КРУТОЕ КАТМАНДУ. Триллер о двух частях

зорян непальский

Многосерийный триллер. Все события разворачиваются вокруг самолета ИЛ-76, который долгие недели летит из Киева в Катманду – спасать от разгула стихии украинских туристов – и никак не может долететь.

Отважный главный герой – Зорян Непальский – получив сигнал о землетрясении в Непале, не откладывая в долгий ящик, буквально на пятый день после трагедии отправляет за согражданами в Катманду военный самолет ИЛ-76.

И тут же принимает единственно верное решение – самому бесстрашно лететь в Непал. С собой он берет всего человек пять журналистов и запрашивает Штаб о предоставлении психолога. Однако, свободных психологов на месте не оказывается – все заняты острыми психозами участников АТО. “Подойдет ли инструктор по йоге?” – спрашивают из Штаба. Зорян кивает в телефонную трубку. Уже в пути внезапно выясняется, что инструктор по йоге – девушка Бонда (зачеркнуто) Зоряна, которая вполне способна быть ему и психологом. И реабилитологом. Все складывается удачно. Для Зоряна. Но не для самолета.

Совершенно случайно обнаруживается, что у самолета не сосет – отказала деталь насоса турбины, которую заведомо вывели из строя российские диверсанты и их пособники. Самолет вынужденно пикирует в Дели. Сцена крутого пике. Инструктор по йоге нежно и незаметно реабилитирует отважного Зоряна Непальского, не давая ему впасть в панику.

Дели. Из Киева незамедлительно выписывают в Индию спецпочтой сломанную русскими диверсантами деталь. Зорян Непальский снимает влажную от пота рубаху и, играя кубиками пресса, облегченно вздыхает. Инструктор по йоге тут же реабилитирует Зоряна. Сцена реабилитации крупным планом.

У самолета ИЛ-76, который бьет копытом (зачеркнуто) шасси, стремясь спасти несчастных украинских туристов из Непала, продолжает не сосать. Неожиданно уже в стадии ремонта прибывшей из Киева деталью обнаруживается, что русские диверсанты отправили в Дели совершенно другую деталь от совершенно другого насоса. И теперь ржут вслух – об этом телеграфирует СБУ, сумевшее прослушать секретные переговоры террористов по мобильным и стационарным телефонам. Разведка и контрразведка никак не могут разобрать слов – их заглушают злорадный хохот и циничное хихиканье российской агентуры.

У отважного Зоряна от негодования становится тепло и влажно в штанах, но инструктор по йоге успевает снова прийти на помощь. Сцена жесткой реабилитации.

Самолет ИЛ-76 продолжает рваться в Непал, но не может взлететь. Не сосет. Журналисты разбрелись по местным проституткам. Зорян – в каске и напряжении, которое то и дело снимает инструктор по йоге. Каска неснимаема – она генерирует единственно верные решения.

И вот, отстреливаясь от сонма российских террористов, деталь от насоса турбины ИЛ-76 люди в черном доставляют в Дели. Зорян снова облегченно вздыхает и с восторгом реабилитирует себя инструктором по йоге.

“Засосет! Слава Украине!” – радостно сообщает он экипажу ИЛ-76 и, не дожидаясь известного ответа, спешит слегка подправить форму трицепса.

И тут – новая западня. Русские диверсанты подкупили индийскую таможню. Деталь снова в лапах врага. Зорян, потея и тужась, генерирует сразу несколько единственно верных решений. В каске. Инструктор по йоге в перерывах между сеансами реабилитации постит в социальных сетях себяшки с местными индийскими достопримечательностями.

До вожделенной миссии спасения остается всего ничего – заплатить по счетам аэропорта в Дели за простой самолета, всего каких-то 500 долларов в час. Даже не бутылка Crystal.

От радости успешного завершения ремонта отважный Зорян весело реабилитируется инструктором по йоге, непринужденно играя кубиками пресса и подтянутым трицепсом.

У самолета немного барахлит мотор, но это уже ерунда в сравнении с тем, что сосет. Всего пять с половиной дней в Дели – и проблема героической эвакуации украинских туристов практически решена. Борт поднимается в воздух и берет курс на Катманду. Уже в полете отважный Зорян опять принимает единственно верное решение – на обратном пути снова сесть в Дели, чтобы там принять другое единственно верное решение – лететь в Киев сразу или, запутывая следы, через Баку. Мало ли чего еще придумают российские диверсанты.

Без посадки в Дели никак. В Катманду даны всего два часа, чтобы погрузить туристов и улететь. Никакой возможности для экстренной реабилитации.

