Последний парад «незалежности»

BCM_bdsCBm4Сможет ли Украина сохранить свою государственность к следующему Дню независимости?

24 августа Украина отметила очередной День независимости. К 23-й годовщине «незалежности» украинское государство подошло с плачевными результатами. На востоке страны идёт гражданская война, которую нынешние киевские власти упорно именуют антитеррористической операцией.

Почти семь миллионов «террористов», живущих в Донбассе президент Пётр Порошенко обещал усмирить именно к 24 августа. Вместо этого из Донецка приходят сообщения о переходе ополченцев в контрнаступление. Поэтому вместо обещанного «парада победы» над восставшим Донбассом в Киеве прошёл парад обычный. Правда, с пафосным подтекстом: воинские части, промаршировавшие по Крещатику, прямо с парада были отправлены в пекло гражданской войны.

В экономике, несмотря на миллиардные долларовые кредиты, дела всё хуже. Только по официальным данным, падение ВВП страны составит к концу года семь процентов. А инфляция «разгонится» до 19 процентов.

Олигархи, фактически превратившие отдельные области в свои вотчины, открыто не подчиняются приказам из Киева. Во время так называемого перемирия в июне воинские части, финансируемые олигархом Игорем Коломойским, продолжали боевые действия.

Что ждёт Украину и будет ли существовать страна с таким названием к следующему «дню незалежности»?

– Я неоднократно заявлял, что Украина, как государство де-факто уже перестало существовать, – говорит президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко. – Государство – это структура, которая контролирует ту или иную территорию, и обеспечивает на ней выполнение внутренних и международных законов. Об украинском государстве сейчас этого сказать нельзя.

Дело не только в том, что в Донбассе идёт война. В центре Украины, на Юго-Востоке целые области фактически контролирует олигарх и по совместительству губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский, у которого свой закон, свои вооружённые силы. Достаточно почитать заявления его заместителя Бориса Филатова, чтобы понять, что в Днепропетровске действуют те неписанные правила, которые устанавливает олигарх. Ему глубоко безразлично, кто там, в Киеве работает президентом.

Западная Украина также не в полной мере контролируется киевской властью. Об этом говорит хотя бы тот факт, что очередная мобилизация в вооружённые силы была там полностью сорвана. Население попросту заблокировало дороги к военкоматам. Характерно, что регион, который считается наиболее лояльным к нынешней украинской власти, на деле выступает против войны «за единую Украину». В Киеве, кстати, несмотря на то, что это самый крупный город «незалежной» с почти трёхмиллионным населением, по квоте предполагалось мобилизовать всего около тысячи человек.

Но даже из этой тысячи ни один человек на призывной пункт так и не явился. Это говорит о том, что Порошенко и его правительство не контролируют даже столицу. Эта власть боится проводить мобилизацию в Киеве, так как это может вызвать неконтролируемый всплеск народного возмущения.

Наконец, представители силовых структур, которые на сегодня во многом состоят из людей с неонацистскими взглядами, предъявляют различные требования к власти, угрожают прийти в Киев с оружием и «разобраться».

Украина пока что существует, как некая виртуальная реальность. Есть её представительство в ООН. Однако, хочу напомнить, что когда-то в течение многих лет Китай в этой организации представлял Гоминьдан, на деле не контролировавший страны. Так же есть в ООН и представитель Сомали, что совсем не означает, что государство с таким названием существует на деле.

Да, украинские чиновники по инерции выходят на работу, СМИ утверждают, что в стране есть президент. Однако экономика на грани окончательного краха и продолжает функционировать лишь благодаря кредитам. Нет единых силовых структур. Плюс к этому – гражданская война, которую нынешняя власть проигрывает. И что будет с этой властью через неделю или через месяц, сказать очень трудно. Даже если Киев не возьмут ополченцы, Порошенко могут свергнуть люди из его собственного окружения.

Поэтому у меня нет сомнения в том, что Украина не сегодняшний день существует разве что в некой виртуальной реальности. Но даже эта видимость государства может сохраняться лишь благодаря воздействию внешних сил. Скажем, пока США считают, что в таком формальном виде Украина должна существовать, они будут помогать стране не развалиться окончательно. Но всё равно через какое-то время этим внешним силам придётся решать, что делать с тем, что когда-то было Украиной.

«СП»: – И какие варианты возможны? Из истории мы знаем, что государство возрождалось на территориях, которые на долгое время погружались в хаос. Достаточно вспомнить упомянутый вами Китай в первой половине 20-го века.

