Преждевременная реакция Вашингтона на выборы в Новороссии – не стратегия, а показатель её отсутствия

США ответили на волеизъявление народа заранее заготовленным шаблоном

В эти выходные в провозглашенных Донецкой и Луганской народных республиках прошли выборы руководителей и депутатов народного собрания. После референдумов 11 мая этого же года данное голосование стало первым на территории этих двух областей. Итоги на данный момент уже подведены – в ДНР победил премьер республики Александр Захарченко и возглавляемое им движение “Донецкая республика”. На выборах в ЛНР победу одержал действующий лидер Игорь Плотницкий и общественное движение “Мир Луганщине”.

rc2dafTQJmIК самому факту существования ДНР и ЛНР можно относиться по-разному. Однако даже самым отъявленным критикам и сторонникам Киева стоит признать, что обе республики и прошедшее голосование – один из самых ярких геополитических феноменов на постсоветском пространстве как минимум за последнее десятилетие. Эта история затмила собой даже вопрос признания Абхазии и Южной Осетии. В конце концов, ситуация в этих регионах с момента распада СССР была мягко говоря спорной. Что же касается Донецка и Луганска, то ровно год назад никто и предположить не мог, что в 2014-ом там будут проходить референдум о независимости и какие-то выборы.

Конечно, вряд ли у кого-то были иллюзии по поводу скорого признания итогов этого голосования странами Запада. Для Европы, где пересмотр границ воспринимается как нечто неслыханное, эти две народные республики сейчас, в первую очередь, – театр военных действий. И менталитет среднестатистического европейца просто не может воспринять их, как две новые страны или одну конфедерацию под названием Новороссия. Хотя примеры Шотландии, Северной Ирландии и Каталонии могут заставить некоторых по-крайней мере задуматься и постараться разобраться, что же скрывается за уже заезженным клише “russian-backed separatist”.

С Соединенными Штатами же все просто. Существование ДНР и ЛНР, как и присоединение Крыма к России, – это прямое противоречие установкам и планам Вашингтона.

Однако прошедшие выборы вскрыли одну интересную деталь. Негативные оценки голосования стали звучать не просто сразу после открытия избирательных участков, а за несколько дней до этого факта. В минувшую пятницу официальный представитель Совета национальной безопасности (СНБ) при Белом доме Бернадетт Михан распространила заявление, в котором подчеркивалось, что США это голосование не признают. “Единственные легитимные выборы на территории восточной Украины пройдут 7 декабря, как положено по закону об особом статусе отдельных районов, подписанном президентом Порошенко для частей Донецка и Луганска и в соответствие с протоколом, который был подписан сепаратистами с Украиной и Россией в Минске 5 сентября”, – добавила представитель СНБ.

В одном тексте она несколько раз, как мантру, повторила фразу о том, что “США не признают никаких итогов этих так называемых выборов”. Позже, ближе к ночи, в эфире канала PBS об этом же заявил госсекретарь США Джон Керри.

Как принято говорить, “лучшая защита – нападение”. Но в данном случае складывается ощущение, что к голосованию в Донецке и Луганске в Вашингтоне готовились не менее основательно, чем в самих республиках. Но ни в хотя бы одной газетной статье, ни в заявлениях официальных лиц не звучало главного – сомнения в том, что выборы пройдут.

Конечно, тему не обошла вниманием и пресса. Шеф московского бюро “Вашингтон пост” Майкл Бирнбаум, давно освещающий события на Украине, 1 ноября написал статью о грядущем голосовании. В ней нет ничего, чтобы говорило бы о смене традиционной позиции автора: он отмечает, что “повстанцы” будут проводить свои выборы сразу после того, как “остальная Украина выбрала самый проевропейский парламент за всю свою историю”. “Выборы будут мало что значить на практике для удерживаемых территорий, а победители – нынешние лидеры – уже предопределены, поскольку соперничают с ними малоизвестные люди”, – уверяет он. Бирнбаум также замечает, что единых списков избирателей нет. При этом, по его словам, Россия применяет на Украине тактику “замороженного конфликта”, как в Молдове и Грузии, где по словам автора “пророссийские сепаратисты захватили территории и удерживают их годами”. Да, имеются ввиду уже упомянутые нами Южная Осетия, Абхазия, а также Приднестровье.

Выборы 2 ноября остановить никто не мог. Да и попыток как таковых не было. В итоге, голосование состоялось. И оно прошло спокойно, в присутствии прессы и международных наблюдателей, при высокой явке. Да, итог был в целом понятен. Но ДНР и ЛНР нет еще и года, откуда там могут взяться разные политические течения? Напротив, старт политической жизни республик дан был именно 2 ноября, а не в день референдума.

Тон новой статьи Майкла Бирнбаума, которая вышла уже после выборов, сильно отличался от предыдущей. Во-первых, в ней обильно цитировали Александра Захарченко. Причем, если в первом случае на фотографии он стоял в военной форме, то для этого текста было подобрано изображение, на котором лидер ДНР запечатлен в костюме. “Вашингтон пост” отмечает, что к участкам выстраивались огромные очереди. Где-то видели вооруженных людей, хотя в основном рядом с местами для голосования торговали овощами.

Конечно, в тексте нет слов о том, что на участках работали десятки телекамер, были приглашены наблюдатели из Европы и США, работали все мировые информагентства. Картинка с очередями на участках вместе с кандидатами, сменившими камуфляж на деловой стиль и демонстративно бросающими бюллетень в полностью прозрачную урну резко контрастировала с роликами из аэропорта под Донецком и любыми другими фотографиями с полей конфликта.

Все это конечно нашло свое отражение в социальных сетях, на которые обожает ссылаться Госдепартамент. К примеру, когда потребовались доказательства присутствия на территории Украины российских военных или комплексов “Бук”, правду американские дипломаты начали искать именно там.

Но в этот раз доверие ведомства к “Фейсбуку” и “Ютьюбу” резко иссякло. На регулярном брифинге в понедельник глава пресс-службы Госдепа Джен Псаки лишь вновь повторила, что США выборы не признают, добавив к этому пару уже заезженных фраз про “изоляцию России”. Но журналистам стало интересно, как теперь будет действовать Вашингтон, когда очевидно, что Киев на ДНР и ЛНР никак уже повлиять не может. Постоянный корреспондент “Ассошиэйтед Пресс” Мэтью Ли напомнил, что также в свое время говорили и про крымский референдум, а сегодня “очевидно, что Крым – это не украинская территория”. Ответа у Псаки не нашлось. Она только напомнила про необходимость реализации Минских договоренностей.

Складывается ощущение, что преждевременная реакция Вашингтона – это не стратегия, а скорее показатель её отсутствия. Победоносной войны у Киева не получилось. После месяцев противостояния стало очевидно, что либо стороны переходят к прекращению огня, либо вооруженные силы Украины заливают кровью весь Юго-Восток. Но перемирие дает шанс ДНР и ЛНР укрепиться, экономически и политически. Иными словами, теперь США оказались перед плохим и очень плохим выбором, как Кремль, которому в начале противостояния нужно было выбрать – повторить ли на Юго-Востоке крымский сценарий или наблюдать за бомбежками мирных городов.

Выборы прошли. Россия их открыто признала. Договоренность по газу с Киевом достигнута. Мечты об энергетической независимости Украины не оправдались. Скорее всего, наступает пора зимнего стратегического выжидания.

 Анатолий Бочинин
старший корреспондент ИТАР-ТАСС в Вашингтоне.