Экономическое восстановление России.

Артели и народное предпринимательство при СталинеАртели и народное предпринимательство при Сталине

Самое забавное, что автор упорно называет это предпринимательством, а ведь это чистой воды социализм! Просто социализм великолепно уживается с предпринимательством в такой форме. Это еще Ленин высоко оценил и горячо поддержал еще ДО Гражданской войны. Разумеется, поддерживал и Сталин. Это тот самый социализм, умнее которого пока еще никто не изобрел. И это самая устойчивая его форма. Если спецом ее не рушить, сама не упадет. И прошу всех заметить, что и сейчас нам никто не запрещает построить для самих себя такой же социализм и жить внутри него в “капиталистическом окружении”, если так можно назвать это криминальное непонятно что.

Так что, статья должна вызывать не чисто теоретический интерес, но восприниматься, как размышление о переносе того опыта в сегодняшнюю практическую плоскость. Лично я знаю несколько отраслей современной городской экономики, которые уже сейчас можно строить по описанному ниже принципу. Например, это все, что связано с транспортировкой (доставкой), неважно, грузов или людей. Если у кого-то возникнут мысли, в каких еще областях возможна такая же производственная кооперация, не поленитесь сообщить. Пора бы нам уже что-то и придумать. Социализм достижим и без разрушительных революций, было бы желание снова в нем оказаться, тем более многие аналитики и говорят о том, что социализм в скором времени и должен возродиться.

Итак, статья про сталинскую экономику, про тот ее сегмент, который Сталин оберегал особенно. Автор обращает наше внимание на то, что даже и во время войны!

Вспомнилось в этой связи. Еще до войны великого американского экономиста русского происхождения Леонтьева как-то спросили, считает ли он, что у Сталина талантливые экономисты? На что тот ответил предельно ёмко: Сталин сам гениальный экономист!

В одном из изданий документов НКВД периода Великой Отечественной войны был представлен рапорт старшего майора НКВД о состоянии дел на заводе, выпускающем артиллерийские снаряды. Рапорт ничем не примечательный, статистические производственные данные о выпуске десятков тысяч снарядов. Рутина…  За исключением одного – производством снарядов занималась частная производственная артель!

В блокадном Ленинграде выпуском автоматов Судаева (ППС) занимались артели, которые  располагали машинным парком, станками и прессами, сварочным оборудованием, достаточно высокими технологиями.

При Сталине предпринимательство — в форме производственных и промысловых артелей — всячески и всемерно поддерживалось. Уже в первой пятилетке был запланирован рост численности членов артелей в 2,6 раза.

В самом начале 1941 года Совнарком и ЦК ВКП(б) специальным постановлением «дали по рукам» ретивым начальникам, вмешивающимся в деятельность артелей,  подчеркнули обязательную выборность руководства промкооперацией на всех уровнях. На два года предприятия освобождались от большинства налогов и госконтроля над розничным ценообразованием. Единственным и обязательным условием было то, что розничные цены не должны были превышать государственные на аналогичную продукцию больше, чем на 10-13 % (и это при том, что госпредприятия находились в более сложных условиях: льгот у них не было).

А чтобы у чиновников соблазна «прижать» артельщиков не было, государство определило и цены, по которым для артелей предоставлялось сырье, оборудование, места на складах, транспорт, торговые объекты: коррупция была в принципе невозможна. И даже в годы войны для артелей была сохранена половина налоговых льгот, а после войны их было предоставлено больше, чем в 1941-м году. Особенно артелям инвалидов, которых много стало после войны.

В трудные послевоенные годы развитие артелей считалось важнейшей государственной задачей. Вот воспоминания о руководителе крупной и успешной артели, коммунисте, фронтовике. Ему поручили организовать артель в небольшом поселке где он жил. Он съездил в райцентр, за день решил все оргвопросы и вернулся домой с несколькими листками документов и печатью новорожденной артели. Вот так, без волокиты и проволочек решались при Сталине вопросы создания нового предприятия. Потом начал собирать друзей-знакомых, решать, что и как будут делать. Оказалось, что у одного есть телега с лошадью — он стал «начальником транспортного цеха». Другой раскопал под развалинами сатуратор — устройство для газирования воды — и собственноручно отремонтировал. Третий мог предоставить в распоряжение артели помещение у себя во дворе. Вот так, с миру по нитке, начиналось производство лимонада. Обсудили, договорились о производстве, сбыте, распределении паев — в соответствии со вкладом в общее дело и квалификацией — и приступили к работе. И пошло дело. Через некоторое время леденцы начали делать, потом колбасу, потом консервы научились выпускать — артель росла и развивалась.

