“Правый сектор”: от террора к наркотрафику

1

Продолжение активных боевых действий на востоке Украины крайне выгодно не только киевским властям, которым нужно как-то покрывать свою чудовищную, бездарную и разрушительную деятельность “на благо Незалежной”. В продолжении войны на востоке Украины заинтересованы и другие силы, почувствовавшие не только большую кровь, но и очень большие деньги.

Мародерство, которое процветало на Донбассе со стороны “укропатриотов”, стало притчей во языцех и как-то уже отошло на второй план. Все, что можно было разграбить, — уже разграблено. Кого можно было похитить ради выкупа — похищены.

Но недаром же говорят, когда хохол родился, еврей заплакал. Укропатриоты“, “сражающиеся” на восточном фронте, уже успели трансформироваться в преуспевающих бизнесменов. “Герои АТО” открыли второй фронт (борьба на этом фронте идет уже между “своими”), начав скрытую и ожесточенную войну за ведение крайне прибыльного бизнеса.

На днях на Украине разразился скандал. Четверо украинских волонтеровмедиков, помогавших бойцам, попали в плен к экстремистам из “Правого сектора”. Как оказалось, волонтеры-медики, бывшие евромайдановцы, вскрыли, сами того не желая, схемы наркотрафика, разработанные “Правым сектором”.

Как известно, наркотики во время войны — такая же необходимость, как и оружие. Как правило, наркотики используются для обезболивания после ранений. Украинские паблики соцсетей завалены объявлениями о купле-продаже наркотических препаратов. Более того, минобороны Украины в августе прошлого года заявило о необходимости поменять более легкий буторфанол на морфин. При этом — никаких лицензий.

“Законопроект предусматривает обращение с наркотическими веществами в органах государственной власти, в которых проходят службу военнослужащие без получения лицензии, что позволит использовать обезболивающие наркотические препараты в индивидуальных средствах медицинской защиты и шкафах неотложной помощи”, — с таким заявлением выступил директор военно-медицинского департамента министерства обороны Виталий Андронатий.

Понятно, что такая ситуация — это просто золотое дно для дилеров, которые тут же опутали сетью всю Украину. Означает ли это, что министерство обороны в доле? Голословно обвинять не будем, но последние скандалы вполне могут свидетельствовать о настоящем сговоре силовиков и наркодилеров.

На днях супруга одного из самых известных украинских военных волонтеров Сергея Супруна Ольга Демчук, сообщила в “Фейсбуке”, что Сергей вместе с тремя коллегами похищен “Правым сектором”, базирующимся в вотчине Коломойского под Днепропетровским.

Причиной похищения стало случайное вскрытие волонтерами наркосхем начмеда “Правого сектора” Яны Зинкевич. “В ее команде есть люди, злоупотребляющие доступом к лекарственным средствам. Знаю лишь их позывные: Ева-психолог, Гуру, Доктор. Доктор и Ева от передозировки попали в больницу, в Павлоград. Сережа сказал им о недопустимости такого поведения. Сережа молчать не умеет.

Я знаю, что ему угрожали накануне. Муж Евы — комбат “Правого сектора”. Вот этот самый муж Евы похитил Сережу и его напарника Александра Корнийчука. Их удерживают в плену со вторника”, — написала жена похищенного волонтера.

Также Ольга сообщила, что кроме непосредственно употребления наркотиков на “местах”, Зинкевич, под крышей руководства “Правого сектора”, занимается сбытом морфина, который предназначен для раненых. И этот трафик уже хорошо налажен.

Информацию о похищении волонтеров подтвердили и в СБУ. “В одном из добровольческих подразделений в яме уже пять суток незаконно удерживают четырех волонтеров-медиков, двое из которых — Сергей Супрун и его напарник Байкер вывезли из Донецкого аэропорта более двух десятков раненых “киборгов”. По нашей информации, они стали свидетелями противоправной деятельности представителей подразделения, и их таким образом заставляют отказаться от дальнейших заявлений и разглашения этой информации”, — написал советник главы СБУ Александр Данилюк в “Фейсбуке”.

Информация о том, что с базы “Правого сектора” уже давно и в больших количествах пропадают наркотические препараты, в то время как раненым их не выдают, подтверждают и другие источники, в том числе и бывшие “правосеки”.

Разумеется, что сама начмед прокручивать операции с наркотиками вряд ли будет — уж слишком опасно. Но если это делать под крышей руководства, забирая себе в карман хороший процент, то, как говаривал один из героев фильма “ДМБ”, “мы в портянках от Версаче домой уедем”.

Более того, не стоит исключать, что Украина, похоже, стала эдаким центром наркоторговли, в том числе и перевалочным пунктом, — война все списывает. Ведь, как сообщают в пабликах, с морфином и его производными украинским военным помогают многие государства, в том числе и европейские.

Рискнут ли пограничники досматривать груз, который предназначен “для бойцов АТО”? Маловероятно. Можно ведь просто погибнуть от пули, выпущенной “правосеком”, — как это случилось пару месяцев назад, когда сотрудника СБУ застрелили за то, что он остановил непонятный “гумконвой”, направляющийся в сторону фронта.

Поэтому вполне возможно, что на Украине в ближайшее время торговля наркотиками станет еще одним процветающим видом деятельности, как сейчас незаконная торговля оружием. Вот, как говорится, и все “реформы киевской власти”.

Тем более, как буквально на днях заявил британский миллиардер Ричард Брэнсон, “Украине следует легализовать наркотики, даже самые тяжелые”. Такое заявление он сделал в Киеве, во время выступления перед студентами Киево-Могилянской академии — одного из самых престижных высших ученых заведений Украины.

“Мне сказали, что из всех стран мира Украина — одна из худших в этой войне. Вы боролись за свою свободу и боретесь прямо сейчас. Достаточно много украинцев курят коноплю, имеют разные проблемы с наркотическими препаратами. Но наркозависимые — это такие же члены общества, как и остальные. Например, в Португалии в свое время легализовали все наркотики, включая самые тяжелые. Затем государство построило клиники для наркозависимых, тем самым сэкономив деньги на тюрьмах и сделав наркоманов полезной частью общества”.

Как известно, такие люди просто так ничего не говорят. Что ж, видимо господин Брэнсон знает, что предлагает — сокращение численности Украины должно идти по плану. Кого не заберет война, доконают наркотики. Путь на эшафот открыт.
Источник