Плавильный котёл Донбасса

Не так давно один из участников Американо-Беловежского сговора в 1991 году и первый президент бывшей Украины Леонид Кравчук в эфире одного из нацистстких телеканалов повторил свой перл: «Право на самоопределение имеют нации, а Луганск–Донецк – какая нация?»

Ну, да Бог с ним, Кравчуком, человеком, который никогда не знал и уже не узнает истории и культуры своей умирающей колонии. Но дело в том, что с легкой руки свидомитов так думает подавляющее большинство «украинцев».

Плавильный котёл Донбасса

Цивилизационное противостояние

Слово Донбасс «укры» пишут с одной «с», иногда вместо «н» пишут «м». Но всё равно, даже с таким уровнем образования, упорно считают, что Донбасс – цэ Украина.

Даже когда Донбасс почти 100% голосованием провозгласил независимость от американской колонии «Украина», «украинцы» продолжают утверждать, что это сотня тырорыстив и российских турыстив» завоевали украинский Донбасс и держат его в заложниках, не отпускают в объятия польскомовных братов зи Львова.

В мозг “укра” не доходит, что в Донбассе не было и нет «кучки тырорыстив». Давно нет ополчения, хотя мы по привычке еще употребляем это слово. В Донбассе создана армия. Армия государства. Которая периодически наносит болезненные поражения захватнической американо-укро-фашистской армии. И в отличие от неё, армии зомбированных наёмников, люмпенов и маньяков, отпускает и лечит пленных, чем демонстрирует свою силу, благородство и военные традиции.

Основой этой войны, на мой взгляд, является не сложившееся годами личностное неприятие жителями Донбасса всего украинского, а также дикая и параноидальная ненависть Киева к Донбассу. Это цивилизационное противостояние.

Донбасс, как и Новороссия(в её традиционных границах) принадлежит к русской цивилизации. Бывшая Украина не принадлежит к цивилизации вообще – это классический случай варварской окраины Ойкумены. И именно отсюда проистекает буквально животное отношение и к представителям цивилизации, анизотропное по сторонам света – лютая ненависть на восток и не менее страстная любовь (доходящая буквально до эротизма) на запад. Ну, и неизбежное отвращение к индустрии как к проявлению цивилизованности.

В данном случае термин “варварство” не является каким-то оскорблением – это не более, чем констатация факта. Такая структура мира – есть цивилизационные ядра (Европа, Россия, Китай, Индия, Иран и т.д.) той или иной силы, есть лимитрофы (классика – страны Прибалтики, Польша…), а есть окраина. В цивилизационном ядре происходит, собственно, формирование цивилизации (генерация и инсталляция смыслов, если угодно), лимитрофы занимаются обслуживанием ядра в приграничной зоне (временная функция, связанная с недостатками логистики, в основном), на окраине живут варвары.

Варвары бывают свои, а бывают чужие. Вся разница в том, что варвары древности разрушали хай-тек того времени – бани и водопровод. Ну, и храмы, конечно… Варвары нового времени, кроме коммунальной инфраструктуры, храмов и кладбищ, активно уничтожают индустриальную – именно как символ цивилизованности, с одной стороны. А с другой – по указанию своих хозяев.

Война за историю. Украинский фронт

Геродот называл историю матерью всех наук, но она еще и становой хребет, опорно-двигательная система нации. Именно по истории народа наносятся самые сильные удары его врагов. Разрушив историческое сознание народа, раздробив его историческую память, уничтожить оставшееся (элиту, экономику, культуру) уже не будет составлять сложности.

Русскую историю пытаются уничтожить давно. Сегодня эта работа носит системный характер, в поте лица трудятся целые «институты национальной памяти». И надо признать: за последние четверть века русской истории нанесены серьёзные удары. Наша история напоминает корабль под обстрелом, пробоины в борту которого лихорадочно пытается затыкать немногочисленная команда.

Сегодня уже нет беспорядочной стрельбы по «историческим площадям», как было некогда. Сегодня высокоточное оружие бьет по ключевым позициям, по сакральным точкам. Эти точки – общенародное единство, общенародные победы, общенародные герои. Не будет преувеличением сказать, что в области истории против России применяется оружие массового поражения. После его применения могут разрушаться государства, появляться непонятные новые истории новых народов.

Признаем, что СССР, Югославия, Чехословакия были разрушены после фактического разрушения их истории. Метод всюду один: заставить стыдиться своих отцов и их предков, заполнить информационное пространство открытиями «белых пятен», затем вынести приговор прошлому и призвать народ отречься от него. Удары по государству и экономике – лишь тактическое дополнение стратегического удара.

Разрушаемая сегодня Украина являет это в обострённой форме. Основной объект нападения здесь – историческая память народа, которому четверть века прививали мазепинство и бандеровщину. Сегодня уже сложно определить, сколько душ (сотни тысяч? миллионы?) пропитала за это время чёрно-красная зараза украинского нацизма.

Цели разрушения без стеснения указываются прямо с трибун – создать и выковать новую политическую украинскую нацию. На исторических помойках этой нации уже подыскали нужных героев. Украинцам привили вирус «народа-страдальца», и главное, Украине указали «тысячелетнего врага», попутно внушив, что и украинцы – нация с «тысячелетней историей». При этом свежеиспечённый «народ-страдалец» априори невиновен ни в Волынской резне, ни в еврейских погромах, ни в этнической чистке Донбасса.

Западу, издавна ведущему войну с русским историческим сознанием,  Украина нужна  не как «цветущий хутор на окраине Европы», а как геополитически значимый бандеровский схрон, как антирусский форпост под боком у России.

«Свидомое украинство», выпестованное в Галиции на региональной истории этого края, на ненависти ко всем соседям сразу, сегодня на Украине господствует. Оно уже создало свой «бандерюгенд», который теперь силой оружия и «одесскими ритуальными сожжениями» вбивает в головы несогласных «историческую правду».

В эти дни главным объектом противоборства Запада с Россией стал 70-летний юбилей Великой Победы – одно из последних уцелевших сакральных исторических событий, связывающих русских воедино, удерживающих связи русского народа с другими народами бывших Российской и Советской империй.

Иногда кажется, что даже евромайдан, погубивший целое государство и тысячи жизней, Запад устраивал для сокрушительного удара по нашей общей Победе. Каждый новый отказ от поездки на празднование в Москву, каждый новый «историко-политический» выпад каких-нибудь поляков, каждый новый заказ, исполненный киевскими марионетками, воспринимается на Западе с чувством восторга их победы над нашей Победой.

Пайетто-порошенковская Украина, которой выпало стать острием тарана, дробящего нашу историческую память, старается изо всех сил. Не обращая внимания на войну, на экономический упадок и обнищание, на разрушение промышленной основы государства и отказ  от его социальных обязанностей, Киев повёл «историческую зачистку» по всем фронтам сразу.

Порошенко уже провозгласил суверенность доселе неизвестного средневекового государства «Киевская Русь – Украина». Фактически запрещено празднование Дня Победы. Старательно вычищается советская история. Полностью реабилитированы гитлеровские холуи из ОУН-УПА. Новыми украинскими «законами» закреплена подмена Красного знамени Победы грязной тряпкой из бандеровского схрона. Учреждена медаль «70 лет победы над нацизмом» с тризубом на аверсе и ленточкой с жёлто-синими и чёрно-красными полосками. Теперь осталось лишь внушать, что «вояки УПА водружали в мае 1945-го победный трызуб» над Рейхстагом», на что украинские «историки» вполне способны.

Нет, это не просто попытки «изобретения собственной истории», в чем преуспели народы Прибалтики, это нечто большее. Это масштабный проект, нацеленный в перспективе на уничтожение целостности России и её народа. И первый шаг здесь – полная перекодировка, изменение сознания некогда единого русского народа Украины, который когда-то назывался народом малороссийским, после народом Советской Украины. Малороссийство было объявлено преступным и едва ли не психическим отклонением ещё раньше. Сейчас добивают советский период русской истории.