А через несколько лет председатель артели и орденом за ударный труд был награжден, и на районной доске почета красовался. Оказывается при Сталине не делалась разница между теми, кто трудился на государственных и частных предприятиях, всякий труд был почетен, и в законодательстве о правах о трудовом стаже и прочем обязательно была формулировка «…или член артели промысловой кооперации».

В предпринимательском секторе работало около сотни конструкторских бюро, 22 экспериментальных лаборатории и даже два научно-исследовательских института. Более того, в рамках этого сектора действовала своя, негосударственная, пенсионная система! Не говоря уже о том, что артели предоставляли своим членам ссуды на приобретение скота, инструмента и оборудования, строительство жилья.

Артели производили не только простейшие, но и такие необходимые в быту вещи. В послевоенные годы в российской глубинке до 40 % всех предметов, находящихся в доме (посуда, обувь, мебель и т.д.) было сделано артельщиками. Первые советские ламповые приемники (1930 год), первые в СССР радиолы (1935 год), первые телевизоры с электронно-лучевой трубкой (1939 год) выпускала ленинградская артель «Прогресс-Радио».

Ленинградская артель «Столяр-строитель», начав в 1923 году с саней, колес, хомутов и гробов, к 1955 году меняет название на «Радист» — у неё уже крупное производство мебели и радиооборудования. Якутская артель «Металлист», созданная в 1941 году, к середине 50-х располагала мощной заводской производственной базой. Вологодская артель «Красный партизан», начав производство смолы-живицы в 1934 году, к тому же времени производила ее три с половиной тысячи тонн, став крупным производством. Гатчинская артель «Юпитер», с 1924 года выпускавшая галантерейную мелочь, в 1944-м, сразу после освобождения Гатчины делала остро необходимые в разрушенном городе гвозди, замки, фонари, лопаты, к началу 1950-х выпускала алюминиевую посуду, стиральные машины, сверлильные станки и прессы. И таких примеров успеха — десятки тысяч.

В 1956 году Хрущёв постановил к 1960-му полностью передать государству все артельные предприятия — исключение составляли только мелкие артели бытового обслуживания, художественных промыслов, и артели инвалидов. Причем им запрещалось осуществлять регулярную розничную торговлю своей продукцией. Разгром артельного предпринимательства был жестоким и несправедливым. Упомянутый выше «Радист» стал госзаводом. «Металлист» — Ремонтно-механическим заводом. «Красный партизан» — Канифольным заводом. «Юпитер» превратился в государственный завод «Буревестник». Артельная собственность отчуждалась безвозмездно. Пайщики теряли все взносы, кроме тех, что подлежали возврату по результатам 1956 года. Ссуды, выданные артелями своим членам, зачислялись в доход бюджета. Торговая сеть и предприятия общественного питания в городах отчуждались безвозмездно, в сельской местности за символическую плату.

О сыновнем уважении к истории

В доме, у которого чёрт-те-чё лежит в фундаменте, довольно некомфортно жить.

Вот вроде живёшь-живёшь — и не понимаешь: то ли оно рванёт, то ли нет.

Вы меня извините, но это грубая, но довольно точная формулировка того, для чего нам вообще в принципе нужна наука история. Нужна она элементарно для того, чтобы понимать, что с нами происходит сейчас. И что делать, чтобы под нами сегодня или завтра не «рвануло» то, что заложено нам под ноги очень далеко не вчера.

Это я, собственно говоря, к чему.

Тут очень много в последнее время (да какое там время — годы) говорится и дискутируется на тему единого учебника по истории. С единым подходом, едиными трактовками, едиными лозунгами и т.д., и т.п.

Спорят, не буду повторяться, и так это уже давно у всех на ушах, — достаточно жарко.

Но я боюсь, что какая бы из «сторон» идеологического конфликта ни победила, из этого в очередной раз получится какая-нибудь, совершенно глобальная, мегафигня.

