Польша в яблочном аду


Едва литовский автобус остановился на окраине Варшавы возле роскошной корчмы, как к выходившим туристам подбежали двое местных и наперебой стали предлагать …яблоки, которые были упакованы в ящики и расставлены на въезде на площадку. Красивые, одинаковые по размеру (так называемый евростандарт), розовые, желтые, разных сортов и спелости. Один из продавцов говорил по- русски, но мягкое “г” безусловно выдавало в нем уроженца Украины. Разочаровавшись в гостях и поняв безуспешность попыток сбыть хоть пару ящиков, наследник Тараса Григорьевича, еще молодой хлопец, бросил свои попытки и закурил. Воспользовавшись паузой, поинтересовался, откуда и чем занимается здесь, на чужбине. Действительно, с Западной Украины, с Тернопольщины, в Варшаве уже около года, а за кордон его выдавила хроническая безработица и обещания властей по близкой евроинтеграции.

“Хотел быть первым. Таких находчивых, как я, тут десятки, если не сотни тысяч,- разговорился собеседник, подкупленный тем, что общается с гражданином Евросоюза, куда так стремится попасть добрая половина молодежи. – Поляки все свалили в Германию да Англию, на их места пришли наши. На полях, на стройке, на ремонте домов, квартир, дорог и машин если не большинство, то половина с Львова, Винницы и Волыни, ведь получить визу для бывших сограждан, имею в виду общее государство Речь Посполиту, несложно. Я вот с пацанами работаю на плантации, мы собираем яблоки, урожай удался, девать их некуда, ведь Россия теперь отказалась их брать. Да и не только Россия – вся Прибалтика, где своих яблок хватает. Вот хозяин и заставляет нас бегать по автобусным остановкам, предлагать их за бесценок. Платит мизер, заработка едва хватает, чтобы отправить домой сотню – другую евро. Некоторые мои друзья отправились дальше на запад, пока не жалуются. Думаю ближе к зиме отправиться за ними, тут мало перспектив”.

Поделился мой визави и своим видением ситуации на своей родине, причем обнаружилась его полная неосведомленность ни об истинных причинах гражданской войны, ни о варварских методах ее ведения силовыми ведомствами. Да и откуда им, этим знаниям, взяться, поскольку ” местный ящик” ежедневно обрабатывает сорок миллионов поляков в русле генеральной линии Евросоюза и НАТО, расписывая в красках ужасы про российских террористов под Донецком и Луганском, пугая дежурным блюдом – за Украиной непременно последует Польша. Автору довелось достаточно поработать вместе с поляками в Америке (их и там миллионы, наряду с порядочными тружениками там собираются и разного рода проходимцы, отчего у амеров сложилось убеждение, что поляк – это не национальность, а профессия). Впрочем, и о части украинцев, что скрывать, в России не самое лестное мнение, достаточно вспомнить поговорку насчет евреев, которые заплакали, когда родился хохол.

Мой случайный собеседник оказался прав: выходцев из “незалежной” встречал в кафешках и на заправках вдоль автомагистралей, но особенно густо они представлены на городских базарах, где бойко балакают на местных наречиях. Для них это легче, чем тому же уральцу или сибиряку, ведь на западе Украины в течение веков насаждались польские язык и культура и до сих пор на территориях, тяготеющих к Галичине (добрая часть ее лежит в пределах соседнего государства), чувствуется их влияние. Можно представить, что будет после того, как западное сообщество откроет свои границы для “бедного родственника” (большинство аналитиков склоняется к тому, что если это и произойдет, то весьма нескоро – к тому времени или, пользуясь сентенцией Ходжи Насреддина, ишак сдохнет, или султан помрет. По большому счету стихийные выступления, на Евромайдане в том числе – это движение за право свободного движения людей и труда в Европе, каким, допустим, сейчас пользуются в республиках Балтии, и редкий киевский политик задумывается о том, что его страна рискует на 100% повторить их печальный путь: потерять добрую треть населения, прежде всего молодежь – свое будущее. В Литве, Латвии, Эстонии уже схватились за голову – край обезлюдел, принимаются программы, долженствующие стимулировать возвращение эмигрантов в родные пенаты, но разве можно оторвать от жирного пирога тех, кто успешно зацепился за него?