В начале апреля Верховная рада Украины с воодушевлением приняла целый пакет законов, направленных на борьбу с прошлым. Названия законов звучат,  как выстрелы в висок:

  • «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов на Украине и запрете пропаганды их символики»;
  • «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов»;
  • «Об увековечивании победы над нацизмом во Второй мировой войне 1939-1945 гг.»
  • «О правовом статусе и чествовании памяти участников борьбы за независимость Украины в XX веке».

Смысл этих законов сводится к запретам, искоренению и табуированию символов, исторических и географических названий, мифов, являющихся частью исторического сознания миллионов еще не обандерившихся  жителей Украины.

Нечто подобное уже апробировали на прибалтийских микрогосударствах и в саакашвиливой Джорджии, но размеры украинского проекта грандиознее. По сути – это уже непосредственный эксперимент над русскими, коими является значительная часть населения Украины.

Четверть века жителей Украины беспрепятственно обрабатывали системой образования, запретами русского языка, созданием религиозно-политической секты УПЦ-КП. Их отучали от единства с Россией кучмами и кравчуками, януковичами и ющенками, фарионами и куницынами. Задел был сделан. Потому сегодня мы видим среди майданутых, волонтёров, карателей так много бывших русских, превратившихся в ненавидящих Россию «украинцев». Потому так много граждан Украины поддерживает АТО и предпочитает георгиевской ленточке опиум евромака или жёлтую голубизну.

Активных несогласных из числа русских украинцев убивают либо реактивными системами залпового огня, как на Донбассе, либо в спину, как Олеся Бузину.

На Украине война за историю уже давно вышла за пределы дискуссионных аудиторий научных заведений, война идёт в детских садах и школах, она поддерживается голливудским кинематографом, компьютерными играми, она гремит реальными пушечными разрывами и трещит перестрелками в донецких Широкино и Песках.

Под видом украинской «исторической науки» сегодня действует разнузданная пропаганда, кувалдой вбивающая в головы ржавые гвозди нового национального мировоззрения, в основе которого – ненависть к русскому.

Украинское общество предварительно привели в состояние шока, ведь лишь самые смелые прогнозы могли предвидеть столь стремительную фашизацию общества в обстановке хаотичного террора. Значительная часть населения запугана, а равнодушные готовы признать любые изменения, признать «свою новую историю», поклоняться «своим новым героям», стать манкуртами.

«…Манкурт не знал, кто он, откуда родом-племенем, не ведал своего имени, не помнил детства, отца и матери — одним словом, манкурт не осознавал себя человеческим существом. Манкурт, как собака, признавал только своих хозяев. С другими он не вступал в общение. Все его помыслы сводились к утолению чрева. Других забот он не знал» (Чингиз Айтматов. Буранный полустанок (И дольше века длится день).

Киев торопится, оттого и принимает плохо отредактированные законы, грозящие потрясениями самому режиму. Киевским наместникам надо «накрыть» территорию побольше и побыстрее, почему и используют они в первую очередь страх, который стал своеобразным ключом к разрыву с прошлым. Аналогов тому, что происходит на Украине, в истории постсоветского мира нет. Сходство можно обнаружить лишь во временах инквизиции.

Сегодня чествовать Бандеру, поклоняться Мазепе и отвергать свою победу над Германией готовы уже миллионы (!!!) жителей Украины. К этому их готовили четверть века, а произошло всё фантастически быстро, меньше чем за год…

Надежды на ренессанс сознания, на «выздоровление» тщетны: агрессивное украинство пожирает сознание, как злокачественная опухоль. Потому пока актуален один вопрос: как ограничить очаг метастазов, превратить зону заражения в некий «Чернобыль исторического сознания», куда нельзя вступать без специального оружия и снаряжения.

Времени нет, отвечать надо адекватно и жёстко. Как ответили под Иловайском и Дебальцево. Нельзя колебаться и прибегать к полумерам, ограничиваться недомолвками и полуправдой. То, что в преддверии 9 мая творят с русской историей наши враги, больше напоминает 22 июня 1941 года – с разницей лишь в том, что тогда войну не объявляли, а сейчас объявили.

Пока на законодательное безумие руководимой из посольства США Верховной рады МИД России ответил комментарием, в котором заявил, что «в Москве с тревогой и озабоченностью продолжают наблюдать за набирающей обороты борьбой с героическим прошлым народа Украины со стороны дорвавшихся к управлению украинским государством сил».

Тревожиться и наблюдать, без сомнения, важно. Однако ситуация уже давно требует наступательных действий, ибо на Украине сегодня оттачивают приёмы, которые завтра применят  против России. К этому прямо располагает неразрушенное духовное единство русского народа, пусть даже разделенного границами 1991 года и официальными идеологиями новых государств.

Уже много говорено о том, что «украинская тактика есть часть российской стратегии Запада», а потому только Россия может и обязана защитить свою историю, которая так долго защищала саму Россию.

Русская историческая школа ещё сильна, а в резерве ещё хватает документов и фактов, малоизвестных, но сильнодействующих. Главное – подавать их вовремя, распространять доступно и в массовом порядке. Выпущенный недавно двухтомник о деятельности ОУН-УПА хорош, но выпускать его надо было в 70-х годах прошлого века. Если в жизненно важной борьбе за свою историю мы будем по-прежнему опаздывать на 30-40 лет, мы рискуем однажды опоздать навсегда.

В условиях информационной самоизоляции Украины надо гораздо шире использовать возможности российского исторического кинематографа, вполне конкурентоспособного в зрелищном отношении. Увы, исторических фильмов российско-украинской тематики снято не так уж много, а в них есть нужда.

Надо заставить вспомнить общее (победы и труды), надо смелее привлекать внимание к тому, что «история украинцев», лучших и признанных сынов украинской земли, – это часть общерусской истории. Нельзя в войне за историю находиться только в обороне, надо использовать ещё не окончательно разорванную связь времён, памятуя о том, как пел Владимир Высоцкий, что «наши мёртвые нас не оставят в беде, наши павшие, как часовые…».

Надо помнить, что никакие вятровичи, филареты, сюмары, никакие национальные комплексы галичан и обиды украинствующих пока не в состоянии запретить всё русское, как не вышло у них запретить русский язык, что и стало поводом к горячей войне.

Если ограничивать себя лишь дипломатическими «озабоченностями», то пройдёт совсем немного времени и уже не только на Украине, но в России начнут верить, что Берлин взяли американские войска, а над Рейхстагом было водружено звёздно-полосатое знамя.

Идёт окончание формирования нового субэтноса

Есть, впрочем, и другое мнение. Некоторые «украинцы» воюют на полях сражений и в интернете за то, чтобы территориальную принадлежность к «Украине» закрепить в качестве этнической. Если рассматривать конфликт с этой стороны, то аналогичную войну ведёт Донбасс и российские пассионарии за право создания своего русского субэтноса с его исконной территорией.

Такого же, как , к примеру, белорусского, который мало чем отличается от великорусского, но тем не менее – территориально не входит в состав России.

Отколовшийся от «Украины», непринятый в состав РФ , Донбасс вынужден был рано или поздно объявлять свой субэтнос, который здесь формировался более трехсот лет – в период имперской и советской индустриализации. Идентифицирующие себя русскими или «украинцами» дончане, луганчане или мариупольцы – одинаково чужды той «Украине», которая сформировалась на галицкой национально-религиозной почве, с помощью украинского интегрального национализма и за 23 года распространилась далеко за пределы Галиции.

Сколько бы ни навязывали Донецку и Луганску месседж , что нет никакой разницы, что ” схид та захид разом”, ” все мы украиньци”. При этом «Украине» внушали, что здесь живут “москали, змоскалэни, совки, быдло, ватники, колорады”, которых надо убить, тогда нэнька запануе.

Евразийский метод Льва Гумилёва утверждает, что во время больших потрясений образуются новые субэтносы и общества, в авангарде которых выступает особый тип человека, который он назвал пассионариями.

Пассионарии – это люди энергоизбыточного типа, обладающие врожденной способностью абсорбировать из внешней среды энергии больше, чем это требуется только для личного и видового самосохранения.

Именно пассионарии из разрушенного гражданской войной СССР создали государство нового типа.

Пасионарии после Победы над фашизмом возродили разрушенную войной страну, вывели на космическую орбиту свои корабли, создали ядерное оружие, застолбили полмира под свои воинские контингенты, создав своего рода пояс союзников.

Как считает луганский журналист и политик Юрий Юров, еще в пятидесятые годы в Донбассе происходит свой пассионарный толчок, зарождается новый субэтнос с собственным, не просто советским, а донбасским патриотизмом. Так что возможно, не только сердце Российской империи сегодня кровоточит в Донбассе, но и сердце будущей Евразии.

donbass_-_serdtse_rossii1

Это наша с тобою страна

Все триста лет освоение Донбасса и Новороссии шло под флагом русской культуры. Во второй половине XIX века, с началом индустриализации южнорусские губернии превратились в быстроразвивающуюся «Новую Америку» (выражение Александра Блока), став мощнейшим промышленным регионом. Тогда же начал складываться своеобразный донбасский субэтнос, состоявший из великороссов, малороссов, немцев-колонистов, греков, татар, евреев, сербов, болгар, бессарабцев, которые по различным причинам оказались тут и довольно быстро ассимилировались с преобладающим русским населением, освоив русский язык.

В ментальном плане на них оказали сильнейшее влияние, кроме российских культурно-исторических традиций, дух первопроходства и новаторства, упорство хлеборобов-малороссов, дерзость донских казаков, предприимчивость русских и еврейских купцов, инженерная мысль англичан и немцев и, если брать шире, – интернационализм развивающегося молодого капитализма.

Прибавим к этому влияние Святогорского монастыря (ныне Святогорская Свято-Успенская лавра), который сыграл на Юго-Востоке роль, сравнимую с ролью подмосковной Троицкой лавры. В итоге вырос регион колоссальной экономической мощи (металлургия, угледобыча, машиностроение, коксохимия, тяжёлое и транспортное машиностроение) с адекватным этому населением.

Донбасс отличается от «Украины» даже своим заселением это –мегаполис, где находилась одна треть всех городов с населением свыше 100 тысяч человек.

Показательно, что выходцы из Донбасса оставили заметные следы в России и Советском Союзе. Назову лишь одно имя – Владимир Даль, писавший под псевдонимом Казак Луганский. Если вспомнить СССР, то тут не меньше десяти, если не больше, союзных министров, среди них – создатели атомного комплекса Ефим Славский и Авраамий Завенягин, председатель Госплана СССР Николай Вознесенский, министр угольной промышленности Александр Засядько.

В области культуры назову создателя российского кинематографа Александра Ханжонкова, композитора Сергея Прокофьева, художника Архипа Куинджи, литераторов Юрия Левитанского, Михаила Матусовского, Михаила Пляцковского, Павла Беспощадного , Фёдора Вольного, Бориса Горбатова, кинорежиссёров Ларису Шепитько и Леонида Быкова, актёров Нонну Мордюкову и Николая Гриценко, певцов Иосифа Кобзона, шансонье Игоря Слуцкого, группы «Нэнси», «Михей и Джуманджи», музыканта-виртуоза Эстаса Тонни.

Уместно вспомнить советского лидера-«волюнтариста» Никиту Хрущёва, премьер-министра СССР Николая Рыжкова, чемпиона-тяжелоатлета Юрия Власова, легкоатлета Сергея Бубку, героя первых пятилеток Алексея Стаханова… Подчеркну особую роль городского партизанского движения в Донбассе во время Великой Отечественной войны. Краснодонская «Молодая гвардия» – яркий фрагмент этой борьбы…

Донбасс всегда гордился этими людьми и ассоциировал себя с ними.

Нужно отметить, что сегодня элитой и современной классикой «украинской» литературы на фоне всеобщего оскудения талантами стали тоже выходцы из Донбасса Василий Стус, Ирэн Роздобудько, Сергей Жадан. Но не сложилось у них во взаимоотношениях с Родиной. Не приняли их «украинское» творчество в Донбассе. Чужое оно здесь, сделанное под лекала новых требований украинизаторов и их хозяев.
В Донбассе даже навязываемые Киевом всякие фестивали украинской культуры проваливались на этапе их учреждения. И если делались, то из-под палки чиновников.

Зато на «ура» на народные пожертвования проходили фестивали и конкурсы с тысячами участников с такими названиями, как “Donbass EuroDance”!!! , “Донбасс Андеграунд”, «Большой Донбасс», «Мисс Донбасс», «Рок -Донбасс», «Заря Донбасса», « Донбасс для сирот».

Киев всегда ревниво относился к донбассовцам, а Москва, наоборот, выдвигала их. Это объясняется различной ментальной основой донбассовцев и населения центральной Украины, преимущественно сельских корней. Если у первых это масштабы сверхдержавы, то у вторых сильна память о своём хозяйстве, «вишнёвом садочке».

Коллективизм промышленного Востока и индивидуализм хуторского Запада.

В периоды гражданского противостояния такие различия становятся труднопреодолимыми.

Война была неизбежна

Противостояние Киева и Донбасса усиливалось много лет и сдерживалось исключительно усилиями местных олигархов – Ахметова, Януковича, Ефремова, Колесникова, имевших собственность на «Украине» и не разделявших понятие «моё» и «народное». Иначе Донбасс вышел бы из состава «Украины» либо после непризнанного Киевом и Москвой донбасского референдума 1994 года или в 2004-2005 годах( Северодонецкий съезд).

Жители Донецка и Луганска, родившиеся в мирное время, слабо представляли себе, на что способен хуторской «украинский» национализм.

Это в поговорках он безобиден: «Не съем, так понадкусываю», «Своя корова сдохла, зато у соседа сарай горит».

В жизни «украинский» хуторской националист, рагуль – жестокий, бесчеловечный, низкобразованный и мотивированный на убийства зверь.

Но эту войну чувствовали и предвидели люди с более тонкой организацией ума и души – донбасские писатели.

  • «Эпоха мертворождённых» – написана луганским писателем Глебом Бобровым.
  • «Война 2010. Украинский фронт» – донецкий писатель Федор Березин.
  • «Независимая Украина. Крах проекта» — донецкий писатель Бунтовский (в соавторстве с бывшим одесситом Калашниковым).

Или вот цитата из книги-пророчества:

« Спровоцировав массовые беспорядки, «оранжевые» нацисты развязывают на Украине гражданскую войну. При помощи «миротворческого контингента» НАТО, под прикрытием американской авиации и бронетехники западноукраинские каратели с трезубцем на погонах начинают истреблять русскоязычное население, стирая с лица земли целые города. Гибнет в огне Полтава, разрушен до основания Днепропетровск. Все Левобережье, Крым и Новороссия поднимаются против оккупантов. Россия помогает бойцам Сопротивления новейшим вооружением, добровольцами и военными советниками…
Они сломают проклятый бандеровский трезубец!
Они покажут натовским «ястребам» кузькину мать!
Поле битвы — Украина!
Это есть наш последний и решительный бой!»

Роман «Поле боя — Украина. Сломанный трезубец»
Георгий Савицкий, Донецк.

Писатели Донбасса больше других понимали, что война неизбежна. Но своими пророческими произведениями они предупреждали и «Украину»: кто к нам с мечом придёт, тот от меча и погибнет. Увы, не возымело…

Донбасс никто не ставил на колени!

Нынешний конфликт далеко не так ограничен во времени, как это представляют современным СМИ.

str_son_maidaunov

Во время Гражданской войны сельская местность была охвачена крестьянским движением, которое возглавил Нестор Махно. В Донбассе же была создана Донецко-Криворожская республика в составе РСФСР. Надо вспомнить, что в начале советского периода Москва предприняла большие усилия, чтобы ликвидировать напряжённость на Украине, уравновесить «прорусское» население промышленных центров и «проукраинское» сельское.

В июле 1927 года Всеукраинский Центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров УССР выпустили постановление «Об обеспечении равноправия языков и о содействии развитию украинской культуры». Цель документа – проведение дальнейшей украинизации, вытеснение с территории УССР русского языка.
Коренное население республики объявлялось самостоятельной украинской нацией и обязывалось перейти на украинский язык, на котором отныне разрешалось вести научную и педагогическую деятельность, судопроизводство, делопроизводство (исключения допускались лишь в заведениях, специально предназначенных для обслуживания национальных меньшинств).

Во всех центральных учреждениях организовывались ведомственные комиссии, задачей которых являлась «выработка мер к полной украинизации» соответствующих государственных структур. Сотрудники, замеченные в «отрицательном отношении к украинизации», согласно постановлению увольнялись в административном порядке, «без выдачи выходного пособия и без предупреждения».

В отдельном пункте указывалось, что за несоблюдение положений постановления «виновные подлежат уголовной ответственности».

Свыше 80 процентов общеобразовательных школ и 30 процентов вузов стали украиноязычными, что вызвало недовольство в промышленных районах и крупных городах, традиционно ориентированных на русский язык и русскую культуру. Разрыв в количестве украиноязычных школ и вузов (80 и 30 процентов) иллюстрирует эту коллизию: вузовская традиция была русской.

В 1928 году нарком просвещения УССР Николай Скрыпник утвердил проект государственной комиссии о новом украинском правописании. В числе предложений был и перевод украинского языка на латиницу. Было введено новое правописание, которое отдаляло украинский от русского языка (транслитерация осуществлялась способом, более приближённым к западноевропейским языкам).

Ничего не напоминает из современной жизнедеятельности “Украины”? Круг истории повторяется! Но Донбасс так никто и не поставил на колени!

Свобода определять свой статус – гарантирована

Вот и Леонид Кравчук наступил в измышлениях о самоопределении Донбасса в ту же лужу, или на ту же, старую ленинско-скрипниковскую швабру.

В Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. закреплено: «Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие… Все участвующие в настоящем Пакте государства… должны в соответствии с положениями Устава ООН поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право».

В Декларации о принципах международного права (от 24 октября 1970 г.) значится: «В силу принципа равноправия и самоопределения народов, закреплённого в Уставе ООН, все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава».

В этой же Декларации указывается, что способами осуществления права на самоопределение могут быть «создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса».

Аналогичные принципы закреплены в документах Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе — Хельсинкском Заключительном акте 1975 года, Итоговом документе Венской встречи 1986 года, документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 года и других международно-правовых актах.

Право наций на самоопределение провозглашалось ещё в начале XX века правительством США (В. Вильсон), а также российскими большевиками, закрепление которого было одним из основных требований и направлений начального периода их деятельности.

Но то были большевики. Это вам не нынешние либералы Российской Федерации. Которые не видят проблем консолидации русского народа .

Нельзя всерьёз говорить о будущем, являясь государством без идеологии, народом без национальной идеи, элитой без ясного понимания стратегии развития.

Как знать, но очень вероятен сценарий, что нынешний донбасской плавильный котёл родит не только новый субэтнос , но и новую пассионарную элиту будущей великой России.

Подготовил Макс Елев по материалам Владимир Волк и Андрей УВАРОВ