И пушки есть – да стрелять некому



Порошенко в третий раз за полгода объявляет военную мобилизацию, а Яценюк впервые – экономическую.

Во вторник, 22 июля, депутаты Верховной Рады рассмотрят указ президента Украины о новой частичной мобилизации. Чтобы документ вступил в силу, парламентарии должны одобрить его в течение двух дней. Впрочем, сомневаться в том, что депутаты дадут добро указу Петра Порошенко, оснований нет – для Украины эта волна мобилизации станет уже третьей.
Первая была объявлена еще в середине марта, в разгар крымских событий. Вторая стартовала в мае и длилась 45 дней. Несмотря на то, что военные официально не отчитываются перед общественностью о итогах каждой мобилизации, СМИ констатируют, что две предыдущие если и не провалены, то окончились совсем не так, как того хотел Киев. И эстренное объявление нового призыва – лучшее тому подтверждение.


Планировалось, что только во время второй волны мобилизации «под ружье» поставят около 37 тысяч новобранцев. Но мужчины стараются уклониться от призыва. Кто – откупается, кто – прячется, кто подается в бега или на заработки в Россию. Например, в Сумах вместо запланированных 1950 человек удалось отправить в войска чуть меньше 300 бойцов.
В итоге на сегодняшний день эксперты оценивают общую численность группировки украинских войск, сражающихся за Донбасс, всего в 30-35 тысяч солдат и офицеров. И это с учетом так называемой нацгвардии, добровольческих батальонов Игоря Коломойского и других олигархов и политиков.


По имеющейся информации, сейчас планируют призвать и отправить на Юго-Восток в основном младший офицерский состав, сержантов, военных инженеров, связистов, электронщиков. Заместитель областного военкома Запорожской области Михаил Логвинов рассказал, что третья очередь мобилизации будет самой массовой. Уже начата подготовка к приему новобранцев.
«Свободовец» Юрий Сиротюк пояснил, что главная цель мобилизации — провести ротацию тех военнослужащих, которые воюют за Донбасс уже несколько месяцев. Но эксперты полагают, что у Генштаба может быть иная цель – имеющихся сил просто недостаточно для того, чтобы подавить и контролировать Донбасс. Поэтому Киев стремится нарастить численное преимущество и перейти в решающее наступление.


Бывший командующий 58-й армией Вооруженных сил РФ генерал-лейтенант Виктор Соболев считает, что если план Киева состоит именно в том, чтобы «задавить» ополченцев «числом», он вряд ли увенчается успехом.
– Не думаю, что очередная мобилизация кардинально повлияет на ход событий в Донбассе. Дело не только в количестве войск – нужно понимать, что украинская армия в течение всех этих лет после распада СССР никак не финансировалась. Разрушена система управления, технического обеспечения, мобилизационной готовности. Поэтому объявляй хоть третью, хоть четвертую, хоть пятую очередь мобилизации – на ход событий это никак не повлияет.


Еще нужно учитывать, что моральный дух ополченцев и нацгвардии несравним. Потому что одни отстаивают свою родину, защищают свои семьи. А другие идут агрессором, убивают женщин и детей с лозунгом «За единую Украину». И они сами это видят. Недаром Турчинов обращается к НАТО и США, чтобы они если не войска ввели, то дали бы современную технику. И Порошенко постоянно апеллирует к Западу. Поэтому новый призыв ничего не решит.


«СП»: – Боевую группировку АТО оценивают в 30-35 тысяч человек. Достаточно ли этого, чтобы подавить сопротивление в Донбассе?
– Население Донбасса составляло 7,2 миллиона человек. Предположим, что за последнее время оттуда уехало около миллиона (отток жителей был и раньше – кто-то уезжал на заработки в Россию и на Запад, кто-то переезжал в другие области Украины, а сейчас, понятно, бегут от войны). Все равно остается около 6 миллионов. Конечно, далеко не все принимают участие в боевых действиях. Но если бы ополченцам дали вооружения в достаточном количестве, они смогли бы взять верх. Стрелков и другие лидеры постоянно обращаются за помощью к России, но мы никак им не помогаем и ничего не даем. Сравните это с реакцией Израиля, который за несколько убитых своих граждан начал военную операцию в Газе и не собирается останавливаться. Они считают, что так защищают свои интересы, и никакое мировое сообщество им не указ.


Что касается Украины, им, учитывая то, что я говорил о боевом духе, нужно сил в 5-6 раз больше, чем у ополченцев, чтобы подавить их. И это при условии, что будет хорошая мотивация, координация действий и единое руководство. Но сейчас у них действуют наемные батальоны Коломойского, которые никому не подчиняются и, кажется, занимаются только тем, что уничтожают мирное население. У них нет единого командования, единой системы, нет элементарного тылового и технического обеспечения. Не говорю уже о том, что, скажем, командир 24-й механизированной бригады бросил свои попавшие в окружение подразделения и сбежал, это вообще за гранью. Киеву сейчас нужны время и деньги, а этого у них нет.


«СП»: – Не означает ли новая мобилизация, что Киев готовится ввести военное положение?
– Военное положение – это очень серьезная вещь. Мы не вводили военное положение даже во время двух чеченских войн. Если Киев введет военное положение, он фактически признает, что в стране идет гражданская война, и он борется не с какими-то террористами, а с двумя республиками или с Новороссией, как они себя называют. И правильно называют, ведь восемь юго-восточных областей нынешней Украины никогда в состав Малороссии не входили, их отдал Украине Ленин, чтобы разбавить сельскохозяйственные районы рабочим классом. Так что, думаю, на введение военного положения Порошенко не пойдет.
Киевский политолог Дмитрий Джангиров согласен с тем, что новая волна мобилизации вряд ли поможет Киеву быстро и окончательно переломить ход военных действий. Он указывает и на еще один аспект мобилизации – экономический. В понедельник министерство финансов сообщило, что на один месяц проведения так называемой антитеррористической операции (АТО) необходимо 1,5 млрд. грн. в месяц (128 млн. долл.). Из которых у минобороны республики есть всего 500 миллионов – придется снова перекраивать бюджет и что-то урезать.


