Минск 2.0: Ни войны, ни пира и не окончательный прорыв

Ни войны, ни пира

Зачем, спрашивается, нужен мир без гарантий его соблюдения, зато с соглашениями, которые никто не собирается выполнять? Ничего, собственно, нового.

minsk-2-0-drachunov-202-4118580Во-первых, за режим прекращения огня боролись все как один. «Прекращение огня должно произойти без всяких условий», – заявлял Порошенко. Европа взволнована надеждой на скорое окончание гражданской войны на Украине. Америка воодушевлена перспективами заполнить киевское «демократическое» болото «летальным оружием». И разногласий между ними нет. Одно другому не мешает. Лишь незамедлительный мир способен предотвратить сжигание в дебальцевском «котле» 6 тысяч украинских силовиков и начать новое вливание финансовых и военных ресурсов в ВСУ. Если раньше времени Киев проиграет войну, кого будет тогда США вооружать? То-то. Бизнес.

Во-вторых, за ополченцами Вооруженных сил Новороссии (ВСН) сохраняются ключевые позиции за всеми территориями, включая освобожденные ими в ходе зимней кампании. Плюс неудобное положение частей ВСУ в дебальцевском «котле», отрезанных от снабжения и лишенных каких-либо стратегических перспектив. Раньше здесь был плацдарм для развития наступления, который абсолютно непригоден для мирного сосуществования с непризнанными республиками. Попытка стрелять по Донбассу, Луганску или Горловке тут же обернется ответным подавлением окруженных скоплений ВСУ. Паулюс под Сталинградом был в лучшем положении. Самолеты хоть долетали.

В-третьих, все понимают, что фактически произошла сдача группировки ВСУ под Дебальцево и зимняя кампания Киевом проиграна. Конечно, артиллерию и танки в любой момент можно вернуть на исходные позиции. Но что они будут обеспечивать? Охрану оставшихся в живых мирных жителей? Тем более что Владимир Путин гуманно призвал окруженцев не проливать зря крови и сложить оружие. Почетная капитуляция все же лучше непочетной.

С политическими раскладами больше сложилось у Петра Порошенко. Это и понятно. Нынешний украинский гарант больше беспокоится не за государство, в отличие от партнеров по «нормандской четверке», а за свою дальнейшую политическую судьбу. Без нее у «шоколадного барона» и бизнес пойдет прахом. Приходится изворачиваться, чтобы не допустить усиления внутриполитических конкурентов.

Поэтому федерализации, конституционной реформы, денацификации и очеловечения власти, погрязшей в крови и насилии, ждать бесполезно. Усиливается надзор за ключевыми объектами СМИ-инфраструктуры, формируются структуры по противостоянию в киберпространстве, идёт огрубление существующих политических традиций и логистики. Под это МВФ уже объявило о предоставлении $17,5 млрд. новых кредитов. С одной стороны, это утешительный приз президенту Порошенко за послушание.

А с другой стороны, у нынешней власти пока нет политических конкурентов, прежде всего в вопросах формирования перспектив для населения Украины.  И власть считает, что стратегически время работает на нее. Глядишь, удастся решить текущие экономические проблемы, загнать вглубь социальные противоречия и укрепить боевой дух ВСУ, а там и НАТО разогреет мышцы. Страны альянса вправе ведь сами поставлять боевое оружие Украине, не озираясь на США. «Мы не можем допустить развала украинской армии, –  заявил глава МИД Великобритании Филип Хэммонд, – лишь поставляя Украине каски, бронежилеты, а также топливо». Порошенко придется день простоять, да ночь продержаться, а там и буржуины подоспеют с помощью…

Николай Азаров — единственный из «беглецов» прошлой власти, который сохранился для сиквела, считают многие из политологов. Но настало ли время не только говорить, но и показать своим политическим ниспровергателям их настоящее место в анналах истории? По силам ли это отставному экс-премьеру? Возраст, «не боец», технарь – не выигрышные качества в борьбе с заматеревшими структурами евроинтеграторов. Но вот в отлаженной команде может запросто стать проходной фигурой на киевский Олимп. Однако вне круга контроля сторонниками пойдет по стопам Кучмы и Януковича, даже не пытавшихся поддержать настроения Левобережья, жители которого привели их к власти. Не будет возражать и П.Порошенко, по старой дружбе.

Так что подготовка к новым сражениям (и политическим, и военным) уже идет. Полемика вокруг вывода всех иностранных военных формирований, военной техники и наемников с территории Украины и контроля над границей – абсолютно теоретическая. Приходите и проконтролируйте, милости просим. Если не помните, как в прошлый раз ВСУ брали границу «под контроль». Вплоть до Иловайска. Кроме того, если военкомат Тернопольской области не в состоянии собрать призывников в самом национально сознательном регионе Украины, где из 3 тыс. повесток вручаются лишь 50, то слова Порошенко о галичанах как столпе государственности Украины – пустой звук.

В ходе добровольной мобилизации у военкоматов ЛНР таких проблем нет. Жители Донецкой и Луганской областей получат настоящих защитников созданных народных республик. Споры об особом статусе ДНР и ЛНР, которые могут создавать отряды народной милиции, о разоружении всех незаконных групп – тоже риторические. Напомню почему.  В ДНР и ЛНР уже не раз заявляли, что они не настаивают на федерализации Украины по той простой причине, что такой вопрос давно потерял для них актуальность. Они добиваются полной независимости от Киева, и других мнений на Донбассе просто нет. Людей здесь больше интересует, когда Киев отменит на Донбассе свою силовую спецоперацию.

Интересный факт. Лидеры Германии, России, Франции и Украины решили все-таки продолжить переговоры в Минске, после того как Порошенко в телефонном разговоре получил согласие на участие в них, заявляя о том, что условия «неприемлемые». Президенты и канцлер вернулись в зал. После перерыва, в ходе которого украинский президент таки поправился и сказал: “Надежда все еще есть”. 09:51 – Меркель и Олланд продолжают переговоры с Путиным без Порошенко. 10:02 – Меркель, Олланд и Порошенко говорят без Путина, но с Лавровым. 10 минут весь земной шар снова крутился в ожидании обещанного «нормандского мира», который на самом деле оказался лишь очередным перемирием.

В 1918 году трагедия на Донбассе случилась не потому, что Лев Троцкий в Брест-Литовске заявил «ни мира, ни войны», а 17 февраля германские войска начали наступать на Донбасс. А потому, что советская делегация уехала из Бреста со словами: «И войны мы не ведем, и мира не подписываем. А армию распустить». После долгих лет Первой мировой войны солдат неудержимо рвался домой. «До утра пировали солдаты, Кровь лилась в их уста как вино… Рассказал я, что было когда-то, Рассказал то, что было давно».

Теперь не до пиров. Понимает даже Ангела Меркель. «Вооружения, которые предоставят США украинской армии, вряд ли смогут впечатлить Путина», – одернула германский канцлер Барака Обаму. Потому и Порошенко, не получив согласие на свое мнение, покорно вернулся за стол переговоров. Ничего, собственно, нового.

Иван ДЕГТЯРЬ

Переговоры в Минске – не окончательный прорыв

Переговоры в Минске завершились подписанием документа трёхсторонней контактной группы и декларацией президентов России, Франции, Украины и канцлера ФРГ. Стороны, севшие за стол переговоров вечером 11 февраля, сумели прийти к промежуточным соглашениям лишь к 11 часам 12 февраля. На протяжении этого периода появлялось немало разных сообщений, однако первые результаты встречи огласил президент России В.Путин. Он же расставил и первые акценты. В своем заявлении для прессы он отметил, что сложность переговоров была обусловлена тем, что Киев продолжает отрицать реальность и отказывается вести переговоры с ДНР и ЛНР напрямую, что существенно усложнило ситуацию и достижение компромисса.

А результаты переговоров – явный компромисс, который, как и всякий компромисс, не устраивает обе стороны, но при этом все понимают, что альтернатива еще хуже.

Из того, о чем удалось договориться, самое важное на этом этапе – прекращение огня и перемирие. Оно должно наступить уже в ночь на воскресенье. Остается надеяться, что это принесет спокойствие мирным жителям, которые больше не будут гибнуть под ракетными и артиллерийскими ударами вооруженных сил Киева. Заявлено о буферной зоне, из которой будут отведены как минимум все тяжелые вооружения (в зависимости от вида – на разное расстояние). К важным элементам этих договоренностей следует отнести освобождение заложников и незаконно удерживаемых лиц по принципу «всех на всех», а также помилование и амнистию.

На этом конкретные и более или менее чёткие договорённости заканчиваются. Далее следует блок вопросов, посвящённых долгосрочному политическому урегулированию, которые обставлены множеством условий и взаимоувязаны между собой, что отражает недоверие между Киевом и руководством ДНР и ЛНР.

