Анатолий Вассерман рассказывает о секретах Нобелевской премии, смертоносном вирусе Эбола, боевиках ИГИЛ, либертарианстве, бандеровцах и прочей нечисти

b0594529260b46035ce9c09d1c2ccaa4

Как вы прокомментируете Нобелевскую премию мира-2014 и её лауреата? Складывается впечатление, что противоречие — основной конёк норвежского нобелевского комитета?

– Насколько я могу судить, главная проблема премии мира — трудность предсказания последствий сколько-нибудь сложных действий. По сходной причине премии за научные достижения дают чаще всего не начинающим исследователям для обеспечения их дальнейшей деятельности (как задумал сам Альфред Бернхард Эммануэлевич Нобель), а давно состоявшимся учёным, чьи труды уже используют целые поколения их последователей. В политике же дело осложняется ещё и тем, что плоды большей части решений далеко не так однозначны, как в науке. Поэтому парламенту Норвегии, присуждающему нобелевские премии мира, приходится чаще руководствоваться желанием не обидеть никого из противоборствующих политиков.

– Насколько эта премия изжила себя и дискредитировала первоначальную задумку?

– Полагаю, Нобель — не кабинетный учёный, а преуспевающий деловой человек — представлял себе возможные сложности. А вот нобелевский комитет доселе не удосужился объяснить их природу. Поэтому мне кажется: изжила себя практика присуждения премии без объяснения причин и указания ожидаемых самим парламентом Норвегии последствий. Если бы парламент объяснил, что не ждёт от награждаемых сверхъестественного чуда, к его решениям относились бы спокойнее. Правда, тогда авторитет каждого награждённого был бы меньше — зато авторитет премии не упал бы.

– В чём основная причина триумфа пакистанской школьницы Малала Юсуфзай? Каков политический подтекст?

– Западная Европа и Северная Америка страдают от принципиального исчерпания возможностей избранной ими экономической модели. Нынешняя Вторая Великая депрессия, как и Первая, непреодолима без радикального изменения структуры всего мирового хозяйства и включения систем долгосрочного планирования. Но крупнейшие финансовые структуры, извлекающие основную выгоду из нынешних неурядиц, не позволяют даже подумать об этом жизненно необходимом пути развития. Чтобы отвлечь рядовых граждан стран, всё ещё именующих себя развитыми, от испытываемых ими трудностей, желательно напомнить: где-то в мире ещё хуже. Поэтому награждены и пакистанская школьница, едва не убитая за желание учиться, и индийский борец за возможность обучения детей даже из нищих семей. Мол, европейские несчастья на таком фоне вовсе не заслуживают внимания и сожаления.

– Давайте тогда обсудим вполне конкретное зло. Ваше мнение, нынешняя вспышка вируса Эбола имеет рукотворное или естественное происхождение? Есть мнение, что Эбола может стать вполне серьёзной технологией управления, прекрасно вписывающейся в американскую стратегию «управляемого хаоса», поскольку подобные вспышки заболеваний очень похожи на биологическое оружие, задача которого — максимально дезорганизовать управление атакованной страны или группы стран.

– Полагаю, биологическое оружие слишком неуправляемо для применения. От него не застрахованы даже те, кто отдаст распоряжение применить его. Поэтому нынешняя эпидемия вряд ли запущена сознательно. Для создания управляемого хаоса есть множество средств, дозируемых несравненно точнее. Да и цена информационных вирусов, поразивших, например, Украину, куда скромнее цены серьёзных биологических исследований со всеми сопутствующими мерами безопасности. Так что надеюсь: Эбола — естественное несчастье. А вот сохранение свободного авиасообщения с очагами эпидемии — уже несомненно сознательное преступление, нацеленное на создание повсеместного ощущения угрозы, дабы можно было потом ввести сколь угодно жёсткие ограничения чего угодно под предлогом защиты от заразы. Главная угроза для нас — непонимание экономическим блоком правительства РФ причин современного кризиса и путей выхода из него

– Переходим к ещё одному злу. Боевики организации ИГИЛ вновь угрожают Москве и обещают разжечь войну на Северном Кавказе. Насколько серьёзны их угрозы?