Премьер Арсений Яценюк пообещал мобилизовать не только военных, но и национальную экономику. Правда, даже официальная статистика говорит о том, что мобилизовывать скоро будет нечего.
– Есть логика втягивания в конфликт разных сторон, – говорит Дмитрий Джангиров. – По этой логике президент делает следующий шаг – объявляет частичную мобилизацию. Скорее всего, это говорит о том, что планы решения конфликта силовым путем в ближайшее время невозможны, хотя бы в силу того, как сложилась ситуация для украинских войск на южном фронте. Люди там не вышли из окружения и продолжают нести потери, причем потери достаточно большие, счет идет уже на сотни убитых и раненных. У Киева есть необходимость в резервах для продолжении войны. Им кажется, что лишние несколько батальонов или бригад новобранцев что-то могут решить.


С другой стороны, объявление частичной мобилизации – плохая примета. Даже если бы теоретически удалось призвать 100 тысяч человек, большой вопрос – можно ли этих людей обеспечить средствами защиты, оружием и инфраструктурой в самом широком смысле слова. Да что инфраструктурой, получится ли элементарно обеспечить их питанием? Вряд ли такой конфликт можно решить наращиванием сил, неподготовленных специально к участию в боевых действиях. Эти мобилизованные могут стать солдатами только к весенней кампании.


«СП»: – Может, вы имели в виду – осенней?
– Нет, я не оговорился – именно к весенней. Для того, чтобы хотя бы базово подготовить солдат, нужно как минимум два месяца. В октябре начинутся дожди. В ноябре – заморозки. Ну, а зимой могла воевать только Советская армия в Финляндии. Поэтому до весны нечего и говорить о том, чтобы подготовить призывников.
«СП»: – Это означает, что Киеву не удастся добиться скорейшего завершения АТО даже при условии удачной мобилизации, что само по себе довольно сомнительно?
– Пока исход выглядит печальным для всех. Мы говорим не о победе, а об уничтожении друг друга. Именно об уничтожении, и не только в физическом смысле. В Донбассе идет уничтожение экономики, в Киеве – финансовой системы. Не говоря уже о том, что призываются экономически активные граждане, которые могли бы производить ВВП. А так государство, наоборот, вынуждено тратить деньги на их содержание.


Когда власть называет цифры, необходимые для АТО, она говорит только о прямых расходах. А ведь есть еще непрямые. Например, нужно продемонстрировать восстановление освобожденных регионов, и в буквальном смысле, и в пропагандистском. Возможности бюджета очень ограничены. И на деньги МВФ тоже не стоит рассчитывать – их дают под очень жесткие условия. Нельзя просто взять и потратить на войну.


«СП»: – Арсений Яценюк заявил, что подготовит экономику к работе в условиях мобилизации. Что он имел в виду?
– Мобилизационная экономика – это просто эвфемизм, который скрывает за собой экономику военного или полувоенного времени. Еще Геббельс сказал все проще: «Пушки вместо масла». Дело не в Геббельсе. Конечно, так было всегда: меньше расходов на людей – больше расходов на армию. Что касается ввода полноценного военного положения – это решение политическое. Я не думаю, что власть на него пойдет. Тем более, что в ходе АТО от этого кардинально ничего не изменится.
Политолог Александр Дудчак считает, что мобилизация не поможет Киеву, поскольку ресурсы у него подходят к концу. Как человеческие, так и экономические.


– Наверное, стоило бы сразу объявить восемнадцатую мобилизацию, почему нет? На самом деле, сколько бы ни было волн призыва, количество населения ограничено. Количество боеспособных мужчин еще меньше. А уж желающих идти на войну вообще не осталось. Пусть в Киеве спросят у тех женщин на Западной Украине, которые призывают к миру: хотят ли они отправлять своих детей на войну?
С одной стороны, украинскому руководству не жалко людей. Но с другой – должен же кто-то работать и создавать ВВП? Для этого нужно трудоспособное население. Хотя, кто знает, может быть, они руководствуются принципом «меньше народа – больше кислорода». Погибшим ведь не нужны ни зарплаты. ни социальные выплаты.


«СП»: – Сможет ли объявленная Яценюком «экономическая мобилизация» как-то спасти Киев?
– Можно, конечно, назвать коллапс в экономике экономической мобилизацией. Но суть от этого не изменится. Перевести экономику на военные рельсы сложно. Сейчас предприятия, которые занимались «оборонкой», пытаются что-то делать. Но это заключается в основном в восстановлении старой военной техники, танков, ракетных комплексов. Потому что у Украины практически нет замкнутых типов производства. Даже пушки для бронемашин мы заказывали то в России, то в Словакии. Поэтому переход на военную экономику будет заключаться только в жесточайшей экономии: никаких премий, безработица, которая будет превращаться в скрытую (формально человек работает, а на самом деле приходит на завод раз в неделю и не получает зарплату).
Киев не может остановить войну, ведь тогда нужно будет заниматься экономикой. А от нее ничего не осталось – дом держится на обоях. Поэтому сейчас и ведутся бесконечные попытки любой ценой втянуть Россию в войну, объявить ее агрессором и списать на нее все неудачи.


взято: http://svpressa.ru/war21/article/93149/