Экономическое возрождение Тавриды

Экономическое возрождение ТавридыНа волне анархии и безвластия на Украине, когда крымчане взяли судьбу в свои руки и приняли решение вернуться в Россию, довольно много говорилось о том, что на полуостров пойдут масштабные инвестиции, а государство поможет привести инфраструктуру новых регионов России в порядок.

Однако, антироссийские санкции существенно осложнили эти процессы, прежде всего, в контексте развития бизнеса и вложения частных инвестиций на полуострове. Стало понятным, что Запад будет чинить разного рода финансовые и технологические препятствия процессу модернизации Крыма, чтобы, в конечном итоге, ухудшить социальное и экономическое положение крымчан и крымской экономики.

Принятый накануне правительством России пакет законодательных и управленческих решений о создании в Крыму свободной экономической зоны призван решить довольно амбициозную задачу — создать в Крыму условия, при которых можно было бы эффективно развивать регион без привязки к западным инвестиционным потокам.

В этой связи крайне важно использовать опыт аналогичных иностранных юрисдикций, обладающих передовыми законодательными и управленческими практиками в этом вопросе. Взять, к примеру, опыт того же Сингапура, который из заштатной британской колонии с высочайшим уровнем преступности и коррупции, за мизерное по историческим меркам время превратился в крупнейший экономический и финансовый центр Юго-Восточной Азии и всего мира. Важно понимать, что в Крыму будет создаваться не очередной «внутренний оффшор», коих было много в России в 90-е годы, но полноценная Свободная Экономическая Зона. А значит, помимо налоговых льгот, будут наверняка и послабления в сфере технического регулирования и стандартизации, и в сфере финансового контроля, и, конечно, государство будет способствовать приходу инвесторов на подготовленные заранее площадки.

Между тем, в Крыму имеются все возможности для формирования не только и не столько туристического кластера, который, хотя и важен, но не сможет в полной мере раскрыть потенциал региона. Судя по всему, будет особое внимание уделено развитию международного логистического комплекса, что особенно актуально, учитывая наличие в Крыму первоклассных глубоководных портов. Их необходимо как следует модернизировать и построить сопутствующую инфраструктуру — уже, к примеру, ряд китайских инвесторов выразили свою готовность поучаствовать в проекте.

Кроме того, по словам главы правительства Дмитрия Медведева, «в морских гаванях Крыма могут быть введены режимы «удобного флага» и так называемого свободного порта, что существенно упрощает таможенные процедуры». По мнению главы правительства, все эти меры должны «простимулировать деловую активность на полуострове, обеспечить приток капиталовложений в промышленность, транспорт, инфраструктуру, логистику, в туристическую и санаторно-курортную сферы, и конечно, в сельское хозяйство».

Так называемые «удобные флаги» или «дешёвые флаги» обеспечивают судовладельцам определенные преимущества в выплате таможенных пошлин, а также — пониженные требования в части регистрации судов и определённые послабления в трудовом законодательстве для членов команд. Всё это позволяет существенно удешевить эксплуатацию судов и совершенно естественно, что судовладельцы стремятся регистрировать свои суда в таких «удобных» юрисдикциях. Режим же свободного порта, также известный как «порто-франко», выводит территорию порта (или часть его территории) из-под общегосударственной таможенной юрисдикции, что, как правило, привлекает иностранных инвесторов.

Тут необходимо иметь ввиду в том числе и опыт Китая, который именно посредством механизма специальных экономических зон смог вывести свою экономику в 80-90-х годах прошлого века на мировой уровень. Китайцы применяли целый ряд специальных мер — тут и специальные налоговые льготы для резидентов СЭЗ, и большая независимость от госрегулирования субъектов внешнеэкономической деятельности, и формирование экспортно-ориентированных цепочек при доминировании совместных предприятий. Основными СЭЗ в КНР на первом этапе были зоны в провинции Гуандун, провинции Фуцзян, а также — весь остров Хайнань. Потом зоны и их конфигурации расширялись и видоизменялись, но они всегда оставались локомотивом китайского экономического роста. И нет ничего зазорного в том, чтобы использовать опыт китайцев в этом вопросе — тут они ушли существенно дальше нас, надо честно признать.

В итоге, на выходе мы должны получить существенный рост грузопотоков через крымские порты, формирование мощного транспортного хаба с выходом на Ближний Восток, Европу и континентальную Россию. Вкупе с льготными налоговыми режимами и послаблениями в части бюрократических и регистрационных формальностей, всё это позволит превратить Крым в подлинный «русский Кипр». Ну, или в остров Мэн, кому как нравится. Главное же состоит в том, что правительство, после эйфории и эмоций начала «крымской весны», всерьёз взялось за дело, и Крым будет модернизирован настолько, что в скором времени будет способен конкурировать со старыми инфраструктурными игроками в черноморском бассейне.

Илья Ухов