Битва за Евразию: что произошло на фронтах Гибридной Мировой за неделю

Начальник управления информации и внутренней политики Севастопольской городской администрации – с 14.04.2014. Родился в Одессе в 1978 году. Закончил исторический факультет Одесского национального университета. В 2009 году в Киеве защитил кандидатскую диссертацию по археологии. С 2006 года работает в политических проектах, с 2007 года политический обозреватель на одесском телеканале аТВ. C ноября 2010 депутат Одесского городского совета от партии “РОДИНА”.  Интересы – политическая антропология, геополитика, политичекие и социально-экономические процессы в Восточной Европе.

«Я отношусь к поколению людей, для которых Империя – это их безоблачное детство. И с этим уже ничего не поделать».

…В самом начале декабря 2013 г. авторитетный американский специалист по внешней политике профессор гуманитарных наук в Бард колледже, обозреватель журнала The American Interest Уолтер Рассел Мид опубликовал статью «Великая украинская поножовщина» (The Great Ukrainean Knife Fight) в которой обрисовал три основных геополитических вызова, стоящих перед США. В трех регионах мира крупные региональные игроки пытаются обезопасить себя путем переформатирования собственной периферии и тем самым ставят под сомнение глобальное американское лидерство.

Первый вызов Америке бросил в Восточной Европе, в первую очередь на Украине, Владимир Путин.

Второй – на Ближнем Востоке – Иран, который пытается освободиться от санкций и консолидировать вокруг себя все единоверные ему шииткие силы, потеснив Саудовскую Аравию.

И, наконец, третий вызов бросает Китай, который хочет стать из державы у моря полноценной морской державой и закрепить за собой контроль над Восточно- и Южно-Китайским морями.

Вывод, который делает Мид таков: «Если центральные державы (Китай, Россия и Иран) выиграют все три эти состязания мировой баланс силы изменится. США и их союзники будут рассматриваться как утратившие свою энергию и своё преимущество. От Балкан и до Юго-Восточной Азии, от Северного Ледовитого океана до Бенгальского берега малые государства начнут перенастраивать свои международные отношения. Многие дистанцируются от предполагаемых проигравших в Большой Игре, и склонятся на сторону тех, кто сегодня выглядит как держава на подъеме». Из этих предельно дипломатичных, но весьма точных формулировок вырисовывается настоящая битва за Евразию, словно сошедшая со страниц классических геополитических трактатов.

Напомню, что этот текст был опубликован еще до того, как в Киеве Майдан свергнет Януковича, Россия вернет себе Крым, а на Донбассе вспыхнет горячая фаза гражданской войны, еще до того, как Исламское Государство Ирака и Леванта из одной из бесчисленных террористических группировок превратится в грозную силу по обе стороны сирийско-иракской границы, как Иран избавится от международных санкций и фактически открыто вступит в войну в Ираке, а затем в Сирии и, естественно, до того, как собственную войну против террористических группировок региона начала Россия. Но, как вы можете убедиться все эти события полностью вписываются в описанную Уолтером Расселом Мидом парадигму.

Единственное, чего мы не видим в этой картине, так это Европейского Союза как самостоятельного игрока. Для выражения своего скепсиса в отношении ЕС Мид не жалеет эпитетов, самый мягкий из которых «постисторический». И действительно, за это время мы видели его, скорее, в роли объекта для внешнего воздействия, будь то желание США открыть для себя европейский рынок при помощи трансатлантической Зоны свободной торговли, или желание беженцев со всего Третьего мира, пользуясь кровавым хаосом на Ближнем Востоке, открыть для себя социальные блага Европы. Однако происходящие с ЕС события, будь то долговой и миграционный кризисы или рост политической активности разного рода радикалов (сепаратистов, ультра-правых или ультра-левых), также являются неотъемлемой частью «Битвы за Евразию», которая по своему охвату вполне тянет на статус Мировой, а по своим методам вполне может называться Первой Гибридной. Тем более, что окопы двух из трех фронтов этой войны выкопаны практически на заднем дворе Евросоюза.

Большой Ближний Восток

Афганистан

Главная мировая новость недели не стала неожиданностью для тех, кто следит за ситуацией в регионе, но стала разочарованием для тех, кто еще верил в то, что президент США Барак Обама способен выполнить одно из главных своих предвыборных обещаний.

15 октября Обама объявил, что после тщательных консультаций решил оставить американских солдат в Афганистане. В 2016 году численность контингента составит 9800 солдат, а на его содержание будет выделено 15 миллиардов долларов, в 2017 году их численность будет сокращена почти вдвое до 5500 человек. Места базирования (Кабул, Баграм, Джелалабад, Кандагар) и задачи американских военных (спецоперации, поддержка и обучение правительственных войск) останутся прежними.

Чтобы понять, как Америка изменилась за время правления Обамы, стоит сказать, что основной претендент на президентскую номинацию от демократической партии Хилари Клинтон считает, что войск, которые решено оставить в стране, для достижения нужного результата недостаточно, а лидер республиканских рейтингов Дональд Трамп клянется, что вернет войска домой в первый же день пребывания в Белом Доме.

