Война не кончится, пока одна из сторон не признает поражения

Что такое перемирие? Что такое МИР? Любые военные действия заканчиваются либо перемирием, либо миром.  Как писал знаменитый немецкий военный теоретик Карл фон Клаузевиц: «Война – это продолжение политики иными средствами». То есть переход конфликта из скрытого (дипломатического) в открытый (военный) не является началом конфликта. Это просто переход его в другую фазу (как сейчас принято называть – горячую). Соответственно переговоры о перемирии и мире не являются концом этого конфликта. Это попытка перевести конфликт из горячей фазы в менее активную (при обоюдном желании сторон).

u3Fw8ueTfwMИ в общем, для правильного понимания причин и последствий войн необходимо их рассматривать не просто как победы и поражения армий на поле битвы, а как последовательность событий (политических, экономических, военных) с момента возникновения противоречий между сторонами, и до момента, когда одна из сторон признает свое полное и безоговорочное поражение.

Именно под этим ракурсом я рассматриваю очередную фазу конфликта на Украине – переговоры в МИНСКЕ-2. Очевидно, что гражданская война на Украине – это не отдельный конфликт, а маленькая часть геополитического конфликта между Россией и США. Все сражения этой войны – это сражения между этими двумя сверхдержавами (не зря США и Россия по мере возможного делают все, чтобы помочь «своей» стороне: финансово, технически, дипломатически).

Но вернемся к Минску-2. Что это такое? Чего ждать от этих переговоров?

Любые переговоры – это попытка закрепить/нейтрализовать предыдущие победы/поражения. Естественно, что каждая из договаривающихся сторон хочет упрочить свое пошатнувшееся/укрепившееся положение, в данном случае, при помощи дипломатии. Насколько они готовы договариваться по этим вопросам – давайте разбираться.

Фактически месяц активных боевых действий показал, что на фронте чаша весов склоняется в пользу вооруженных сил Новороссии (ВСН). Причем, уже совершенно очевидно не только их техническое превосходство, но и тактическое и моральное. Уровень моральной деградации вооруженных сил Украины (ВСУ) достиг такого уровня, что впору говорить не о вооруженных силах, а о вооруженной массе людей, которые не хотят воевать потому, что не разделяют ее целей (вернее не готовы ради этой цели ЖЕРТВОВАТЬ). Целостность и устойчивость им пока еще придают так называемые «добровольческие части», которые сейчас в основном и выдерживают основную тяжесть боев (некоторые бригады ВСУ, как например 93-я и 128-я фактически стали «добровольческими» приняв в свой состав за время перемирия по ТРИ «добровольческих» Батальона Территориальной Обороны – БТО).

Учитывая эти обстоятельства руководство Украины (а вернее их кукловоды из-за океана) решили вернуться к «минским переговорам», которые они так опрометчиво отвергли чуть более месяца назад. Это вынужденная мера с их стороны, вызванная страхом развала фронта в самом ближайшем времени (месяц-два) в случае продолжения активных боевых действий.

Но то, что еще месяц назад «обсуждалось» Донецком-Луганском (Москвой), совершенно не подходит им сегодня. Любые военные победы, не подкрепленные дипломатическими последствиями, бесплодны. Кремль в конце января выдвинул свое «видение» предмета переговоров (если отбросить дипломатическую шелуху):

  • – отвод украинской армии за административную границу бывших Луганской и Донецкой областей;
  • – ввод миротворцев (естественно подконтрольных Москве в том числе) для контроля демилитаризованной территории;
  • – проведение конституционной реформы на Украине с целью создания федеративного государства с автономными республиками (ДНР и ЛНР) и широкой децентрализацией остальных регионов.

Ясно, что, приняв эти условия (по сути ультиматум), Украина быстро распадется на несколько полунезависимых (экономически и культурно) образований. Это фактически ставит крест на «идее» – «Украина не Россия», которую так долго и трепетно выстраивал «западный мир». А значит, 150-летний проект «Украина» в современном понимании можно закрывать.

Несложно предсказать, что будет далее (в случае принятия предложений Москвы). Поражение в войне, помноженное на крах экономики, в течение нескольких недель снесет нынешний «киевский режим». К власти придет еще более «националистическое» правительство, которое установив жесткую диктатуру, попытается возобновить военные действия. По сути, война для нее будет единственным средством, оправдывающим ее существование, а значит, и нахождение у власти. Она быстро возобновится, но фронт также быстро будет откатываться на Запад. Причем, скорость откатывания будет зависеть не от возможностей нового киевского режима удерживать линию обороны, а от возможностей ВСН поглотить освобожденные территории. Численность последних несколько десятков тысяч человек слишком мала для контроля новых регионов, и руководство республик (Москва) не может этого не учитывать при планировании своего наступления вглубь Украины.

Ремарка. Создание групп контроля территории Украины пока находится в зачаточном состоянии, а значит, Кремлю нет смысла ускорять процесс освобождения Украины от фашизма, пока не будут готовы соответствующие «структуры», и пока «плод» не дозреет.

Пока Вашингтон, да и Европа не считают ситуацию проигранной настолько, чтобы соглашаться на такой вариант. Но время явно играет против них. ВСУ не могут бесконечно удерживать позиции, а после развала фронта может наступить новый кризис, который сделает устаревшими и нынешние предложения Москвы.

А потому и возникла инициатива Меркель-Олланд по урегулированию ситуации на Украине. Фактически это что-то среднее между сентябрьскими минскими соглашениями и январскими предложениями Кремля. В качестве «уступок» Запад предлагает не считать линию разграничения сторон от 19 сентября как рабочую и согласны на вариант фактического положения сторон. Также Запад не против, чтобы Украина отменила экономическую блокаду ДНР и ЛНР и возобновило в полном объеме финансирование восставших регионов из бюджета Украины (хотя не понятно откуда у нее на это деньги). Конституционная реформа также носит половинчатый характер (по сравнению с предложениями Москвы). Границы ЛНР и ДНР не прописаны в соглашении. Вообще статус этих территорий «туманен» и не совсем определен.

Пока позиции сторон очень отличны. Вашингтон не считает ситуацию настолько проигрышной, чтобы соглашаться на капитуляцию Киева. Москва считает ситуацию выигрышной, потому не соглашается на половинчатые уступки Запада. А потому, я не жду прорыва в переговорах.

П.С. Наоборот, Москва повышает ставки. На днях парламент ДНР заявил, что республика считает себя правопреемницей Донецко-Криворожской Республики 1918 года. А это значит, что Вашингтону и Киеву брошена новая перчатка (Харьков, Запорожье, Херсон). Хотя если вернуться к Клаузевицу, то это не новая перчатка и не новая война. Это просто новый эпизод в большом противостоянии России и Запада.

Юрий из Сум