Опять четырнадцатый год. Мы живём в римейке Первой мировой

Можно провести такое логическое упражнение: перечислить, каковы цели и задачи участвующих в текущей политической партии глобальных игроков.  И потом прикинуть, на что это больше всего похоже.

geopolitika_900Итак, игрок первый — и, увы, пока «самый главный»: Соединенные Штаты Америки.

С ними, в общем-то, всё ясно: их главная и не раз напрямую декларированная цель — сохранение глобального доминирования. Зачем оно им — это уже второй вопрос, факт заключается в том, что об этом говорится прямо и открыто, в том числе и нынешним президентом США. При этом не стоит забывать и того медицинского факта, что «мировое господство» досталось данной «империи добра» все-таки и не совсем, мягко говоря, «законно» (вместе с гибелью СССР) и отнюдь не по причине высоких моральных качеств: США такие, какими они были и во времена все той же пресловутой «холодной войны». Та же структура, те же органы управления и тот же самый инструментарий. От «операций под чужим флагом» до «наш сукин сын», от ядерных бомб на голову жителям Хиросимы и Нагасаки до абсолютной бесцеремонности «тайных операций» на территории иных государств. И тут не надо ничего выдумывать и говорить «ах, как они изменились»: если по большому счёту СССР был, в общем-то, тоже той еще «бандой», то его сейчас больше уже нет.

А США остались: монстр, с перекачанной «силовой» мускулатурой и напрочь больной экономикой, реликт холодной войны.

Игроком номер два следовало бы по идее назвать ЕС,

но ЕС как самостоятельной политической силы, увы, к сожалению, не существует: так уж сложилось, что элиты ЕС политически представляют интересы не своих народов и территорий, а интересы все тех же США.

А вы думали что, что это Борис Абрамович Березовский придумал формулу «зачем мне покупать предприятие, если куда дешевле купить его менеджмент»? Борис Абрамович был просто наблюдательный ученик, который все это очень быстро, хотя и несколько карикатурно, у своих учителей усвоил. Но для анализа это не важно. Важно то, что так или иначе ЕС не имеет политической субъектности: он не субъект, он — объект приложения геополитических сил. Причём в последние годы отнюдь не только американских, что самим США, понятное дело, совсем не нравится. Но это действительно так: когда ещё не так давно наши как бы «демократы» (на самом деле просто клиентела «сияющего города на холме») с ненавистью и презрением говорили о «шредеризации Европы» — они это, в общем-то, только подтверждали.

Ну, а «игрок номер три» — это мы, Россия.

Точнее, разделённый и растасканный между разного рода новообразованиями все тот же условный «русский мир», который по ряду причин сейчас отнюдь не претендует на мировое лидерство, потому как перед ним стоят куда более локальные и приземленные задачи, как-то: собственное выживание и собирание утраченных в результате геополитической катастрофы народов и земель.

«Игрок номер четыре» — мир «латинский», резко различный и с миром североевропейским, «протестантским» и находящийся в очень сложных взаимоотношениях притяжения-отталкивания со своими северными соседями в США.

Номер пять, — бурлящая, молодая и агрессивная цивилизация «исламского мира», отнюдь не единообразная (разница между суннитами и шиитами вполне сродни разнице между православными, католиками и протестантами), о нем сказано в последнее время очень и очень много, так что даже не имеет смысл повторять.

Шесть — Израиль и еврейская диаспора.

У которых тоже есть свои цели и задачи. В настоящее время они, в общем-то, чаще выступают в роли клиентов все тех же англосаксов и США, но тут, как в последнее время модно говорить, «все не так однозначно»: цели и задачи у этой цивилизации все-таки не англосаксонские и не протестантско-реформистские, а «свои».

Семь — Индия.

Ну, и, наконец, игрок «номер восемь» в нашей нумерации, но, очевидно, один из первых по значению — Китай. Каковы его цели и задачи на настоящий текущий момент времени, известно только самим китайцам. Сегодня это самая древняя и изощренная из всех человеческих культур, и подходить к ним со стандартными мерками глупо и смешно. Ясно одно: в кратко- и среднесрочной исторической перспективе китайская цивилизация не агрессивна и замкнута на решении своих внутренних китайских проблем, которых у неё, несмотря на всю экономическую мощь и культурную изощрённость, вполне хватает. Тут мы с китайцами весьма, кстати, схожи: нас интересует исключительно наш регион, китайцев — исключительно сами китайцы. У нас избыток ресурсов, у них — недостаток, покупать и продавать значительно выгоднее, чем воевать.

Кстати.

Собственно говоря, очень схожая ситуация могла быть бы у нас и с ЕС, но, как мы уже указали выше, ЕС собственной геополитической субъектности на настоящий момент времени не имеет, увы.

Вот, в общем-то, и весь расклад.

И знаете, что он по сути своей из себя на сегодняшний момент времени представляет?!

Да все просто, ребят: это, с некоторыми вполне понятными и допустимыми погрешностями и изменениями, мировой порядок накануне первой мировой войны. И в этом нет ничего удивительного: когда тоталитарные модернистские идеологии двадцатого века «проиграли» и были вытеснены в маргиналитет, мир и должен был вернуться в свое исходное, естественное состояние.

И мешает ему сделать это только единственная и самая старая и укорененная тоталитарная «модернистская идеология» — либерализм, и единственная мировая «идеологическая» сверхдержава — Соединённые Штаты Америки: оказавшийся слишком живучим реликт прошедшего двадцатого столетия, реликт «холодной войны».

Ни один из остальных «глобальных проектов» (кроме, может, относительно «молодого» исламского «фундаментализма») на мировое господство не претендует. И больше заинтересован в собственном развитии, чем в «ответственности за все человечество» с целью его последующего ограбления.

Вот.

Такие дела.

Дмитрий Лекух