Федеративная республика Русь

«Ответ другу»

Дорогой Дима, привет!
Извини, что отвечаю тебе публично, но, насколько я понимаю, заданные тобой вопросы интересуют не только тебя. Так что, тебе всё равно, где читать, а мне не надо будет раз двадцать-тридцать писать одно и то же.

Итак, ты пишешь:

“Привет! Прости тупого, но не понял внутренней логики абзаца: “Федеративная Украина с новой конституцией и широкими правами регионов не только формально бы признала переход Крыма к России (в новой конституции Крым бы уже не упоминался, как украинская территория), но и эволюционным путём спокойно бы интегрировалась в ТС и ЕАЭС. Просто ей было бы некуда деваться. Ведь ни США, ни ЕС содержать Украину не собирались”.
1. Почему в новой конституции Крым бы уже не упоминался, как украинская территория?
2. Почему именно федеративная Украина “спокойно интегрировалась бы в ТС”? Ведь и унитарной точно также некуда будет деваться. В любом случае вектор внешнеэкономического развития остаётся за центром – даже при федеративном устройстве.
P.S. Это не праздные вопросы для меня. Не абы поспорить. Есть причина спросить.”

60bd4bad8b5795cf233394c03561971fОтветы:

1. Если внимательно посмотреть не только на предложения Путина, озвученные в марте-апреле 2014 года, но и на тексты двух минских соглашений, то мы увидим, что федерация должна была создаваться, как свободное объединение территорий, которые согласились вновь жить вместе.

То есть, новая федеративная конституция ликвидирует разрыв легитимности, возникший после свержения законной власти и приведший к противостоянию регионов и к гражданской войне. Конституция пишется теми регионами, которые согласились остаться в составе переучрежденного украинского государства. А они его именно переучреждают – старое унитарное отменяется, новое федеративное создаётся (это, как после второй империи во Франции возникла третья республика или после империи Романовых республика Советов). Меняется всё – система правления, органы власти, а главное их легитимность проистекает уже не из последовательной преемственности, оформляемой на президентских и парламентских выборах, но из нового Основного закона.

Такая конституция, должна была бы быть принята на всенародном референдуме, поскольку в данном случае, старая власть, не обладая полнотой легитимности в глазах всего населения, не может своим решением придать легитимность новой власти. Но даже, если бы её приняло специальное конституционное собрание, это бы не отменило одного интересного момента. Власть не может распространяться на те территории, которые эту власть не учреждали. Нельзя просто записать в Конституцию России, что теперь ей принадлежит Хоккайдо и на этом основании требовать у Японии отдать остров.

То есть, власть нового федеративного украинского государства не могла бы распространяться на Крым, население которого не только не утверждало бы новую конституцию и не учреждало бы новую Украину, но, к тому времени уже ясно выразило на референдуме свою волю и уже находилось в составе России.
Это бы, конечно, не отменило необходимости оформить отношения в международно-правовом плане. И, возможно, переговоры были бы нелегкими и длились бы долго, но полного тупика, когда Крым на совершенно законных основаниях записан в качестве региона в конституции двух государств уже не было бы. Крым бы не состоял в числе земель, учреждавших новую Украину и поэтому в новую конституцию его бы нельзя было внести.

2. Что касается интеграции в ТС и даже в ЕАЭС. Смотри.

Было выдвинуто требование, чтобы в процессе создания федеративного украинского государства, регионы, которые мы сейчас называем Новороссией получили не просто права, но гарантии их соблюдения, вплоть до собственной бюджетной политики, собственных внешнеэкономических отношений и даже собственных силовиков (не важно как они бы назывались – «народная милиция», «республиканская гвардия» или еще как-то). Уверен, что Галиция не потерпела бы, чтобы у неё было меньше прав, чем у Новороссии. А это уже не унитарное государство и даже не совсем федерация. Это скорее конфедерация под названием федерации, где центральные органы вроде и есть, но они крайне слабы и зависимы от бюджетообразующих регионов.

А кто, позволь спросить является проводником евроинтеграции? Галиция? Нет, у несчастных гуцулов никогда не хватило бы сил подмять всю Украину, если бы их не поддерживал мощный полномочный центр, который, собственно, и подавлял явную пророссийскую ориентацию большинства избирателей. В этом, кстати, состояла и проблема невозможности эффективной работы на Украине российской «мягкой силы». Кого из политиков ни возьми – нарвёшься на евроинтегратора. Производи хоть десять переворотов, а у власти всё равно евроинтеграторы будут. Как только региональный пророссийский политик попадает на национальный уровень, он тут же проникается интересами центра, который что-то значит только пока может перераспределять ресурсы Новороссии в пользу Галиции (за что собственно Киев и Галиция и ведут гражданскую войну) и становится евроинтегратором.

