Время “после России”

Mikhail Khodarkovsky, Boris Berezovsky
Как это может – но не должно – быть

Всего этого очень бы не хотелось.

«Гадания» бывают ошибочны. В лучшем случае, неточны. Однако тенденции и направления все же, как правило, просматриваются.

Высказанное здесь – только предположения о поведении участников возможных политических событий, сделанные на основе их взглядов, высказываний и поведения. Никому ничего не приписывается.

Возможно, кто-то поведет себя не так или  не совсем так. Возможно, также, все сложится и совсем иначе – скорее всего, с гораздо большей кровью и с интервенцией, подобной той, что была в 1918-1922. Этот «вариант»  нельзя называть  лучшим – ибо все худшие, кроме одного (какого – легко понять) – но он самый «спокойный» и безкровный, точнее, «малокровный».

Нельзя не учитывать всевозможные «помехи», например, «фактор ИГИЛ». Нельзя не учитывать и того, что «мировое сообщество» просто примет решение о начале против нас большой войны, и тогда все пойдет, разумеется, совсем иначе. Более того, именно в этом случае Россия, возможно, и выживет. Так бывало в истории почти всегда.

Однако…

По нашему скромному суждению именно такой, точнее, примерно такой, вариант именно как наиболее «динамичный и экономичный» разработан, одобрен, и, возможно, уже даже проплачен «мировым сообществом» Его, как и любые другие, еще можно предотвратить, но для этого нужна политическая воля.

Итак…

Исполняется «голубая мечта» либералов, «уменьшительных националистов» и прочей «приличной, рукопожатной публики», а также широкого диапазона «среднего» и «креативного»  «классов». Происходят некие события. О степени их длительности, массовости, кровавости и проч. гадать не будем. Может быть и так, и эдак. А может быть и «все по тихому». Причиной может быть Украина, а может быть и не Украина. В результате неких событий (или, наоборот, совершенно неожиданно) Путин уходит или просто неким образом исчезает из власти. Запад немедленно объявляет о перемене курса в отношении России и пожеланиях “демократических реформ” и прекращения “агрессивного курса”. Большинство санкций снято. В магазинах Москвы и Питера – хамон, виски всех сортов и проч. Оживает банковская система. На лицах «офисного планктона» засияли улыбки…

Посол США открыто приглашает лидеров «российской оппозиции» и «настоятельно рекомендует» воздерживаться от крайних форм протеста и отстаивать демократию демократическими методами. Указания приняты к исполнению. «Теперь, когда тирана нет, мы все вместе должны пойти навстречу оставшейся, разумной и цивилизованной части власти» – в один голос утверждают Латынина и Альбац, Навальный и Яшин, Боровой и Широпаев, Зильбертруд и Демушкин. Немного подумав, к ним присоединяются  национал-демократы Крылова и «Божья воля» Энтео. Происходит встреча при закрытых дверях  протоиерея Всеволода Чаплина и Алексея Навального. РПЦ призывает  воздерживаться от взаимной ненависти и насилия. В то же время на окраинах Москвы полицией  жестко подавлены выступления правых скинхедов и левых анархистов. Есть убитые и раненые с обеих сторон. Навальный, Яшин и Энтео осудили зачинщиков безпорядков.

Жириновский приветствовал перемены и провозгласил победу свободы, за которую всю жизнь боролся. Зюганов от комментариев отказался, но обещал не дать в обиду Мавзолей и только что возвращенный на старое место  памятник Дзержинскому на Лубянке.

К «россиянам» обращается исполняющий обязанности Президента премьер Дмитрий Медведев. Помимо аналогичных призывов к сдержанности и соблюдению демократических процедур он призывает еще и к национальному единству. Также Медведев объявляет дату будущих президентских выборов.

Вскоре из Европы самолетом в Киев, а из Киева на поезде в Москву прибывает Михаил Ходорковский. На Киевском вокзале его встречают огромные толпы. На площади перед вокзалом  мгновенно сооружается трибуна. Выступление Ходорковского, заканчивающееся словами «Тирана больше нет. Я вернулся в Россию, а Россия возвращается в Европу» в прямом эфире транслируют все СМИ России и мира.