Всё просто.

Люди спорят не о науке истории, а о своём праве на правильное толкование истории.

Вот, допустим, такой «исторический спор»: его даже, помню, как-то по телевизору исполняли: Сталин, кто он?!

«Гениальный менеджер» и «великий глава государства» или «злодей и кровавый тиран»?!

Спор исключительно идиотский. Просто потому, что большинство «гениальных менеджеров» (некоторых знаю лично) являются такими «тиранами» и «сукиными сынами», рядом с которыми Иосиф Виссарионович — так, вышел овечек на горном лугу попасти. А сражающимся сторонам это даже как-то и в голову не приходит.

…Или, вот, допустим, — «сталинская Москва»: тут как бы вообще без полутонов.

Или «царство света» и «радостные лица прохожих», или мрачный Мордор, где дворники с бляхами непрерывно стучат на прохожих, а по ночам на большом чёрном автомобиле гоняется за маленькими девочками страшный очкастый Берия.

Н-да…

Какие уж тут, простите, полутона…

…А потом вдруг смотришь какой старый фильм, да вот хоть то же хрестоматийное «Место встречи», и вдруг понимаешь, что Фокса Шарапов с Жегловым «пасут» в коммерческом ресторане: в коммерческом (!) блин, — в сталинской послевоенной Москве. И понимаешь, что тут что-то вот, что называется, — не бьётся ни фига…

…На самом деле — всё просто.

Историю у нас переписывали много раз, на самом деле.

Но самым глобальным был даже не «Краткий курс»: наиболее глобально её переписали в «славные времена оттепели».

А вообще-то при реальном Сталине вполне себе успешно функционировало то, что сейчас называется «средний и малый бизнес»: частные магазины, рестораны, мебельные фабрики с тремя сотнями наёмных рабочих (вполне себе исторический факт).

Да о чём там говорить: были даже частные КБ!

Авиационные, телевизионные (телевизоры КВН, первые телевизоры в СССР были произведены частниками).

Я серьёзно и ничего не выдумываю: это реально было и это называлось «Промкооперацией». И разогнано и уничтожено было как раз «либералом Хрущёвым»: после чего и закончилось то время, когда «было дело и цены снижали»: снижали-то как раз за счёт частника, а «свободолюбивый» Хрущ даже приусадебные участки одно время запрещал.

Это я опять, собственно говоря, повторюсь к чему: история, прежде чем становиться «свободолюбиво-либеральной» или «патриотической», да и вообще прежде любой идеологической нагрузки — является всё-таки научной дисциплиной. И не надо спорить, какой была наша история — «тёмной» или «светлой», это всё от лукавого.

Наша история — она просто — была.

И если к ней начнёшь относиться именно как к истории, то есть как к научной дисциплине, а не как к иллюстрации любой из «правильных идеологий», то очень скоро, к примеру, станет понятно, что «величие» отнюдь не синоним «добродетели». Что Сталин был великим государственным деятелем и тираном одновременно и, в общем-то, памятник ему, к примеру, где-нибудь в центре Москвы ничуть не менее уместен, чем, к примеру, памятник ничуть не меньшему тирану и злодею Петру Великому в Санкт-Петербурге.

Иосиф Виссарионович, по крайней мере, лично людям головы не рубил. А вот, к примеру, злейший идеологический враг Иосифа Виссарионовича Лев Троцкий — не только красный еврейский комиссар и теоретик и практик трудовых армий и концлагерей. Именно он, Лев Революции, а не, к примеру, лично очень мне симпатичный белый генерал Дроздовский, — создал величайшую, легендарную и ни разу не побеждённую в войнах Красную Советскую Армию. Которая потом, в 1945 году, водрузила дарованное ей приказом товарища Троцкого Красное Знамя над побеждённым Рейхстагом.

…Истории наплевать на наши актуальные идеологические войны. Она просто течёт по руслу, которое постфактум оказывается единственно возможным. И нам надо для начала понять её, изучить и реконструировать. И принять её со всем сыновним смирением, ибо нас, таких умных, тоже создала именно она, отечественная история.

И только проникнувшись к ней почтением вместо желания быстренько разобрать и приговорить — можно и единый учебник написать.

Источники: