Россия может в очередной раз удивить Запад

Председатель комитета СФ по международным делам Константин Косачев не исключил возможности признания Россией независимости двух донецких республик, в том случае, если другими способами урегулировать конфликт на юго-востоке Украины не удастся.

eXj3-VG3Q94Господин Косачев, известный в недавнем прошлом своими более чем сомнительными «успехами» на ниве упрочения российско-украинской дружбы, а буквально на днях отличившийся экстравагантным пророчеством о возможности «десантирования» российской помощи в Приднестровье, мягко говоря, не самый надежный источник.

Но в данном случае, стоит рассмотреть ситуацию безотносительно к каким-либо персоналиям.

Очевидно и многократно озвучено то, что для России чрезвычайно невыгодно и противоречит ее государственным интересам отрыв от Украины какой-либо части ее нынешней территории – того же Донбасса, например, с перспективой окончательного ухода всей остальной страны под полный протекторат и НАТО с превращением этого обозленного обрубка в вечного ненавистника и врага России. Именно поэтому Москва никогда не ставила перед собой задачи государственного отделения ни ДНР/ЛНР, ни большой Новороссии от остального массива земель нынешней Украины, которая устраивает Россию только как целиком дружественное, настроенное на добрососедские отношения государство.

Борьба за Донбасс и Новороссию как раз и является инструментом переучреждения Украины на этих новых безопасных для России, и для всей Европы основах. Поэтому отказ от этого курса, например в форме признания государственной самостоятельности ДНР/ЛНР означает согласие России вечно иметь у себя под боком цепного пса Запада в виде остатков, окончательно скатившейся в невменяемую бандеровщину Украины.

Поэтому, вне зависимости от того, что имел в виду г-н Косачев, призывать в данных условиях к признанию Донбасса как отдельного от Украины государства это очень плохая, по сути – антироссийская идея. Ни Владимир Путин, ни Сергей Лавров, олицетворяющие российскую политику на украинском направлении, никогда эту идею не поддерживали и правильно делали.

Однако в заявлении Косачева звучит и вполне уместный вопрос – а что, собственно, останется России в том случае, если киевская хунта, поощряемая Западом, откажется от переустройства Украины на демократических, правовых основах? По мнению сенатора – в этом случае признание ДНР/ЛНР, как отдельных государств – естественный, если не единственный, выход. Но, как мы уже отметили выше, это будет фактически геополитической катастрофой для России.

Что же делать?

Очевидно, следует искать такой вариант, который исключил бы с одной стороны, размежевание Донбасса и остальной Украины, а с другой обеспечил бы должную легитимность позициям самой России и Новороссии в борьбе против киевского режима, степень законности которого не соответствует даже минимальным международным стандартам. Прошедшие после госпереворота фиктивные выборы в этом отношении ничего не изменили.

Именно в этом пункте – о крайне сомнительной законности киевской власти и заложено, на наш взгляд, решение проблемы в ее правовой плоскости. Ведь что такое по сути, Донбасс, если следовать совету Козьмы Пруткова – «Зри в корень!»?

По сути, Донецкая и Луганская области – это единственные территории Украины, отказавшиеся признать законность вооруженного государственного переворота в Киеве в феврале 2014 года, правомочия узурпаторов власти, сохранившие, в этом смысле, верность Конституции Украины и законному руководству страны. И в этом качестве являющиеся, до настоящего момента, единственными правопреемниками законного начала украинской государственности.

И России, если уж на то пошло, нужно в свете этой бесспорной истины признавать не некую независимость Новороссии от остальной столь же признаваемой Москвой Украины, а строго наоборот – констатировать, лучше поздно, чем никогда, полное несоответствие киевского режима законам и Конституции Украины и, на этом основании, окончательно отказать ему в юридической полноценности. Одновременно, подтвердив право населения юго-востока Украины отстаивать законность и порядок в своем государстве любыми доступными средствами от произвола самозванной киевской псевдовласти, недвусмысленно заявить о признании борющейся с узурпаторами Новороссии единственной территорией Украины, располагающей юридической правопреемственностью и, соответственно, полномочной представлять Украину как государство в целом.

Признавая таким образом в лице свободного юго-востока всю Украину, Россия:

  • во-первых окончательно решает вопрос с законностью своей собственной поддержки ее борьбы за освобождение остальной территории,
  • во-вторых исключает неприемлемый в принципе вариант территориального раскола Украины и,
  • в- третьих признает за Новороссией неоспоримый мандат на государственное переучреждение всей Украины.

Реакция так называемого «международного сообщества» на столь решительную смену приоритетов российской политики будет, конечно же, вполне предсказуемой и крайне негативной.

  • Но, во-первых, Запад и без того уже изображает Россию «исчадием ада», так что ничего особенно нового мы уже не услышим.
  • А, во-вторых, пускай теперь Запад усиленно думает, как ему обосновать законность вооруженного мятежа против международно-признанных властей Украины и в частности свое пособничество этому явному бандитизму, подтвержденное, кстати, на голубом глазу, даже президентом США Обамой.

Документов и фактов на этот счет более чем достаточно. С ними Россия может спокойно идти в любой международный суд, особенно имея «на руках» живого президента этой страны Януковича, который под присягой подтвердит, что жив-здоров и никаких заявлений об отставке не писал.

Россия никогда официально не признавала законность насильственного свержения государственной власти на Украине. Все чисто рабочие контакты, которые поддерживались все это время с киевскими властями для решения текущих вопросов, никак не влияют на факт их непризнания законной властью страны.

Таким образом, у России нет никаких официальных, подтвержденных на бумаге, обязательств перед этим режимом, которые теперь бы пришлось нарушать.

А с учетом того, что альтернативой таким действиям, помимо заведомо проигрышного бездействия, может быть только признание независимости Новороссии, что для России пока совершенно нежелательно, стоит крепко задуматься над тем, чтобы привести наконец правовую сторону российской политики в отношении Украины в полное соответствие с государственными интересами самой России и нормами международного права. Которые, в данном случае, никак не противоречат друг другу.

Юрий Селиванов