Сколько стоит дружба с Китаем?

russia_china_620В пятницу председатель КНР Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин подписали в Москве совместное заявление об углублении всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия и продвижении взаимовыгодного сотрудничества. Кроме того, главы двух государств подписали совместное заявление России и КНР о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и экономического пояса «Шелковый путь».

Как сообщил ранее пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, в ходе визита Си Цзиньпина запланировано подписание достаточно внушительного пакета документов как в присутствии лидеров или самими лидерами РФ и КНР, так и на «полях».

«В данном случае лидеры говорят о намерении действовать в унисон в плане состыковки ЕАЭС и китайского “Шелкового пути”. Отсюда уже вытекает ряд других проектов — РЖД и Минтранс подписывают соглашение по высокоскоростной железной дороге Москва — Казань», — отметил пресс-секретарь президента.

Также Песков уточнил, что будет очень много важных субстантивных документов. Именно главы государств подпишут совместное заявление об углублении всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. Это и есть основная характеристика уровня и перспектив двусторонних отношений.

Сам Владимир Путин отметил, что отношения между Россией и Китаем достигли высочайшего уровня. Руководитель Китайской Народной Республики уверен, что сотрудничество с Россией нужно развивать не только в политической и экономических сферах. Очевидно, что у двух стран большие планы по реализации многочисленных совместных проектов. Только станут ли эти проекты одинаково выгодны обеим сторонам, остается под вопросом.

Противоречивое партнерство

Главным результатом визита китайского лидера стало подписание совместного заявления о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и экономического пояса проекта «Шелковый путь». По словам Владимира Путина, оно означает «выход на новый уровень партнерства и, по сути, подразумевает общее экономическое пространство на континенте».

В дальнейшем на основе заявления о сопряжении ЕАЭС и Шелкового пути будет строиться сотрудничество России и Китая по строительству высокоскоростной железной дороги Москва — Казань, в которое китайская сторона предположительно вложит 300 млрд руб.

«Самое важное в рамках этого сотрудничества то, что Китай, у которого высокоскоростное железнодорожное сообщение развито очень хорошо, может поделиться с нами технологиями, а также взять на себя выполнение части строительных работ», — добавляет ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов.

Другой российско-китайский проект, который, кстати, долго находился под угрозой срыва, но в конце концов все-таки получил поддержку Владимира Путина, — строительство газопровода «Сила Сибири».

«Многие критикуют этот проект, потому что ставят под сомнение саму готовность Китая импортировать из России большие объемы газа, — говорит замдиректора Института проблем нефти и газа РАН Алексей Мастепанов. — Основной довод, что в Китае якобы будет активно развиваться собственная добыча сланцевого газа и расти импорт из других стран. Но потребление газа в КНР стремительно растет, а добыча — нет. Ресурсы традиционного газа китайцы практически исчерпали, а наладить добычу нетрадиционного так и не смогли».

Другой аргумент критиков «Силы Сибири» состоит в том, что развернуться к восточным газовым контрактам нас заставили только конфликт на Украине и ухудшение отношений с западными странами. «Задача диверсификации экспортных рынков страны стояла с первых лет разработки энергетической политики России, — возражает Мастепанов. — Это необходимо для обеспечения нашей энергобезопасности».

Таким образом, «Сила Сибири», скорее, расширение российской экономической активности, нежели перспектива на колоссальную прибыль. Что касается КНР, то она получит заметные плюсы и удовлетворит свои потребности в энергоресурсах.

Лизинг, а по сути, прокат китайцами 100 российских самолетов Sukhoj Superjet, о которых договорились китайские инвесторы и ЗАО «Гражданские самолеты Сухого», выглядит, скорее, дружеским жестом, нежели серьезным экономическим проектом. Максимальная выгода, которую получит от него Россия, загрузка производств и сохранение рабочих мест на предприятиях самолетостроения и их смежников, объяснил Дмитрий Баранов.

Другое дело — соглашение между Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ), Российско-китайским инвестиционным фондом (РКИФ) и China Construction Bank (CCB), которые договорились разработать особый механизм по софинансированию проектов российских компаний китайскими банками. По предварительным расчетам, эта договоренность позволит 50–70 ведущим российским компаниям получить в течение двух-трех лет около 25 млрд долларов. В условиях, когда западные источники кредитования для российского бизнеса закрыты, это соглашение должно стать серьезным подспорьем для отечественных проектов в области транспорта, металлургии и энергетики. Для этих же целей, чтобы привлечь средства для российских заемщиков в Китае, будет создан и российско-китайский инвестиционный банк.

Наконец, для того чтобы облегчить российским компаниям доступ к азиатским кредитным ресурсам, был подписан договор об избежании двойного налогообложения процентов по кредитам. Если раньше китайские банки, выдававшие кредиты российским компаниям, должны были заплатить налоги с процентного дохода и на родине, и в России, то теперь они будут выплачивать налог только собственному государству. Что в конечном итоге значительно удешевит кредиты для российских юрлиц.

Среди других, не менее многообещающих проектов — строительство на Дальнем Востоке различных инфраструктурных объектов на средства, которые получит ВЭБ в качестве кредита от Государственного банка развития Китая. Речь идет о сумме 8 млрд долларов, часть из этих средств пойдет на возведение доступного жилья.

Таким образом, масштабные проекты между Китаем и Россией имеют две плоскости: экономическую и политическую. И если в экономике выгоду, скорее всего, получит Китай, то в политике на данном этапе выгоду получает Россия, начиная партнерство с одним из сильнейших соперников Запада. Насколько сиюминутные выгоды в дальнейшем окажутся полезными для России, покажет время.

Считать деньги надо, но есть и геополитическая стратегия

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин подчеркивает, что, конечно, считать деньги надо, но есть и геополитическая стратегия. В условиях стремительно меняющейся конфигурации мирового порядка необходимо четко понимать, кто может стать нам партнером не только для получения быстрых денег, но и для решения важных проблем.

«После украинской катастрофы российский интеграционный проект перестал противоречить китайскому и объективно стал его дополнением. Это дает нам новые возможности, которые бросились использовать обе стороны. Считать деньги надо, но главное в нашем партнерстве то, что Китай стал нашим стратегических телом, то есть занял ту самую позицию, которую готовил для нас», — подчеркнул эксперт.

Михаил Делягин также добавил, что Россия должна всеми силами крепить партнерство с Китаем, улучшать понимание друг друга и наращивать интеллектуальные контакты. Взаимопомощь в вопросах стратегического прогнозирования и управления должна постепенно превратить наше партнерство в прочные союзнические отношения.

«В этом отношении вынужденное “холодной войной” Запада укрепление отношений России с Китаем идет нам на пользу, несмотря на всю, ставшую уже легендарной, сложность переговоров с китайцами. Масштабный газовый контракт, включающий создание колоссального газохимического комплекса в Забайкалье, стимулирует реальное развитие соответствующих территорий и диверсификацию экономики. Расширение же доли рубля и юаня в двусторонней торговле, пусть и аккуратное, до половины ее объемов, является фактором укрепления суверенитета нашей страны», — убежден Делягин.

С экспертом согласен депутат Государственной думы Максим Шингаркин. Парламентарий отметил, что всестороннее сотрудничество с Китаем, может быть, и не всегда приносит большую экономическую прибыль, но самое важное то, что Россия сегодня становится тихоокеанской державой, и хорошие союзные отношения с КНР — залог прочности наших позиций.

«Сегодня Россия продемонстрировала всему миру, что мы, не оставляя Европы, предельно расширили отношения с главным геополитическим игроком Азии — Китаем. Как Петр Первый в свое время прорубал окно в Европу, мы прорубили окно в самое сердце азиатского региона. И если мы говорим о присутствии в регионе, то мы не можем обойтись без сотрудничества с Китаем, как военно-политического, так и экономического», — уверен Шингаркин.

Депутат подчеркнул, что это вовсе не означает того, что Россия что-то «сдает» Китаю или не хочет заниматься внутренними проблемами страны и в том числе Дальнего Востока. По мнению парламентария, заключенные с КНР договоры только пойдут на пользу развитию региона.