Но в мягкой федерации (а по факту в конфедерации) избираемый губернатор Донецка или Днепропетровска значит в десять раз больше, чем президент, правительство и сколько угодно палатный парламент в Киеве. У кого деньги, у того и власть, а деньги на местах. Столица теряет своё значение, контроль над ней никому не нужен. Каждый стремится находиться поближе к деньгам, то есть в регионе.

А дальше перевес в численности населения и в экономической мощи даёт Новороссии огромные преимущества. Тем более, что не завися более от диктата центра она сама будет решать сколько денег надо дать Галиции, чтобы оттуда не все уехали на заработки за пределы горячо любимой нэнькы.

Я понимаю, что на какое-то время тенденция евроинтеграции осталась бы. Но когда ты, как политик (губернатор региона) находишься в непосредственной зависимости от населения, которое кормится от контрактов с Россией, прозрение наступает быстро. Ведь, в чём проблема киевской власти? Там привыкли идти за деньгами не на производство, а в тумбочку под названием “госбюджет”. Им плевать, откуда появляются в бюджете деньги. Их дело эти деньги поделить (в основном между собой). В регионе, если у тебя не работает производство, то и бюджета нет, поскольку поступления с таможен и прочие мелкие радости – источник дохода федерального центра.

И вот здесь, ни Киев, ни Галиция уже не обладали бы достаточным политическим весом, чтобы сломать желание регионов зарабатывать побольше. Наоборот, их благополучие напрямую зависело бы от доходов регионов.

Чтобы стать сильной и независимой от регионов, центральной власти было бы необходимо найти источники формирования альтернативного бюджета. Единственный такой источник в сложившейся ситуации – иностранные займы. Я даже не говорю о том, что конституция должна была бы ограничивать их объём уровнем, утвержденным палатой регионов (то есть Новороссия могла бы заблокировать любой заём). Допустим, что центр может брать столько денег, сколько хочет. И кто ему даст? Не жалкие 5-10 миллиардов в год или два, как дают сейчас, а миллиардов 30-50 в год, чтобы уравновесить возможности регионов. Причём постоянно (хотя бы три года подряд). Под какие гарантии, если у центра нет полномочий?
А Россия, кредитуя интересующее её производство, практически бы кредитовала Новороссию на миллиардов 15-20, в два-три года, не считая возможности привлекать частные кредиты. Причём, здесь было бы понятно, что кредитование идёт на возвратной взаимовыгодной основе и были бы абсолютно понятны источники погашения кредитов.

И так за три-пять лет спокойно, без шума и пыли привели бы Галицию в ТС на финансовой веревочке, пропущенной через федеративное кольцо в носу.

Конечно, в изложенном есть несколько допущений, которые могли бы и не состояться. Но, в других версиях развития событий допущений ещё больше. Например: «Если бы мы послали танки в марте, то в апреле уже бы взяли Львов и всё было бы хорошо». Здесь всё утверждение – одно сплошное допущение, опирающееся только на желания утверждающего.

Ну и, наконец, тот факт, что США и киевский власти отказались от вроде бы выгодного предложения Путина: «Федерализируйтесь и всё у Вас будет хорошо, будем жить с Порошенко (да хоть с Турчиновым), как с Януковичем жили», – и начали гражданскую войну, которую никогда не смогут выиграть, косвенно подтверждает, то, о чём я пишу. В варианте федерализации они проигрывали Украину не так быстро и не так заметно, зато надежно и без лишних жертв и разрушений.

Ростислав Ищенко
президент Центра системного анализа и прогнозирования

Варианты разделения Украины на субъекты федерации

Ещё год назад усталый путник silent_hussar, застрявший в Америке, в своих записках живого журнала, в тиши своего кабинета сидя за компьютером, а не воюя с оружием в руках на полях Всемирной Сети, предложил варианты разделения Украины на субъекты федерации. То, что он изложил ниже – идеализированная модель, которую он попытался обосновать в основном географическими соображениями. В реале, если дело дойдёт до федерализации, то разделение Украины будет сделано исключительно по политическим соображениям – в обстановке недоверия и напряжённости после кровопролитных сражений. Насколько это деление будет близко к его идеализированной модели, покажет время.

Вариант 1: Город Киев и каждая область – субъект федерации

Преимущество только одно – сравнительная простота перехода от нынешней структуры, политическая география которой остаётся неизменной. Недостатков несколько, и они существенные. В том числе:

(1) резкое увеличение численности административного аппарата (несмотря на его значительное сокращение в Киеве),
(2) затруднение управления государством на федеральном уровне из-за слишком большого числа субъектов;
(3) излишнее дробление некоторых функций, если они будут переданы в ведение субъектов федерации – например, вопросы гуманитарной политики – как это сделано, например, в Канаде, но в которой число субъектов федерации меньше в два с половиной раза, чем областей в Украине.