– «Бодливой корове бог рог не даёт». На Северном Кавказе — после опыта превращения Чечни в 1991 году в притон разбойников со всего света и последующего разгрома этих пиратов, после опыта террора и борьбы с ним по всему региону — доля желающих поддержать очередную волну организованной преступности ещё меньше, чем в Сирии, откуда бандитов, прикрывающихся лозунгом возврата в прошлое, вышвырнул народ, организованно поддержавший свою власть. Демократическая — насколько это вообще возможно в условиях многолетнего открытого давления извне — власть Российской Федерации пользуется куда большей поддержкой, чем власть Сирии, долгое время обращавшая на свой народ заметно меньшее внимание (по причинам слишком разнообразным и серьёзным, чтобы обсуждать их в коротком комментарии, но обоснованным по тамошним понятиям). Поэтому и шансов на успешный захват северокавказских населённых пунктов у исламистов в обозримом будущем не предвидится. Хотя, конечно, поучаствовать в диверсионном терроре они, скорее всего, постараются.

– Кстати, у вас есть ответ на вопрос, зачем американцы безуспешно бомбят тех (ИГИЛ), кого, по мнению многих специалистов, сами взрастили? В чём логика?

– Логика в том, что исламисты, встретив отпор в Сирии, пошли туда, где проще захватывать то, что плохо лежит — в Ирак, давно разгромленный Соединёнными Государствами Америки. Но СГА громили Ирак, прежде всего, ради его превращения в опорную точку для себя, любимых, на всём Ближнем Востоке. И они не намерены допускать там никакой конкуренции с собою. А заодно война с ИГИЛ позволяет под шумок побомбить многие важные объекты в Сирии — например, временно занятые террористами нефтеперерабатывающие предприятия. Либертарианство — учение о благотворности неограниченной экономической свободы личности без оглядки на общество — не позволяет даже предположить возможность структурного кризиса – Говорят, что для Америки подобные игры с радикальными исламистами рано или поздно очень плохо закончатся. И, судя по всему, джинн из лампы уже выпущен! Вы согласны с этим мнением? – Полагаю, СГА всё ещё надеются на величайшие в мире защитные рвы — Тихий и Атлантический океаны. Вдобавок внутри самих СГА давно налажена жёсткая полицейщина, не позволяющая создать значимую антигосударственную боевую структур. Так что они не ждут для себя опасности от радикалов любого толка. И у меня пока нет причин усомниться во внутренней безопасности СГА на этом направлении. Они развалятся от экономических причин, а не от исламских вторжений и/или диверсий. Анатолий Вассерман признаёт, что некоторые из шуток о нём довольно остроумны – А какие угрозы, по-вашему, на сегодняшний день являются наиболее опасными для России и от кого они исходят? – Главная угроза для нас — непонимание экономическим блоком правительства РФ причин современного кризиса и путей выхода из него. Либертарианство — учение о благотворности неограниченной экономической свободы личности без оглядки на общество — не позволяет даже предположить возможность структурного кризиса. По счастью, это же несчастье постигло и всех наших западных конкурентов, так что они тоже не знают, как спастись. Надеюсь, в нашей стране пока хватает специалистов, способных заменить либертарианцев. Полагаю, по мере обострения отношений Запада с РФ собственное российское производство будет выходить на передний план, а либертарианцев оттеснят в сторону от управления

– В начале октября в России доллар побил исторический рекорд, превысив психологически важный порог в 40 рублей. Как вы оцениваете экономическую политику руководства страны?

– Экономическая политика страны, по сути, отдана почти полностью на откуп тем самым либертарианцам, представляющим интересы торговцев — всё равно чем, и всё равно в какую сторону. Представителей производственников — вроде Глазьева, Рогозина, Сечина — либертарианцы объявили маргиналами. Тем не менее, именно те отрасли, что связаны с Рогозиным и Сечиным, являют примеры устойчивости и развития. Полагаю, по мере обострения отношений Запада с РФ собственное российское производство будет выходить на передний план, а либертарианцев оттеснят в сторону от управления. Именно потому, что либертарианская мантра о невидимой руке рынка, самостоятельно делающей всё необходимое, очевидным образом противоречит вполне целенаправленной агрессии Запада — военной на Украине, экономической в остальной России.

– Напоследок об Украине. 14 октября в Одессе бандеровцы планировали во время своего очередного факельного шествия снести памятники Пушкину и Екатерине II. Зачем они воюют с памятниками, почему вновь Одесса?

– Нацистские шабаши уже прошли, и бандиты не рискнули своротить одесские памятники. Слишком уж мало бандитов было в Одессе — подавляющее меньшинство стянуло все свои силы в Харьков, дабы хоть его запугать и подчинить. Война с памятниками — как раз и есть наглядное запугивание граждан: мол, воспротивитесь — и вас разобьём вдребезги. Вот только люди — в отличие от памятников — умеют объединяться для сопротивления. Надеюсь, преступные акции сепаратистов — поборников отделения Украины от остальной России — вызовут надлежащее противодействие.