Международное право сильного

24463dccf5cd26bc192f0e9ec9398edcСреди креакливой общественности — новый приступ восторга.

На сей раз по поводу того, что встрепенувшийся дядя Сэм опять формирует очередную «антитеррористическую коалицию» для борьбы с «Исламским государством Сирии и Ирака». И в рамках этого начинания — вот радость-то! — турецкий парламент уже разрешил своей армии участие в «антитеррористических операциях» на территоритории… Ирака и Сирии.  То, что это «разрешение» никоим образом не связано с просьбами правительства Сирии или решениями Совбеза ООН — никого в либеральных кругах не волнует.

«Гром победы, раздавайся!» — и всё тут.

Вот именно этот восторг и заслуживает особого внимания. И тут дело не в том, что пресловутое «исламское государство» вообще появилось во время гражданской войны в Сирии как одна из сил, противостоящих «кровавому режиму Асада» и нарастило мускулы благодаря западной поддержке «сирийской оппозиции».  И даже не в том, что аналогичное решение российской Думы относительно возможности использования армии России на территории Украины, вызвало бы среди той же общественности крик и скрежет зубовный.

Нет, вопрос в данном случае в другом: до какого уровня регресса должна скатиться дипломатия, и как должно деградировать международное право, чтобы либеральная общественность хотя бы насторожилась?

Этот вопрос — не праздный, поскольку о «международном праве» начиная с 1999 года можно говорить только в терминах деградации. Конечно, данное право и раньше было не вполне всеобъемлющим (так скажем), но, по крайней мере в отношении стран Европы существовали какие-то нормы: соблюдение договоров, неделимость территорий, нерушимость границ, установленных после Второй Мировой войны, неучастие в военных операциях «где-то там» без резолюции Совбеза ООН

В 1999 году, когда страны НАТО начали «гуманитарно» бомбить Сербию для того, чтобы дать возможность албанским сепаратистам откусить Косово, принципы международного права от уровня конца ХХ века сразу скатились… до чего?

Тоже вопрос интересный. Особенно для тех, кто помнит, в каком году имела место быть самая первая «гуманитарная интервенция» великих держав. А было это в … 1900 году, когда страны Запада совместно отправили войска для усмирения «боксёрского восстания» в Китае. Повод, тогда, кстати, у держав был, по современным меркам, железный — «боксеры»-ихэтуани самым безжалостным образом вырезали не только европейских миссионеров, но и китайцев-христиан. Налицо был геноцид-с, так что… сами понимаете.

Однако — вот ведь, удивительно-то! — на резню арабов-христиан в той же Сирии (которая тогда была вилайетом Османской империи) те же самые державы смотрели очень спокойно. Причина у такой избирательности была очень простая: Китай — это всего лишь Китай, а Османская империя — это… ого-го. То есть, тоже, конечно, не самая сильная страна, но всё-таки…

Собственно, склонность к «гуманитарным интервенциям» и сейчас зависит всё от тех же самых обстоятельств. Достаточно вспомнить, как совсем недавно господа миротворцы всё более «решительно предупреждали» Януковича от разгона Майдана — и как всё храбрее становились бледнолицые раздаватели печенек по мере того, как Янукович уступал и прогибался.

Но — о чудо! — те же самые миротворцы как-то сразу сдулись и скисли, когда китайские власти по поводу западной озабоченности судьбой гонконгского майдана рыкнули однозначно: «Не ваше дело!»  Да еще и гонконгских демократов тут же местные «титушки» разогнали…

И ведь тут что интересно: руководители Поднебесной и в самом деле в гонконгском вопросе не безгрешны, поскольку в 1997 году действительно обещали сохранить в Гонконге самоуправление и прямые выборы. Однако, на свои когда-то данные обязательства в Пекине решили наплевать…  и поступили совершенно правильно, поскольку бледнолицые братья с 1997 года тоже много чего нарушили. Пусть теперь попробуют настоять — если такие принципиальные.

Пробовать бледнолицые не стали. Что, вроде бы, и хорошо, но… пресловутое «международное право» в результате откатилось уже на уровень не девятнадцатого даже века, а века XVII — то есть той поры, когда договоры соблюдались только до тех пор, пока у одной из «высоких сторон» не набиралось сил и наглости для того, чтобы их нарушить.

Вы этому радуетесь, господа креаклы?

А что касается границ Турции и «исламского государства»… Не надо тешить себя иллюзиями — сами турки в военную авантюру лезть не слишком торопятся. Во всяком случае, министр обороны Турции Исмет Йылмаз на вопрос о том, как будет действовать Турция дальше, ответил корреспонденту АП: “Не ждите никаких незамедлительных шагов…”

Турецкая осторожность, конечно, радует, но она — опять же — пока. Потому как после «исламского государства» потребуется что-то решать с иракским Курдистаном.

А там, глядишь, и до грузинской Аджарии очередь дойдёт.

Господа креаклы, вы все еще рады?

Андрей Михайлов