Почему горели танки в Донбассе?

1410896428_originalВ прошедшее воскресенье отмечалось сразу несколько праздников. Один из них – День танкиста. Еще в советские времена знающие люди приезжали во второе воскресенье сентября в подмосковную Кубинку, где находится музей бронетанковой военной техники. Один раз в году закрытая от посторонних глаз экспозиция открывалась для всех желающих.

Лишь в этот день здесь можно было встретить секретных танкистов-испытателей и расспросить их о том, в чем истинная сила отечественной бронетехники. Бывали времена, когда всем, пришедшим на праздник, показывали, на что способен современный танк. Вплоть до танковых дуэлей.

Я очень давно не был в Кубинке именно в День танкиста. И вот решил съездить, в надежде встретить профессионалов, чтобы спросить у них: что же случилось с украинской бронетехникой?

Почему машины, спроектированные когда-то знаменитым Александром Морозовым и открывшие новую страницу в танкостроении, горят, как спички?

Увы, бронетанковый музей, всегда бывший неким сакральным центром, стал коммерческой площадкой, где бал правят не вполне вменяемые блогеры и почти сумасшедшие геймеры. И вход, даже в День танкиста, стал платным.

Показательная деталь. Чтобы попасть на территорию музея требовалось выстоять огромную очередь – не меньше часа. Так вот, пройдя эти муки, множество молодых людей сразу бросались занимать не меньшую по времени очередь в… игровую палатку, где можно было сразиться в виртуальной битве «Мир танков».

Музей находится на территории НИИИ БТВТ – когда-то знаменитом кубинском полигоне. Вся бронетехника СССР обкатывалась и получала путевку в жизнь именно здесь. А часто и не получала. В старые времена, повторюсь, музей открывал все свои двери, и жители военного городка были первыми, кто приходил в него на свой профессиональный праздник. Теперь даже для ветеранов-испытателей вход за деньги и в порядке общей длинной очереди.

Тем не менее, 14 сентября 2014 года самые упертые танкисты из числа местных ветеранов в музей пришли. С ними я и разговаривал.

Подавляющая часть из них – либо этнические украинцы, либо выпускники различных высших военно-учебных заведений, располагавшихся когда-то на территории УССР. И все нынешнюю бандеровскую власть, царящую в Киеве, мягко говоря, ненавидят. А как может быть иначе, если у всех деды воевали и победили. Почему наследники победителей должны признавать нынешними правителями Украины наследников проигравших, потомков бандитов, отметившихся в истории страны разве что безмерно пролитой кровью беззащитных людей?

Как, по мнению военных профессионалов, развивалась катастрофа вооруженных сил Украины? Еще в процессе «майдановских страстей» бандеровцы публично призывали убивать русских, пускать под откос «москальские» поезда и даже взрывать газопроводы, по которым голубое топливо шло в «незалежную». Надо сказать, что тогда многие в России испытали тревогу. Ведь одно дело терроризм, который организуют мусульманские экстремисты: они хотя бы внешне отличаются от среднестатистических российских обывателей. А другое дело – террор, проводимый боевиками-славянами из числа западных украинцев. Сыграл свою роль и миф о будто бы неистребимости бандеровского подполья, которое воевало в лесах чуть ли не до времен перестройки.

И тут пришел час истины. Он показал, на что в действительности способны самые отмороженные бандеровцы ХХI века, и на что способна их свидомая армия.

После того, как власть в Киеве захватили те, кто считает, что место русским на виселице, на русском Юго-Востоке Украины народ заявил, что по таким законам жить не будет. И провел вполне законный по всем международным укладам референдум. После чего выставил символические блокпосты по границам своих административных образований.

Если бы Киев обладал реальной властью, то хватило бы нескольких подразделений МВД, чтобы убрать эти преграды и восстановить свою «самостийность».

Но «майдауны», взявшие бразды государственного правления, до этого публично и цинично ошельмовали все силовые структуры собственного министерства внутренних дел. В стране не оказалось легитимной силы, способной ликвидировать нелегитимные с точки зрения новой власти блокпосты. Правда, тут возникли какие-то «национальные гвардейцы» из числа ярых активистов «майдана», тех, у кого гормоны явно взбесились по весне. Они были готовы крушить и ликвидировать все на свете.

Им дали оружие, флаг в руки, и направили на Юго-Восток. Но там чубатые хлопцы увидели не деморализованный «Беркут» в пластиковых касках и с резиновыми дубинками, а вполне серьезных мужиков с автоматами и гранатометами в руках. Спесь слетела. Желающих идти в рукопашную с воплем «москаляку на гиляку» не нашлось даже среди откровенных «ультра».

