Борьба с сектами: в интернете появилась инициатива запретить «Свидетелей Иеговы»

Сегодня сообщение: “Свидетель Иеговы” отказался на операционном столе от переливания крови” – сенсации не производит. Ну отказался, ну помрет – главное, что по своей воле и в соответствии со своими идеалами!

Мы толерантны: знаем, что они, религиозные идеалы, – штука сложная. Русские солдаты вон тоже предпочитали умереть, когда в плену их пытались обратить в ислам. А японцы – те до сих пор делают сэппуку, то есть харакири, и тем сохраняют честь самурая. А уж “шахидки”-ваххабитки как обвяжутся тротилом…

Короче говоря, много есть религий, хороших и разных, и “Свидетели Иеговы” – еще не самая интересная.

Но есть одно маленькое но: “свидетели”, как и все граждане Российской Федерации, решения принимают не только за себя, но и за своих детей.

И вот когда проносится: “Мать-иеговистка обрекла сына на смерть, не позволив врачам…” – общественное мнение резко меняется. Потому что то – бензин, а то – дети.

Атрофировался материнский инстинкт

Пятилетний Сережа стонал.

Врач в приемном покое Когалымской горбольницы быстро осмотрел мальчика: ножки – косточки, мертвенно-голубая бледность.

– Сережа! – пощелкал он пальцами – мальчик не реагировал.

Наталья Подложевич не разрешила переливать кровь своему сыну, потому что верит, что после Армагеддона сын воскреснет и будет жить в раю на земле

– Аспирин давали? – грозно спросил врач испуганную мамашу. Предварительный диагноз “аспириновая язва (то есть язва желудочно-кишечного тракта, вызванная бесконтрольным приемом препарата), внутреннее кровотечение и развившаяся в результате тяжелая анемия” поставил врач из поликлиники.

– Я – чтоб головка не болела… – робко оправдывалась женщина.

Врач кривился: “безобидный” аспирин – настоящее бедствие отечественных гастроэнтерологов. Россияне едят препарат пригоршнями, а потом вот такие последствия.

Ребенка госпитализировали, через десять минут его уже осмотрел хирург, выдал назначение: немедленное переливание эритроцитов (препарат, который делается из донорской крови. – Авт.), потому что положение критическое.

– Я – нет, согласия не даю, ни в коем случае! – вдруг засопротивлялась женщина.

Прибежали заместитель главврача, зав. отделением, принялись объяснять, что у мальчика кислородное голодание мозга (эритроциты, красные кровяные тельца, как известно, переносят кислород), если не принять меры, поражение органов усугубится вплоть до летального исхода…

– Не могу я, нам нельзя, – затравленно озиралась мама. – Я – “свидетельница Иеговы”!

…Следующие пять дней сотрудники Когалымской горбольницы вспоминают как кошмар. Мама ревела без передышки, ребенок умирал.

Женщина не отходила от сына ни на шаг, отсасывала слизь из легких (у малыша оказалась еще и пневмония), давала кислород – в общем, была нежнейшей матерью…

Только не разрешала врачам сделать то единственное, что могло спасти ребенку жизнь.

– Чего уж мы ей только не говорили, – с горечью вспоминает зав. отделением Г. (врач попросил не упоминать его фамилии). – И уговаривали, и стыдили… Когда мы уже были в отчаянии, я лично сказал ей, что у нее атрофировался материнский инстинкт.

Надо быть честным: мать и ее соверующие не требовали оставить ребенка вообще без помощи. Они просили заменить ему эритроциты на перфтораны: это такие химические препараты, заменители крови, их еще называют “голубая кровь”.

Перфторанов в Когалымской больнице не было. И дело не в нищете провинциальной медицины: это же Ханты-Мансийский автономный округ, здесь в реанимации двери на фотоэлементах и вообще оснащение по последнему слову техники.

Просто отношение к перфторанам у медиков неоднозначное. Зав. отделением Г.:

– Я знаю, препараты эти вроде использовали в США для экстренной помощи бойцам, которых с поля боя вертолетами забирали, просто чтобы время не терять, пока неизвестна группа крови. Потом опубликовали исследования, и результаты были чудовищными… Насколько я помню. С тех пор перфтораны нигде широко не применяют, в Когалыме точно. По слухам, вроде в МЧС… Поймите, у нас в России – принцип доказательной медицины: чтобы начать применять препарат, надо провести масштабные исследования, доказать, что он безвреден, опубликовать все это, посмотреть, что будет с пациентами через несколько лет… А здесь только статьи отдельных медиков, что перфтораны – это супер, но вы тоже можете написать такую статью, и я не обязан вам верить…

Иллюстрация из настольной книги сектантов “Откровение: его грандиозный апогей близок!”: Христос избавляет мир от мусора – сметает гору глиняных горшков. А так и кажется – булавой крушит черепа нам с вами.

Между нами, врачи обычно соглашаются лить “свидетелям” “голубую кровь”. Ну вот сошел с ума пациент, это же не повод не спасать ему жизнь? Специально созданный иеговистами комитет по связям с больницами подвозит препарат в течение нескольких суток.

Но в Когалыме доктора, похоже, пошли на принцип. Лечащий врач Ковалева Ольга Георгиевна просто бросала трубку, когда ей звонили “свидетели”.

3 февраля 2010 года Сережа Подложевич поступил в больницу.

4 февраля главврач направил в прокуратуру Когалыма письмо о факте отказа от переливания крови: по закону, если представитель ребенка не дает медикам его спасти, права несовершеннолетнего защищает государство. Были даже случаи, когда иеговистов лишали родительских прав на время операции.

5 февраля прокуратура направила исковое заявление в суд, 6 и 7 февраля суд не работал из-за выходных.

8 февраля, в понедельник, Сережа Подложевич умер.

Материал по Свидетелям Иеговы