Поэтому снова – в Дели…

шкиряк

КРУТОЕ КАТМАНДУ-2

Многосерийный триллер. Все события разворачиваются вокруг самолета ИЛ-76, который долгие недели курсирует между Киевом и Катманду. Борт непрерывно выводят из строя просочившиеся всюду российские диверсанты и их пособники, но, несмотря на суровые испытания, экипаж назло мировой закулисе, подкупленной агентурой Кремля, ведет самолет к цели.

Цель определяет прямо на борту человек в каске с мужественным до боли лицом. Это – начальник всех украинских спасателей отважный Зорян Непальский, который генерирует единственно верные решения, задумчиво поигрывая кубиками пресса. С ним, Зоряном, не страшно всем 14 журналистам (в самом начале все думали, что их втрое меньше, но уже в Дели оказалось, что их все-таки 14, просто большинство всю дорогу бухали, орали дурными голосами повстанческие песни и жарили куриные бедра из двух ящиков гуманитарного груза для пострадавших от землетрясения непальцев на мангале в виде горящей Спасской башни – экипаж ИЛ-76 был уверен, что это случайно забытые в грузовом отсеке героические бойцы батальона “Айдар”, летавшие чартером на выходные из зоны АТО в родной Тернополь с подарками для родни от благодарных жителей Донбасса). С ним, Зоряном, не страшно инструктору по йоге и психологу-реабилитологу Катрин, которая случайно оказывается его давней близкой подружкой. С ним, Зоряном, не страшно даже экипажу. Хотя нет, экипаж очкует, но летчики умело скрывают ужас суровым выражением лиц, а также копотью и грязью, которые на общем собрании экипажа решено было не смывать после ремонта насоса турбины до окончания полета. Таким образом, страх пилотов умело замаскирован. Все в одной лодке, не считая Зоряна.

Все-таки взлетев на пятый день из индийского аэропорта, ИЛ-76 неожиданно попадает в зону турбулентности, которая стерта из полетных карт российскими диверсантами. Жуткая болтанка. Все 14 украинских журналистов после бурных съемочных ночей в Дели начинают чувствовать ком в горле, который просится наружу. Инструктор по йоге проводит с Зоряном сеанс снятия психологического стресса в туалетной комнате, куда рвутся 14 журналистов – освободиться от кома в горле. Сдавленные стоны и громкий мат служат фоном для сцены бурной реабилитации.

Пилоты отважно мыкаются по зоне турбулентности, пытаясь найти выход. В последний момент, когда уже всем невтерпеж, дверь туалетной комнаты с грохотом распахивается, из нее бодрым шагом выходит слегка взъерошенный Зорян Непальский, многозначительным движением поправляя голубые пляжные шорты. Хотя взъерошенность не особо заметна – из-за каски, которую Зорян никогда не снимает в ответственных ситуациях, ведь именно в ней удается генерировать единственно верные решения. Следом за героем порхает инструктор по йоге. По яркому румянцу ее щек и нежной припухлости губ сразу видно, что реабилитация удалась. В сей же миг, отталкивая друг друга, в туалетную комнату вламывается толпа свободной прессы, дружно освобождая себя от комьев в горлах. Одновременно с этим героический ИЛ-76 прорывает зону турбулентности прямо над Катманду.

Выясняется, что проклятые русские диверсанты задержали борт в воздухе на два часа, и теперь проклятые непальцы не могут найти для героических украинских спасателей свободного места для посадки ИЛ-76. Пока все на земле мечутся в поисках решения, уставшие организмы журналистов не выдерживают долгих испытаний и всхрапывают, инструктор по йоге делает реабилитационные пассы руками, а мужественный Зорян в каске напряженно думает, как заманить на борт сломавшего ногу во время землетрясения в Непале украинского туриста. По отрывкам переговоров СБУ с непальскими блогерами складывается отвратительная картинка: турист упирается в непальскую землю сломанной ногой и категорически отказывается участвовать в своем спасении украинскими героями, десять дней прорывающимися в Непал.

Это зрада, отчетливо понимает Зорян. Турист, как минимум, агент Путина, которому поставлена задача поставить под сомнение боевой дух всей государственной службы по чрезвычайным ситуациям и подорвать ее демаршем изнутри. Он мучительно потеет и тужится. Единственно верное решение не идет. Инструктор по йоге потихоньку реабилитирует Зоряна, стараясь не разбудить журналистов, но затем приступает к сеансу жесткой насильственной реабилитации, поскольку храп заглушает крики Зоряна, мучительно рожающего единственно верное решение.