Украина обязуется прекратить экономическую блокаду региона, восстановить социально-экономическое обеспечение и, самое главное, обязуется закрепить спецстатус ДНР и ЛНР в конституции, что фактически будет означать федерализацию. В то же время возникает вопрос о муниципальных выборах, которые прописаны в этом документе. Согласно документу, львиная доля действий Киева увязана с проведением местных выборов на основании украинского законодательства. Однако эти выборы должны пройти уже после проведения конституционной реформы (до конца 2015 года). Получается, стороны прекращают вооруженную часть конфликта, но при этом до конца 2015 года ДНР и ЛНР продолжают оставаться «зоной АТО»? И что прикажете делать республикам? Ждать снисхождения от Киева?

Остался явно не решенным вопрос по ситуации в Дебальцево. Силы армии ДНР настаивают, что «котел» закрыт и там осталось около 8 тыс. украинских военнослужащих. Киев же это отрицает и не видит там никакого окружения.

Несмотря на самое активное участие президента Франции и канцлера ФРГ в этом многочасовом марафоне, их первые реакции были весьма сдержанными. Может, не пришли в себя, ведь они явно ожидали срыва переговоров. В частности, глава МИД Германии Ф.-В. Штайнмайер накануне переговоров предупреждал обе стороны от попыток организовать провокацию, которая может привести к срыву переговорного процесса.

По результатам же переговоров он заявил, что «сегодняшнее соглашение – это не комплексное решение и, конечно, не прорыв. Но Минск-2 может быть шагом, который может привести нас от спирали военной эскалации в сторону политического импульса после недель насилия».

Ангела Меркель была еще более осторожной, отметив, что не питает иллюзий в связи с итогами переговоров в Минске, предупредила, что для достижения мира на Украине остается много препятствий. Франсуа Олланд был более оптимистичен, хотя и не особо многословен: «Достигнутые в Минске договоренности стали облегчением для Европы и надеждой для Украины».

Однако явно не был достигнут тот результат, на который рассчитывала Европа. Об этом говорит и тот факт, что по результатам встречи участники переговоров, кроме Владимира Путина, покинули Дворец независимости без официальных заявлений.

Судя по всему (и это видно из текста подписанного документа), Порошенко продолжает стоять на тех же позициях, на которых стоят и США. Для «морального укрепления» своего ставленника США даже вынудили МВФ срочно сделать заявление о том, что Киев получит от фонда около 17,5 млрд. долл. помощи, а Конгресс США готовится голосовать за закон, по которому Киеву будет предоставлена помощь в объеме 1 млрд. долларов на закупку вооружения. И это не считая скорого (в марте) прибытия на Украину американских инструкторов для подготовки украинских военных, о чём сообщал  командующий ВС США в Европе Б.Ходжес и бывший посол США на Украине Дж.Гербст. Вооружение Украины и превращение ее в большой военный лагерь, в место для противодействия законным геополитическим интересам России – часть плана США по сдерживанию России. И слова американских официальных лиц это ещё раз подтвердили.

Для полноценного решения украинского кризиса необходимо, чтобы менялась сама Украина и её госустройство, чтобы её правящая верхушка воспринимала культурно-языковое разнообразие как ценность и достояние, а не помеху на пути к сильному государству, чтобы Россия не воспринималась как «государство-агрессор».

Но история с Украиной на минувшей минской встрече со всей очевидностью показала для Европы самое главное: Россия возвращается на международную арену как геополитическая сверхдержава, которая не собирается подчиняться ультимативным требованиям международных структур и отдельных стран  и действовать во вред своим национальным интересам. Ее приоритет – формирование справедливых правил международной жизни в пользу всех участников, а не только группки стран, считающих себя вправе устанавливать правила для других.

«Соглашение остается бумагой, пока оно не реализовано», – сказала Джен Псаки в день завершения минской встречи. И она не была бы Псаки и представителем Госдепа, если бы не заявила, что США считают ответственными за реализацию соглашения преимущественно Россию и ДНР с ЛНР.

Переговоры в Минске – не окончательный прорыв. Задача остановить активные боевые действия вроде бы должна быть выполнена. Самое сложное начнется на этапе выполнения политических договоренностей. Можно не сомневаться, что Киев (при зримой и незримой) поддержке Вашингтона будет делать все возможное, чтобы не допустить реального инклюзивного диалога. В этом вопросе много будет зависеть от Германии и Франции, от их готовности требовать от Киева признавать существующий порядок вещей, а не находиться в мире собственных иллюзий.

Андрей НОВАЦКИЙ