Вскоре оказывается, что на выборах две наиболее популярные кандидатуры – Ходорковский и заявивший о противостоянии ему Игорь Стрелков. Пресса, пока формально не поддерживая ни того ни другого и выступающая скорее в пользу также заявившего об  участии в выборах Медведева, называет при этом Холорковского представителем «партии мира» а Стрелкова – «партии войны». Понятно, что «электорат» у обоих противоположен. Однако ситуация имеет и некие новые черты. Ходорковского поддерживает значительная бывшая «антипутинская» часть «русских националистов»: сторонники отделения Кавказа и «антикадыровцы», ориентированные на Европу адепты «белого мира», «русские сепаратисты» и «федералисты» = сторонники «русских республик» Залесья, Сибирской республики и проч., , «непримиримые белые», но… – парадоксально – также и «непримиримые красные, ультракоммунисты и троцкисты… А социально на его стороне в основном «креативный класс», но также и «средний» значительная часть чиновничества,  интеллигенция, большинство крупных и мелких собственников. Кроме того, у Ходорковского самые большие (даже больше, чем у Медведева) возможности свою кампанию финансировать. За него весь «цивилизованный мир».

«Электорат» Стрелкова – большинство людей с патриотическими взглядами, причем как бывших сторонников Путина, так и бывших его противников, не веривших в патриотизм Путина и полагавших его тайным ставленником Запада, будто он «все слил» и т.д.… При этом все они – и первые и вторые – как правило, люди с если не анти-, то некоммунистическими взглядами, хотя и не воинственно антисоветскими, каковые почти все – за Ходорковского. Признаюсь, и сам в такой ситуации был бы за Стрелкова, если бы не было «все схвачено и за все уплачено».

В президентской гонке также участвуют Медведев, Зюганов и Жириновский. На Медведева активно рабртает «административняй ресурс», но большнство его потенциального электората уже у Ходорковского. «Электорат» Зюганова в значительной степени тоже разделен – между Ходорковским (собственно «марксисты-ленинцы») и Стрелковым («державники»)

В результате первого тура распределение голосов оказывается примерно следующим:

Стрелков – ок. 20 проц.

Ходорковский – ок.20 проц.

Медведев – ок. 15 проц.

Зюганов – ок 10 проц.

Жириновский – ок 5 проц.

Не явились ок 10 проц.

Объявляется второй тур, в который выходят Стрелков и Ходорковский.

Второй тур начинается с главной пиар-темы «Хотят ли русские войны?» Большинство СМИ начинает открытую кампанию против Стрелкова под лозунгом «Гиркин – это война», расписывая на своих страницах и показывая на экране. Двум или трем газетам и каналам разрешается робко защищать Стрелкова, агитация за которого активно идет в Интернете (но в  Интернете же идет и агитация за МБХ). Ходорковского пиарят не только как жертву режима и будущего борца с коррупцией, но и как православного. Постоянно муссируется тема «Ходорковский – враг Кадырова». Также по всем каналам ТВ показывают покойную мать МБХ Марину Филипповну. А Стрелкова именуют Гиркиным, одновременно называя «черносотенцем». Им начинают просто пугать обывателя. Кое-где происходят столкновения между сторонниками обоих кандидатов, но полиция их разгоняет, и серьезных жертв нет. Медведев призывает своих сторонников голосовать за Ходорковского, Зюганов и Жириновский отказываются отвечать на вопросы и комментировать ситуацию.

Во втором туре соотношение голосов оказывается примерно таким :

Неявка – ок. 15-20 проц.

От проголосовавших:

Ходорковский – ок. 60 проц.

Стрелков – ок. 40 проц.
Неявка – ок. 15-20 проц.

Президентом РФ объявляется Ходорковский. Он сразу же объявляет о “возобновлении европейского выбора” начале “демократических реформ”, борьбе с коррупцией и – самое главное – переходу к “подлинному федерализму”, то есть, переводя на обычный язык, разделения страны и превращения бывших регионов в сферы влияния (в лучшем случае) иностранных государств. Ходорковский – как «глава ликвидационной комиссии» – начинает выполнять свою главную задачу: переговоры с центральными и региональными элитами об условиях «роспуска РФ» и о вхождении части «российской элиты» в «золотой миллиард» … Будут сделаны «предложения, которые невозможно не принять». И они будут приняты.

Далее – …

Что будет «после России», предсказывать не берусь

Помимо прочего, надежда автора этих строк еще и в том, что кто-то из предполагаемых «героев» (понятно, кого я здесь имею в виду и к кому, по сути, обращаюсь) от участия во всем этом откажется.

Остается лишь добавить, что «на случай чего» будет предусмотрен «дублер» МБХ. Скорее всего им может стать Михаил Касьянов. Возможен и как бы более «софт»-вариант, при котором к власти будет приведен, например, Кудрин.  В любом случае конечный результат окажется примерно таким же.

А теперь давайте все вместе – и господа, и товарищи – отбросив идеологические и прочие споры в частности, спор «красных» и «белых»,  крепко подумаем: нам всё это вообще-то надо?

«Время после России» наступить не должно.

Владимир Карпец