Когда решение уже готово появиться на свет, обнаруживается, что ИЛ-76 уже садится. “Фиг с ним, с предателем!” – отпускает проблему украинского туриста Зорян и дает понять инструктору по йоге, что реабилитационных мероприятий пока достаточно, организм вполне способен продержаться без снятия стресса несколько часов.

Долгий поцелуй в камеру в знак благодарности за профессионализм реабилитолога.

Суета. На борт ИЛ-76 спешно грузятся 87 наконец-то спасенных туристов, 11 из которых символизируют своим участием в приключениях важнейшую международную миссию украинского спасательного борта. Все 14 журналистов, пыхтя и потея, снимают отважного Зоряна на фоне спасенных. На заднем плане закопченными лицами хмуро отсвечивает экипаж самолета.

Зорян легко принимает единственно верное решение лететь в Киев через Дели. Во-первых, он там уже всех знает. Ну и во-вторых, надо привести себя в форму, реабилитироваться после напряженных двух часов съемок и интервью.

Длинная сцена подготовки самолета к взлету из Катманду. Все уверены, что российские диверсанты придумали очередную отвратительную подлость. Но, как ни странно, ИЛ-76 взлетает и летит. Летит и летит. Ничего интересного не происходит – журналисты выжимают из украинских туристов все слова благодарности, которые те знают. Некоторых удается заставить заплакать. Отважный Зорян Непальский, презирая усталость, мужественно позирует перед камерами и планшетами.

Но проклятые русские только затаились и нанесли удар, когда уже никто его не ждал. Наноракетой “земля-земля” диверсанты пробивают колесо шасси ИЛ-76 в момент посадки в Дели. Есть и вторая версия происшествия – конфуз с колесом устроили служащие индийского аэропорта, незаметно подменив его еще во время предыдущего простоя. Всем же в Индии ясно, что на украинцах можно прекрасно заработать.

Самолет трясет. Пассажиры орут и умоляют дальше их не спасать. Зорян напряженно играет кубиками пресса и трицепсами. У свободной прессы тяжелеют штаны от неизвестности. Инструктор по йоге взволнованно покусывает губы, предвкушая долгую реабилитацию. Экипаж отчетливо кроет матом государственную службу по чрезвычайным ситуациям. Сказывается дефицит личных реабилитологов.

По просьбе зрителей. Индийский океан. Белая индийская ночь. По песчаному берегу босиком бегут Зорян в каске и голубых пляжных шортах и инструктор по йоге – в желтом купальнике. Голубой и желтый красиво оттеняют загорелые тела и особенно кубики прессов. Герои бегут долго и красиво, минут десять. Под мышкой у Зоряна – новое шасси. Ясно, что спасатели торопятся спасти борт. Эта серия так и называется – “Спасатели Катманду”. В ней только бег, загорелые тела и кубики прессов крупными планами. В конце серии накрапывает легкий дождик, и Зорян набрасывает на плечи инструктора украинский флаг, заведомо припрятанный в шасси. Музыка в кадре – гимнопение.

В это время спасенные украинские туристы в слезах и соплях от страха засыпают прямо на летном поле. Мимо них, взявшись за руки, накрытые украинским флагом, бегут отважный Зорян и инструктор по йоге. Колесо торжественно передается экипажу ИЛ-76. “Слава Украине!” – восклицают Зорян и инструктор по йоге хором. “Идите на йух!” – шмыгая закопченными носами, в ответ восклицает экипаж.

“Потерь нет! – докладывает Зорян в Штаб – Слава Украине!”
“Иди на йух!” – отвечает Штаб.

Зорян Непальский понимает – дан приказ запутать следы и лететь в Киев окольным путем. Через Баку.

Уставший от спасательной операции Зорян настойчиво кладет мужественную руку на плечо (зачеркнуто) чуть ниже спины инструктора по йоге, требуя немедленной реабилитации. Долгая сцена реабилитации в грузовом отсеке, на летном поле, возле насоса турбины, отремонтированного еще в прошлый прилет, у лопнувшего шасси и, наконец, у замененного шасси.

Постояв в этот раз всего на каких-то жалких 5000 долларов в Дели, ИЛ-76 берет курс на Баку. Служащие аэропорта плачут. Они успели полюбить и этого смешного человечка в каске, и его подружку-инструктора, и пропахший потом и копотью брутальный экипаж и даже вечно бухих журналистов… Украинцы оказались невероятно щедрыми и до умиления бестолковыми…

… В далеком Киеве президент долго глядит в небо. Думает, чем наградить отважного Зоряна – значком сухопутных сил НАТО или не пожалеть звания Героя Украины. Президента мучают изжога и сомнения. С одной стороны, операция спасения явно не удалась, но с другой стороны, с Дебальцевским котлом было точно так же – и ничего…