Москва как активный внешнеполитический игрок

Восточные аналитики считают, что Россия усиливает своё влияние на внешнеполитической арене, в том числе в Сирии и Египте. Москва намерена остаться значимым игроком в регионах земного шара и продолжать укреплять тенденции многополярного мира. При этом политика сотрудничества России серьёзно отличается в лучшую сторону от политики США, занимающихся «тушением пожаров».

-hCr5rkt6skВ блоге индийского аналитика М. К. Бадракумара (M. K. Bhadrakumar) на платформе «Rediff Blogs» вышла статья, посвящённая усилению активности внешнеполитической стратегии России, в том числе в Сирии и Египте.

Двухдневный визит президента России Владимира Путина в Каир показывает, что Москва намерена оставаться эффективным игроком на мировой арене, пишет автор. Без сомнения, Москва будет укреплять тенденцию «многополярности» на Ближнем Востоке.

Русская политика — это «исследование», считает аналитик. И этим-то она отличается от политики США, которая всё чаще сводится «к тушению пожаров».

Египет сегодня находится на переходном этапе развития. Революция и контрреволюция; там всё очень быстро меняется. Демократия? По мнению автора, демократические преобразования там «в состоянии анабиоза».

С другой стороны, в течение многих десятилетий Египет представляет для США особое «стратегическое направление». Однако в последние годы положение изменилось. Теперь США уже не играет решающей роли для Каира. Египтяне «активно зондируют границы формирующегося многополярного миропорядка».

Неудивительно, продолжает индийский блоггер, что Россия считает необходимым установить стратегические связи с Египтом. Ведь это государство всегда было (и будет) ключевым в регионе. Мало того, Египет может стать самостоятельным центром силы на Ближнем Востоке. Москва может говорить, что это «игра с нулевой суммой», но тем не менее каждый шаг Москвы к Каиру означает одновременно выход страны «из тени американского командования и управления» и усиление регионального влияния России на Среднем Востоке. Иными словами, резюмирует аналитик, Россия поставила во главу угла связи с Египтом.

Вне всякого сомнения, В. В. Путин будет целенаправленно искать пути и средства укрепления двусторонних отношений. Торговля процветает, отмечается 50-процентный прирост в прошлом году. Египет отвечает взаимностью: 40 процентов необходимого зерна закупается за счёт импорта российской пшеницы. Кроме того, Египет привлекает российских туристов: только в прошлом году 3.000.000 русских посетили египетские курорты.

Но России этого мало. Она «присматривается» к возможности реализовать «амбициозные проекты» в сфере энергетики (АЭС), совместному использованию спутниковой системы ГЛОНАСС («пробный камень качества стратегического партнёрства») и, разумеется, к расширению военного сотрудничества.

В интервью газете «Al-Ahram» Владимир Путин сказал, что Москва и Каир обсуждают сделки с использованием национальных валют и планируют исключить американский доллар из расчётов. Заявленная цель — «уменьшить зависимость от текущих тенденций на мировых рынках».

В общем, заключает аналитик, Каир может войти в «избранный круг стратегических партнёров Москвы».

Нет сомнения, продолжает индиец, что президент ас-Сиси считает партнёрство с Россией хорошим, поскольку Москва — не Вашингтон, и она не станет поучать Каир по поводу демократии, религиозной терпимости и всего такого прочего.

По сути, Путин стал сегодня ключевым сторонником ас-Сиси, считает публицист.

К тому же и ас-Сиси, и Путин имеют сходную позицию в отношении исламизма-терроризма. Генерал ас-Сиси сам сражался с исламистами на Синайском полуострове.

Что касается Путина, то он в интервью отметил чёткий подход к терроризму, в отличие от «дифференцированного» подхода США. По его мнению, сегодняшние события в Сирии и Ираке берут начало от безответственного вмешательства извне в дела региона и одностороннее применение силы, «двойных стандартов» и американского различия между «хорошими» и «плохими» террористами.

Путин также раскритиковал сам способ борьбы Вашингтона с «Исламским государством». Президент России сказал: «К сожалению, мы должны отметить, что меры, принимаемые сегодня участниками антитеррористической коалиции, их стратегия и тактика непропорциональны масштабу и характеру существующей угрозы. Одних авиаударов недостаточно, чтобы с ней справиться. Более того, такие действия нелегитимны, так как не были непосредственно санкционированы Советом безопасности ООН и в некоторых случаях осуществляются без согласия государств, на территории которых поражаются цели».

Что до сирийского вопроса, то при ас-Сиси Египет «категорически отказался» от идеи о «смене режима» в Сирии. Этому очень рады в Москве.

Аналитик видит признаки возможной координации усилий Москвы и Каира в вопросах сирийского кризиса. Вероятно, в какой-то момент оба государства начнут работать вместе, в тандеме. Вполне возможно, что они создадут условия, которые откроют дорогу к переговорам между сирийским правительством и оппозицией.

Недаром в интервью Путин отметил, что соответствующие подходы двух стран уже «похожи»: в контексте первоначальных мер для урегулирования сирийского кризиса они совпадают. Путин также выразил признательность ас-Сиси за проведение совещания сирийской оппозиции в Каире, направленного на создание общей платформы для переговоров с сирийским правительством. По словам Владимира Путина, усилия России и египетских партнёров дополняют друг друга и направлены на преодоление застоя в политическом урегулировании сирийского кризиса.

Самое время решать восточные вопросы, добавим от себя. Пока мистер Обама занят малоэффективной борьбой с «Исламским государством», теряет остатки рейтинга в США, выслушивает острую критику от республиканцев и откровенно признаётся, что у него «больше нет программ» для страны, Россия могла бы серьёзно укрепиться на пространстве от Египте до Турции, а заодно продолжать стратегическую дружбу с Ираном. Многополярный мир и дружба — это очень хорошо, гегемония и насилие — плохо.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru