Просвирнин наговорил на несколько пожизненных

Егор Просвирнин

Деятельность Егора Просвирнина со всей очевидностью демонстрирует, что «русский национализм», намеренно взятый в кавычки, – главная угроза русскому государству и самому русскому народу

Сотни лет сверхэффективного государственного строительства русской Империи отбрасываются в сторону и называются «азиатчиной». Курс – на европейские нации, либеральную демократию и парламентаризм в политике. В качестве эталонной экономики – капитализм как триумф хозяйственной практики западного человечества. Антиавторитарная национальная демократия в стиле Евромайдана. Плюс наследственное, начиная с русских западников, преклонение перед европейским опытом наших «белых братьев». Таков в общих чертах политический рецепт для России PR-директора проекта «русский национализм» и по совместительству главного редактора интернет-журнала «Спутник и погром» Егора Просвирнина, в квартире которого неделю назад прошли обыски.

Политические кулинары от таких националистов только за последние несколько лет пытались оспорить имперскую и советскую легитимность собственного государственного наследия, неминуемо присягая альтернативному полюсу.

Так, остатки постсоветской государственности, без того хрупкие бюрократические связи государства украинского тоже подорвали не с первого захода. Либеральный Майдан образца 2004 года, не сдобренный щепоткой национализма, уже через год вызывал у населения Украины скорее рвотный рефлекс, а рейтинг самого ярого либерала и атлантиста Виктора Ющенко едва ли не стал отрицательным. Годы наблюдений и работа над ошибками – и украинскую государственность взломал изнутри злой, надрывный либерально-националистический Евромайдан. За украинскую нацию и Европу, прочь от проклятой «евразийской орды», против советских ватников – навстречу светлому европейскому будущему и всему просвещенному человечеству. Такую «революцiю гiдностi» горячо поддержал подозреваемый сейчас Егор Просвирнин в феврале 2014 года.

«Здесь [на Майдане] много русских, которые приехали в Киев бороться с Януковичем. Если нужно будет поехать в Москву помогать русским бороться с Путиным – они поедут в Москву, чтобы помогать нам…» – восторженно заявлял он из студии в Киеве в самом начале переворота, когда ходил среди горящих покрышек вслед за Нуланд и Маккейном. И взгляды его, несмотря на риторику в стиле «Крым-наш», с тех пор не изменились ни на йоту.

Если не для самого Просвирнина, то для американских геополитических прожектеров предсмертные конвульсии украинской и русской государственности кажутся сладкой сказкой на ночь. Ведь так легко перенести те же модели, стратегии, фобии и мечтания украинского населения на русскую почву – и так приятно для Вашингтона и Брюсселя затрещат тектонические плиты евразийской государственности. Вместо «диктатора Януковича» – «деспот Путин», вместо «москаляку – на гиляку» – «бей чурок». Главное – всему виной проклятые «совковые колорады» и огромные территории, скрепляемые железной властью.

Приговор Просвирнину озвучен не российским государством с его неизбывными пороками, тошнотворной бюрократией, будто скопированной с предсмертной «Партии Регионов», не российскими постсоветскими элитами, а самой русской государственностью.

Просвирнин может сколько угодно прикрываться псевдоимперской фразеологией, многих он зацепил именно этим, но сама идея превращения России в национальное государство, которую он продвигает, несовместима с империей. Империя в его трактовке – скорее колониальный империализм надменного и ограниченного европейского буржуа. Принцип империи подразумевает множество народов, многообразие, многоукладность, многоконфессиональность – целый космос и огромное богатство под железным куполом русского государства. Национальное государство стремится сменить эту «цветущую сложность» однообразием и ассимиляцией, а эсхатологию великой миссии – сытым прагматизмом. Сама попытка пойти по этому пути грозит разрушением России, которая всегда была империей и живет имперскими ритмами до сих пор. И первыми, кто пострадает при развале страны, будут именно русские люди. Потому что империя – без преувеличения главный продукт исторического творчества русских.

«Малый национализм, сформулированный в категориях национал-демократии, опасен тем, что он являет собой кальку с западного национализма, который в свою очередь является попыткой дать ответ либеральному размыванию последней идентичности западного человека, европейского человека, – принадлежности к национальному государству», – уверен член Общественной палаты РФ, директор Центра геополитических экспертиз Валерий Коровин. – «И если западный национализм является ответом либерализму, то есть даёт возможность сохраниться политическим нациям Европы в качестве коллективных субъектов, то будучи перенесённым на российскую почву, он являет собой обратное, совершенно деструктивное явление в силу того, что мы ещё не достигли той степени атомизации и превращения в дискретную, разрозненную массу как на Западе, чтобы нам угрожало размывание в едином глобальном плавильном котле».