И тут вспомнили про силу, которая все время «майдановых страстей» никак себя не проявляла. Про собственные вооруженные силы вспомнили в Киеве. Напрочь забыв, как эта сила показала себя во время отделения Крыма от Украины.

На Юго-Восток бросили армию. Она должна была убрать все блокпосты, войти в Донецк и Луганск, положить конец попыткам федерализации и загнать русских чуть ли не в подполье. И началось нечто инфернальное. Армада из сотен танков, различных артустановок, инженерной техники, прочих машин, войска общей численностью в десятки тысяч человек подошли к границам собственного Юго-Востока. Подошли и остановились перед тремя сотнями добровольцев, вставших под знаменем Игоря Стрелкова в районе Славянска. Триста стрелковцев, даже не вступая в прямые боестолкновения, остановили десятки тысяч войск регулярной армии Украины.

Киевский генштаб просто не знал, что делать дальше. И войска начали тупо стрелять из дальнобойной артиллерии, бомбить с километровых высот. Лишь взращивая ненависть к себе и увеличивая число ополченцев. Командование сил самообороны Юго-Востока, трезво оценив соотношение сил, впало в уныние. Какими бы храбрыми ни были ополченцы, они оказывались бессильны перед тяжелой броней и системами залпового огня. Их бы просто смели.

Но день шел за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем, а лавины стали и огня на позиции разрозненных групп ополчения все не было и не было.

И полевым командирам, о чем я уже говорил ранее, не оставалось ничего, как расконсервировать старые советские арсеналы и начать создавать регулярные вооруженные силы Новороссии.

Недалекие умом нацики из «Правого сектора» любят щеголять перед журналистами в стилизованных касках немецкого вермахта с эмблемами СС и свастикой. Они бы вспомнили историю. Летом 1941 года Германия начала войну с достаточно мощной Красной Армией, и уже осенью ее войска были под Москвой. Весной 2014 года регулярная армия Украины начала войну с «ватниками» и чуть ли не бомжами, по их разумению. Провоевала все лето в теплых условиях равнинной местности. Продвинулась кое-где на несколько километров. При этом вояки с фашистской символикой потеряли убитыми больше, чем Советская Армия за все время афганской войны в тяжелейших горно-пустынных условиях. А когда ополченцы начали массово применять системы залпового огня, армия «незалежной» панически бежала, запросив перемирия чуть ли не при посредничестве ООН.

Самое удивительное для профессиональных аналитиков это то, насколько бездарно украинские военные использовали имевшуюся у них бронетехнику. Если оценивать характеристики поражений Т-64, уничтоженных на Юго-Востоке, то можно констатировать: экипажи сами сделали все для того, чтобы сгореть без славы и победы. И ведь танки разрывались в клочья не среди уличных лабиринтов или в горных ущельях, а на степной равнине, где танк – объективно хозяин войны.

Более сокрушительного удара по экспортному потенциалу бронетехники из Украины даже представить невозможно.

Танкисты-испытатели из Кубинки с грустной усмешкой сказали мне, что современные танковые войска «незалежной» – это какие-то бронекроватные части. Оказывается, в качестве революционных средств защиты там сейчас предлагают обвешивать танки и бронемашины решетками, которыми обычно огораживают могилы, или древними панцирными сетками от кроватей. Так пытались защищаться от немецких фауст-патронов в 1945 году. Но за окном-то ХХI век.

Впрочем, украинские власти, похоже, во времени совсем потерялись. На западе страны – перманентные учения с привлечением сил НАТО.

И вот, недалеко от Львова, увидели колонну «Леопардов». Бандеровцы почему-то решили, что «Леопарды» идут на Восток. Нахлобучив каски со свастикой, они бросились к тем, кого считают своими новыми хозяевами.

И потребовали: вы командуйте нами, вы нам только цели укажите на Востоке, а уж мы…

Говорят, немцы впали в ступор. Они никак не ожидали, что на Украине до сих пор в строю дивизия СС. А командовать этими «нахтигалями» зареклись еще дедушки нынешних офицеров бундесвера. И подставлять борты своих танков под РПГ-7 в их планы никак не входит.

Есть проверенная временем мудрость: кто сеет ветер, пожнет бурю. Власти Украины сейчас сеют ураган ненависти, и объективно они сами окажутся в центре уничтожающего их тайфуна…

Нам не дано знать, чем и когда завершится кризис. Но зато ясно: строительство армии в сегодняшней Украине – дело совершенно безнадежное. И никакое НАТО тут не поможет.