Гастарбайтеры помогают самой большой стране Восточной Европы справиться с проблемами, вызванными системным кризисом Запада, прежде всего заполнить вакансии на рынке черного труда, поскольку даже при значительной безработице потомки гордых шляхтичей не хотят убирать улицы, чистить туалеты и забивать на мясокомбинатах скот. Вот и в яблоневых садах местные работают разве что в должности управленцев. Перед ними нынче во весь огромный рост встала проблема реализации сотен тысяч тонн плодов (к слову, агротехника достигла такого уровня, что добрый урожай гарантирован при любой погоде). Латвийские фермеры, например, обратились к правительству с просьбой ограничить доступ польской сельхозпродукции на отечественный рынок – она дешевле и губит бизнес местных фермеров. Доминируют они на рынках и в торговых сетях Литвы, причем покупатели воротят от них нос, предпочитая собственный продукт – в польских чувствуется привкус химии, они жестковатые. Волнуются и польские яблоководы, в знак протеста против войны санкций, перекрывшей им “кислород”, на площади перед Еврокомиссией в Брюсселе высыпали несколько тонн своей продукции. Несмотря на эмбарго, польские яблоки проникают через разные щели в Россию, на днях большую партию вскрыли аж в Красноярске. Кстати, Польша, наряду с прибалтийскими, особо отмечается среди стран, ущерб от российского эмбарго в которых будет самым значительным. На запад дорога заказана, так как Германия, Франция и прочие Англии сами решают трудную задачу сбыта сладкого урожая и их рынки закрыты на крепкий замок.

Достаточно проехать по дорогам Польши, чтобы понять истинный масштаб польского яблочного фиаско. Сочные сладкие плоды растут по всей стране, но настоящий рай начинается от столицы и тянется на юг на добрую сотню километров практически без больших перерывов. В этом благодатном краю последние годы страна сделала на них ставку, сюда пришли богатые инвесторы, брошены большие капиталы, созданы собственные и приобретены за рубежом современные технологии. Видно, как селекционеры успешно работают над созданием новых сортов растений – крупных и не очень, яблонь огромных для машинного сбора и высотой немногим выше человеческого роста – для ручной уборки, зимних, рассчитанных на долгое хранение, и ранних, поспевающих уже в мае. И обрабатываются плантации также машинами, на этот случай закупается дорогая техника. Бизнес-институты, чиновники публиковали прогнозы: непривередливый российский покупатель возьмет все, что вы вырастите, не стесняйтесь разбивать новые плантации, наращивать производство.

Непредсказуемые действия Запада, провоцируемые главным кукловодом из-за океана, заставляют посмотреть на сложившееся положение с иных позиций. В конце сентября большая часть садов стояла неубранная, плоды в изобилии устилают землю, запущенный на плантации скот тоже, похоже, объелся и с большим аппетитом употребляет листья деревьев. Одним словом, ориентация на монокультуру обернулась огромными убытками (их точный размер посчитают после окончания сезона, но уже сейчас тут говорят о национальной трагедии), фермеры требуют от правительства, Евросоюза компенсации, только кто же их даст, если в аналогичном положении оказались едва ли не все союзники? Денег на всех не хватит, что же делать? Одни – оптимисты – пытаются добиваться прекращения санкций, восстановления статус-кво, пессимисты же анализируют варианты вырубки садов и отказа от яблочной монополии, реалисты подают заявления о банкротстве.

Всех интересует жизненный вопрос: сколько времени будет продолжаться эта вакханалия с санкциями, как планировать бизнес? А правительство вряд ли может сказать определенно, поскольку по рукам и ногам опутано евроатлантической “солидарностью”, а на деле послушно следует приказам из Вашингтона и Брюсселя. Вместо помощи сельхозпроизводителям – американские танки и силы быстрого реагирования, программы перевооружения армии, помощь несчастной, стонущей от российской агрессии киевской хунте (по заявлению властей Донецкой республики, в котел в Донецком аэропорту попал отряд польских наемников, многие из них уничтожены при штурме). Разве из всего этого не следует вывод, что премьеру Дональду Туску лучше бы поменьше играть в солдатики и побольше заниматься своими попавшими в беду фермерами?

 

http://rushor.su/articles/19499