То есть, по мнению Коровина, «у нас как раз государство представляет собой государство народов со своей идентичностью, культурой и традицией, которые сохранены в полной мере именно как коллективные субъекты. И, по сути, декларация национализма – нацдемство – сегодня это забегание на много шагов вперёд. Оно разрушает просто государство в силу того, что говорит о необходимости создать модель государства-нации на месте государства-империи, государства стратегического единства многообразия, которое у нас есть по факту. Но нам такая европейская пародия совершенно не нужна, ибо мы так разрушим то, что есть, бросим вызов тем идентичностям, которые сохранились до сих пор в России, разрушив их в угоду гражданской политический нации, что и грозит распадом России».

Сейчас Просвирнину вменяется известная 282 статья – экстремизм. Но судить его надо не только за это.

275 – Государственная измена. За мимику, за намеки, за выражение лица во время рассуждения о русском государстве. «Враждебная деятельность гражданина Российской Федерации, осуществляемая совместно с иностранным государством, иностранной организацией или его представителями, направленная против внешней безопасности Российской Федерации», – все строго про Просвирнина. Отягчающих обстоятельств и фактов – уйма. Наговорил за несколько лет Егор на несколько пожизненных.

Не случайно в свое время так полюбился «Спутнику и Погрому» один известный олигарх и политэмигрант, вещающий из Лондона как обустроить Россию. «Ходорковский выступает как патриот-государственник, – заявляет Просвирнин. – Перед нами еще не националист, но уже человек, понимающий саму концепцию национальных интересов и что эти интересы отстаиваются железом и кровью».

«22 июня у нас отмечается как День Памяти и Скорби. Не думаю, что это день памяти и скорби. Это ДЕНЬ ОТМЩЕНИЯ…. 22 июня 1941-го года Белая Европа вернулась в Россию. Небо потемнело от самолетов. Земля затряслась от танков. Деревья зашатались от хохота – это хохотали сотни, тысячи чинов Русской Императорский Армии, вступившие добровольцами в Вермахт, СС или создавшие свои подразделения», – тоже от него.

«Нужен ли нам Кавказ как неотъемлемая часть нашей страны? Нужен ли нам Кавказ, уже сейчас пылающий в огне бесконечной и безнадежной террористической войны, в качестве полноправного региона нашей страны, за который все мы несем ответственность. Нам правда нужен этот чемодан без ручки? … Или нам надо отцепить полную лодку варваров», – из тех же уст.

Государственная измена, презрение к завоеваниям и подвигам, к русскому народу и формам русского государства совершались при множестве отягчающих обстоятельств много лет, демонстративно и с особым цинизмом. В интересах ряда иностранных государств.

Следствие установит, но до сих пор точно неизвестны источники финансирования «Спутника и погрома». Скорее всего, следствие выйдет на людей в самых высших коридорах власти, на людей из ближайшего окружения, змеиным клубком окруживших первое лицо. Но заказчик русского Евромайдана – явно по ту сторону. По ту сторону океана, русских чаяний и русского государства.

Но ведь большая часть преступлений совершалась у нас под носом. Следствие обязательно установит, какая связь была у подследственного с многочисленными либеральными СМИ, из года в год ищущими и нашедшими в его лице брешь в стене русской государственности. Обвиняемый никогда не чурался «либеральной» тусовки. Известны его теплые отношения с Ксенией Собчак, одной из звезд «Болотной революции», дружественные, или, минимум, примирительные диалоги с представителями «РПР Парнас» (Навальный, Яшин, Касьянов) и «Демократического выбора» (МиловЖаворонков).

Собственно, сам проект подсудимого ставят в заслугу не ему самому, а известному политическому махинатору Станиславу Белковскому, который, по некоторым данным, был верным сподвижником Бориса Березовского и работал над его общественно-политическими проектами. Вполне возможно, после гибели лондонского «беженца» Белковскому удалось продать проект «Просвирнин» новым инвесторам. Все вопросы – к следствию.

Сразу же после обыска ведущий «Дождя» сочувственно берет интервью у редактора «СиПа». Бросились к обвиняемому и корреспонденты «Газеты», и израильского Newsru.com, и даже сам Олег Кашин пообещал главреду «СиП» защиту лучших юристов из правозащитной организации «Агора». Все интервью делают, напомним, те самые издания, которые поддерживали и поддерживают киевский «майдан» и массовое истребление мирного населения Донбасса в ходе этнических чисток под названием «АТО». Снова: все вопросы – к следствию.

Единственный вопрос, остающийся риторическим, почему скамья подсудимых так подозрительно редка? Где сообщники, информационные спонсоры, где кураторы и сподвижники?

Государственная измена – это серьезно. Почему же тогда нет обысков у Собчак и Белковского, у Гудкова и Чубайса, в редакции «Эха» и Радио Свободы, у Поткина, Крылова и Соловья?

Просвирнин-case – прецедент или случайность?

Андрей Коваленко