция Сирии. Не зря боевики ИГИЛ и их союзники из «Фронта ан-Нусра» большое внимание уделяют захвату поселений на границе Сирии и Ирака.

При шиитском правительстве аль-Малики Ирак стал союзником Сирии в борьбе с бандформированиями. Через Ирак идут серьёзные потоки поддержки Башару Асаду. Из Ирака шли шиитские добровольцы, поступали военные материалы, деньги. Багдад был серьёзным ресурсом Асада. Через Ирак Сирии помогал Иран. Теперь этот канал перекрывают. Если «Исламское государство» одержит вверх в Ираке и Багдад падет — это шах и мат Асаду.

Иран — это основной ресурс Асада. Общей границы между Сирией и Ираном нет. Турция враждебна Сирии и является одним из главных спонсоров бандформирований. Анкара надеется поживиться за счёт развала Сирии на несколько обломков. Победа исламистов в Ираке — это страшный удар по Сирии. У Асада не хватит ресурсов, чтобы продолжать борьбу за всю страну, придется сосредоточиться на обороне алавитской территории, в районе Латакии — Тартуса.

Необходимо также отметить, что за три года войны Сирия очень сильно пострадала. И Сирия держится только за счёт поддержки Ирана, включая ливанскую группировку «Хезболла», и политического покровительства таких глобальных игроков как Россия и Китай (Россия оказывает и некоторую военно-техническую помощь). Однако одной политико-дипломатической поддержки мало, нужны деньги, бойцы, оружие, боеприпасы и снаряжение. Здесь Иран играет ключевую роль, в том числе и через шиитов Ирака и Ливана.

К тому же победы исламистов в Ираке дали им массу оружия, техники, боеприпасов, снаряжения, топлива. Резко усилен демографический ресурс. Численность армии «Исламского государства» выросла в несколько раз. Исламисты получили мощную оперативную базу, прочный тыл. Резко вырос и финансовый ресурс «армии джихада». Можно покупать пушечное мясо, военспецов. Всё это позволяет исламистам организовать новое серьёзное наступление и в Сирии.

Поэтому дальнейшие победы ИГИЛ в Ираке не сулят Сирии ничего хорошего. Эскалация конфликта гарантирована. А если предположить, что и в Сирии произойдёт коренной перелом в пользу «армии хаоса», в критической ситуации окажется уже и Иран. Ближневосточный фронт мировой войны запылает во всю силу.

1405539388_image195475_b7c6bd1fbc1699c433fa291e9302c1111405539390_image195475_9acf4486307697224fc95704fbcb98c31405539397_image195475_edd84715389d1db4e148dd7d82073f431405539505_iraq202goj921405539590_iraq205xjjpz1405539563_iraq207sqj6v1405539666_image195475_991f33ab77123f9295c0c49337fef83e

Фото с парадов ИГИЛ по поводу создания исламского халифата на подконтрольных им территориях Ирака и Сирии

Продолжение следует…