Движущая сила в отношениях России и Турции — Путин и Эрдоган

Заголовок этого обзора представляет собой лейтмотив статьи турецкого аналитика и политического обозревателя Гёкхана Баджика. Он считает, что основной движущей силой российско-турецких отношений является диалог между двумя личностями — Путиным и Эрдоганом. И Турция в этих отношениях играет только вторую роль, поскольку Россия — супердержава.

Статья Гёкхана Баджика вышла в англоязычном издании «Today’s Zaman». Автор напоминает, что тема России снова стала популярной в турецкой внешней политике. Точно так же было раньше — когда Москва, строившая в Турции первую атомную электростанцию, была названа основным партнёром.

По мнению аналитика, энергетическая зависимость Турции от России теперь становится более явной. В некотором смысле эта зависимость даже такова, что она находит отражение в определённом постоянстве турецкой внешней политики (что, в свою очередь, влияет и на развитие государства в целом).

Соответствующие эксперты, напоминает аналитик, предупреждали официальных лиц о зависимости от России в энергетическом секторе. В самом деле, диверсификация энергетических ресурсов официально установлена в качестве важной цели для Турции. Однако, несмотря на это, Анкара, «кажется, не ощущает беспокойства по поводу зависимости от Москвы».

Россия занимает положение первого или второго торгового партнёра Турции, пишет далее Баджик. Правда, аспекты двустороннего сотрудничества «несколько мифологизированы».

Большая часть турецко-российской торговли проходит в сфере энергетики. Остальное — либо туризм, или экспорт турецкой с/х продукции. Таким образом, положение Турции менее прочное. А если взять отдельно туризм, то ведь в этом году немногие российские туристы посетят Анталью — в России ухудшились экономические условия.

В итоге аналитик приходит к выводу: основные выгоды от двусторонних отношений получает не Турция, а Россия.

Эксперты также говорят, что экономику Турции будет тормозить внешняя политика по отношению к России. Крымский вопрос демонстрирует, насколько у Турции возросла зависимость от России во внешней политике. Аналитик пишет, что он «проверил официальные заявления Турции о Крыме». И ни в одном не обнаружил упоминания России!

Ну конечно, это можно интерпретировать как «сигнал благоразумия». Но на практике Турция попросту не может свободно упоминать Россию в своих официальных заявлениях по поводу Крыма, считает автор.

А вот ещё один крымский аспект, который выделил автор: происламские турецкие СМИ, известные как раз «своей пылкой поддержкой любого исламского вопроса», совершенно ничего не говорят о Крыме и крымских татарах. Это «странно» и «удивительно», считает аналитик.

Рассуждая далее об отношениях Москвы и Анкары, журналист вспоминает: Россия — сверхдержава. А поэтому «было бы наивно ожидать равных отношений между Россией и Турцией».

В подобных случаях, как правило, более слабая сторона должна быть более терпимой: ведь более сильная сторона ей может дать гораздо больше.

«Честно говоря, — пишет автор, — я также наблюдал отражение этой психологии «большой силы» в комментариях российских коллег о Турции. Я не встречал ни одного учёного в России, который беспокоился бы о позиции Турции по Крыму, а ведь в настоящее время Крым — номер один вопрос в российской политике».

Есть и ещё одна сторона в отношениях Москвы и Анкары, которую не упустил из виду аналитик.

Он почитал газету «The Moscow Times» на англ. языке и пришёл к выводу, что между Турцией и Россией очень много общего. Как раз у одной статьи был заголовок, из которого следовало, что для России «иностранное вмешательство более опасно, нежели коррупция».

Многие турки согласились бы с тем, что им такая новость хорошо знакома. Как и турки, большинство россиян убеждено, что их окружают враги — в основном западные. Из такого-то общественного опасения и выросла в своё время популярность президента Владимира Путина, «несмотря на ухудшение экономических условий».

Такое сходство объясняет одинаковую политику Реджепа Тайипа Эрдогана и В. В. Путина: оба позиционируют свои страны во всё более антизападной ориентации.

Аналитики приходит к вводу: главный двигатель двусторонних отношений двух стран — личный диалог между Эрдоганом и Путиным.

Тема отношений Турции и России была заострена аналитиком неспроста.

22 апреля стало известно о заявлении госсекретаря США Джона Керри. На встрече с главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу в Вашингтоне он сказал, что одной из ключевых тем на предстоящем саммите НАТО станет политика в отношении России. Саммит пройдёт не где-нибудь, а в турецкой Анталье. В той самой, которую так любят русские туристы.

По словам Керри, на саммите глав МИД стран — участниц НАТО с 13 по 14 мая будут обсуждаться «приоритеты» Североатлантического альянса. И одним из этих приоритетов станет «российская агрессия против Украины». Также на саммите будут рассматриваться дальнейшие способы ответа на «угрозу, которую экстремисты представляют югу НАТО», цитирует Керри телеканал «НТВ».

Тем временем Россия и Турция — словно назло Вашингтону — планируют подписать Соглашение о свободной торговле! Оно предусматривает торговые льготы, устранение торговых барьеров, сотрудничестве в банковском деле и так далее. Речь идёт и об использовании национальных валют в двусторонних расчётах, сообщает «Antalya Today» со ссылкой на Innov.ru.

Издание напоминает, что Россия сегодня является вторым торговым партнёром Турции, а Турция — восьмым по величине партнёром по внешней торговле России. Две страны поставили цель увеличить двусторонний торговый оборот — с 33 миллиардов долларов до 100 миллиардов долларов к 2020 году. Причём объём продуктов питания, поставляемых Турцией на российский рынок, может увеличиться, поскольку Россия прекратила закупать продукты у некоторых западных государств. Поставки турецких мяса и мясопродуктов в Россию с августа 2014 года увеличились уже в шесть раз!

Несмотря на то, что Турция — член НАТО, она по-прежнему настроена развивать плодотворные отношения с Россией, указывает издание. Это позволит ей как улучшить экономические показатели, так и повысить политический статус в регионе.

Таким образом, добавим в заключение, мистер Керри напрасно пытается надавить на турецкий МИД, говоря о «российской агрессии против Украины» и «приоритетах» НАТО. Господин Эрдоган куда больше думает о Турции, нежели о словах заокеанского жителя Керри, которому скоро на пенсию. У Керри и его босса Обамы свои приоритеты, у Эрдогана — свои. Что касается «российской агрессии», то таковой не существует. И в Турции это отлично понимают. Да и в США тоже.

Обозревал, переводил и комментировал Олег Чувакин
topwar.ru