– В любом случае за восстановление порядка на той территории, которая когда-то была Украиной, кто-то должен будет заплатить. Надо поднимать экономику, восстанавливать разрушенные города, содержать силовые структуры. А это – десятки миллиардов долларов. Перед любой страной или организацией, пожелавший восстановить порядок на Украине, встанет вопрос: «А зачем платить за то, что не моё?» Каждый хочет иметь какие-то экономические, геополитические преференции за свои вложения. Пусть даже в отдалённом будущем. А просто за восстановление украинской государственности никто платить не будет. Нет никаких гарантий, что это государство, пусть даже в каком-то усечённом виде и с другим названием будет дружественно или хотя бы лояльно к тому, кто его некогда восстановил. Таким образом, наиболее подходящий вариант для всех внешних игроков – просто поделить между собой то, что некогда было Украиной. Главная проблема здесь в том, что все, кто будут участвовать в разделе, вынуждены будут взять на себя ответственность за первое после Второй мировой войны исчезновение крупного европейского государства. С точки зрения морально-политических последствий – это сложный шаг. Но, учитывая как развиваются события, я бы не исключал такого итога.

Возможно, что сделано это будет в два этапа. После прекращения боевых действий, будут проведены переговоры, по результатам которых за различные части бывшей Украины возьмут на себя ответственность Россия и Европейский Союз, либо какие-то конкретные европейские государства. Формально продолжит существовать конфедеративное украинское государство. А уже на следующем этапе обнаружится, что разные части страны не хотят жить вместе. Будут проведены референдумы, узаконивающие раздел страны. А поскольку самостоятельно осколки Украины существовать не могут, их вхождение в то государство, какое захочет их принять – вопрос времени.

Если не произойдёт геополитических потрясений, которые могут катализировать или наоборот затянуть процесс распада Украины, то наиболее вероятен именно описанный выше сценарий.

«СП»: – А могла ли Украина избежать последних событий и в принципе состояться, как успешное устойчивое государство?

– Стартовый капитал в начале 90-х годов у Украины был лучше, чем у России. Экономика была более современной, сбалансированной. Более 60 процентов высокотехнологичных для того времени предприятий СССР достались именно Украине. Население, в отличие от России, было расположено довольно компактно, что облегчало вовлечение его в экономические процессы. Были ограничены природные ресурсы, но долгое время Украина получала нефть и газ от России по весьма удобным ценам. И можно было воспользоваться этим периодом, чтобы модернизировать экономику.

В плане политическом население было в основном однородно. Большинство людей думали примерно так: ну, распался СССР, и ладно. Будем жить теперь на Украине. То есть имел место определённый консенсус.

Ничего запредельно сложного в том, чтобы создать сильное в политическом и экономическом плане государство, как видим, не было.

Главная проблема была в неадекватности элиты. Оказалось, что провинциальная украинская элита способна только на то, чтобы хорошо и быстро выполнять команды, которые идут откуда-то сверху. Пропала Москва, значит надо теперь слушать, что скажут в Вашингтоне или ВМФ. Будем делать, как скажут, и всё будет хорошо.

Примерно так рассуждала украинская элита и попутно растаскивала государственное имущество. А поскольку объектов для разворовывания становилось всё меньше, элита всё усерднее делила оставшееся. При этом они опирались на разные регионы, сознательно акцентируя ментальные различия между населением этих регионов. В результате в 2004 году началась холодная гражданская война между восточной и западной частями страны. Уже тогда стало ясно, что превращение войны в горячую – вопрос времени.

– Существуют два варианта развития событий на Украине, – считает директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. – Возможно, что война, которая идёт в Донбассе, перекинется в другие регионы Юго-Востока Украины. Мы видим уже проявления партизанского движения в Харькове. В результате, 5-6 областей Юго-Востока могут отделиться и создать своё государство. То есть государство Украина в нынешнем виде перестанет существовать.

Второй вариант – деэскалация конфликта в результате политических договорённостей. Но и в этом случае Донбасс останется чем-то вроде Приднестровья. У жителей этих областей появилось отторжение от киевской власти после того, что произошло в последние месяцы.

Украинские власти в своё время совершили принципиальную ошибку. Они отказались от монополии на применение насилия. А это главная функция государства. Теперь же её стали выполнять ещё и олигархи. Например, в Запорожье Коломойский обладает не только экономической, но и политической властью. У него там фактически свои военные формирования.

Даже при самом оптимальном для официального Киева развитии событий Украина превратится в полуфеодальную страну, где власть президента на словах будет признаваться, а на деле она будет носить довольно формальный характер.

«СП»: – Могла ли Украина с иными результатами придти к нынешнему дню независимости?

– Теоретически, да. Если бы при распаде СССР там появился сильный политический лидер, которой бы консолидировал нацию. Но его не появилось, и даже 10 лет назад было ясно, что в стране живут два народа, которые ментально всё дальше друг от друга. Кроме того, влияние олигархата на Украине, в отличие от России, так и не удалось ограничить.

источник