54038_600Вариант 2: Минимальное число субъектов федерации

Это противоположность Варианту 1. Имеем два крупных полноправных субъекта-края – условно назовём их Малороссия (1) и Новороссия (2), обладающие правом вето на принятие принципиальных решений. В Малороссию входят ещё два субъекта второго уровня – автономные области Закарпатье (4) и Буковина (5), которые имеют суверенные права, но с определёнными ограничениями. И ещё предусмотрен один субъект – столичный федеральный округ Киев – тоже с правами, меньшими, чем у двух главных субъектов федерации. Ограничение прав “малых субъектов” может быть достигнуто в результате сокращения их представительства в верхней палате парламента – Сенате. Как вариант – автономные области могут быть субъектами первого уровня, то есть не входить в состав Малороссии. Однако я считаю, что это мало что изменит.

53205_600Преимущество такого деления – возможность разрешения главных спорных вопросов, вызывающих сейчас тенденции к расколу Украины, без дробления полномочий между мелкими субъектами федерации. Это особенно касается гуманитарной политики. Недостаток – необходимость сохранения областного звена государственного управления (возможно, с укрупнением областей). Похоже, что всё равно система управления станет слишком громоздкой.

Вариант 3: четыре края, две автономные области и один столичный округ

Это дальнейшее развитие Варианта 2, которое позволяет учесть различия внутри Малороссии и Новоросии. Края по-прежнему остаются довольно крупными образованиями, сравнимыми по размеру с некоторыми европейскими государствами. Запорожская область поделена между двумя краями с учётом того, что металлургические предприятия Запорожья останутся в одном крае с Днепропетровском. Прирезание половины Запорожской области к краю номер 3 также позволит увеличить долю сельского хозяйства его экономике с целью её балансирования; эта доля сейчас невелика. Целесообразность сохранения областного звена государственного управления не ясна; это требует дальнейшего исследования. Возможно, области можно будет ликвидировать.

53346_600Вариант 4: шесть краёв, две автономные области и один столичный округ

Дальнейшее дробление краёв с учётом их региональных особенностей. Благодаря разрезанию Запорожской области регион номер 5 получает доступ к морскому порту в Приазовье. Одно из важных преимуществ – возможность ликвидации областей. Однако это вызовет сопротивление местных элит в бывших областных центрах, которым не достанутся столичные функции. Способы преодоления сопротивления я предложил в отдельной статье.

53616_600Волынь и Галицию объединил в одном крае – исключительно судя по примерно одинаково высокой активности их жителей на Евромайдане. Возможно, границы имеет смысл перекроить так, чтобы эти две исторические области оказались в разных краях – если между ними имеются значительные различия, о которых мне не известно. Или, наоборот, Ровенскую область следует переместить в край номер 1 – это вроде бы тоже часть Волыни. Надеюсь, эксперты смогут дать свои рекомендации.

Вариант 5: семь краёв, две автономные области и один столичный округ

Дополнительное разделение пополам слишком раздутой Центральной Украины – чтобы наверняка избежать необходимости сохранения областного административного звена. Я считаю, что это максимально допустимое число субъектов федерации, которая могла бы иметь Украина. Дальнейшее дробление будет порождать недостатки, которые в наибольшей степени присущи Варианту 1.

53885_600Есть важное экономико-географическое соображение, касающееся всех вариантов разрезания карты Украины. Не совсем ясно, следует ли промышленные центры Донбасса и Кривого Рога – Днепропетровска – Запорожья помещать в один и тот же край или в разные. То есть стоит ли возрождать Донецко-Криворожскую республику. Если это имеет глубокий смысл, то границы краёв следует соответствующим образом скорректировать. Для чего надо помирить главных украинских олигархов – Коломойского и Ахметова. Или выслать их в Антарктиду – вместе с остальными олигархами.

==========================================================================
Дополнено 2015-02-01

С учётом сложившейся на сегодня политической ситуации, рассмотренный выше Вариант 3 может иметь иной вид. Дело в том, что на Украине Днепропетровск во главе с олигархом Коломойским становится самостоятельным центром силы, который соперничает с Киевом. Сторонники Новоросии могут пойти на союз с Коломойским против Киева, предоставив ему возможность удерживать власть в Юго-Западном крае Украины на законном основании – в соответствии с новой федеративной Конституцией.

Таким образом, мы получаем следующий:

Вариант 6: четыре края, две автономные области и один столичный округ

60136_600Этот вариант у многих сторонников Новоросии и федерализации Украины может вызвать резкие возражения. Однако есть известный мудрый принцип: “Если вы не можете повлиять на обстоятельство, то следует изменить к нему своё отношение”. К сожалению, Коломойский прочно удерживает власть на Юг-Западе. Также он соперничает с Порошенко. Вместо того, чтобы Новороссии воевать с обоими, с Коломойским имеет смысл заключить ситуативный союз. Тем самым резко обострив отношения между Коломойским и Киевом. А вешать их надо потомкак сказал Борис Филатов, один из подручных самого Коломойского. С одной лишь поправкой – вешать будут новороссы своих ситуативных союзников, когда будет одержана обеда над Киевом. Коломойского ждёт судьба атаманов Григорьева и Махно.