Иракский Курдистан

Несмотря на то, что в Ираке совместными усилиями правительственных войск и шиитских ополченцев, курдов, коалиции во главе с США и Ирана удается потихоньку теснить ИГ, все эти локальные успехи могут быть перечеркнуты внутренним кризисом в Иракском Курдистане.

Политические разногласия между президентом Массудом Барзани и его Курдской демократической партией с оппозицией в лице Движения за перемены. Вспыхнули уличные беспорядки, появились первые жертвы. За каждой из политических сил собственные вооруженные формирования и печальный опыт гражданской войны середины 1990-х. Политический кризис накладывается на социальный – местные бюджетники остались без зарплаты из-за финансовых споров Курдской автономии с Багдадским центральным правительством. Похоже, что захват ИГ нефтеносного Мосула самым пагубным образом сказывается на состоянии двух оставшихся частей Ирака, ведь массовые антиправительственные уличные выступления проходят не только в одном из двух главных центров Курдистана Сулеймании, но недавно имели место и в самом Багдаде.

Сирия

Наступление правительственных войск и сил ополчения при воздушной поддержке России и наземной поддержке Ирана продолжается. Стратегия действий остается прежней. Основным противником является не столько занимающее восточные районы страны Исламское государство, сколько различные экстремистские и террористические группировки захватившие отдельные анклавы в наиболее населенной западной Сирии, и тем самым ставящие под вопрос связность территорий находящихся под правительственным контролем.

Интенсивность действий российской авиации возросла в несколько раз и достигла максимума. Однако на земле наступление правительственных войск пока имеет ограниченный успех. Бои по-прежнему идут в гористой северной Латакии, на границе провинций Хама и Идлиб, где в противника удалось взять в полукольцо, но замкнуть его пока не получается, а также между Хомсом и Хамой. За последнюю неделю интенсифицировались бои в двух крупнейших городах Сирии Алеппо и Дамаске.

К Юго-Западу от Алеппо правительственным войскам удалось добиться локального успеха, освободив несколько населенных пунктов, но в то же время к северу от города активно развивается наступление ИГ против неподконтрольных Халифату экстремистских группировок ориентированных на Страны Залива и Запад.

Все больше появляется информации об иранском участии в войне, и, к сожалению, эта информация в основном связана с потерями командного состава бригады Аль-Кудс («Иерусалим» – подразделение Корпуса стражей исламской революции действующее за пределами ИРИ) и иранского шиитского ополчения Хизбалла. За неделю в боях под Алеппо и на севере Хамы погибло три иранских генерала и два командира ливанцев. Такие высокие потери высшего командного состава порождают различные конспирологические версии о спецоперациях третьих стран либо внутренних конфликтах в стане иранских «отпускников». Также на этой неделе появились фотографии, сделанные вероятно на севере Латакии, на которых запечатлен сам командующий Аль-Кудс  Касем Сулеймани выступающий посреди большого скопления людей в форме лица которых перед публикацией были заретушированы.

Во вторник в Дамаске две мины упали на территорию посольства РФ во время проведения там митинга местных жителей пришедших выразить свою благодарность России за военную помощь Сирии.  Своеобразным ответом на эту уже не первую атаку стала массированная атака с применением танков, артиллерии и авиации на расположенный поблизости район Джобар, который уже несколько лет является плацдармом боевиков из группировки Исламский фронт.

Израиль

Новая эскалация напряженности, уже получившая названия «иерусалимской интифады», к середине недели достигла своего апогея, но затем пошла на спад. 13 числа были совершены сразу пять атак арабов на евреев две из которых стали особенно кровавыми. В Иерусалиме в начале два араба, один с пистолетом, а второй с ножом устроили бойню в автобусе, а затем в другом районе города араб протаранил автобусную остановку с людьми, а затем набросился на них с топором. В обоих случаях погибло по одному еврею. Всего же только за неделю произошло с 7 по 14 октября произошло 26 атак с использованием в основном холодного оружия, а всего с начала месяца погибло уже 8 евреев и более двух десятков арабов.

Правительство приняло ответные меры: к патрулированию улиц, охране транспорта и школ привлечены военные и сотрудники охраны мест заключения, арабские кварталы окружены блокпостами, дома террористов сносятся, а те их них кто был взят живыми, лишаются израильского гражданства (а они в подавляющем большинстве случаев не жители палестинской автономии). И это возымело действие, количество нападений сократилось, но в воскресенье произошел очередной теракт,  в г. Беэр-Шева один еврей убит, восемь получили ранения, в т.ч. тяжелые.

Волна подобных нападений, которые фактически невозможно спрогнозировать и предупредить, как и всякий террор в большей мере имеет психологическое воздействие, нежели прямой урон противной стороне. И террористы добились своего. Несколько инцидентов, таких как ответные нападения вооруженных ножами евреев, или ложная тревога в поезде под Хайфой, когда для того чтобы остановить панику офицеру пришлось выстрелить из автоматической винтовки в потолок вагона, говорят о тяжелом психологическом состоянии общества.

Срываются даже члены правительства. В среду, т.е. на следующий день после двух нападений с летальным исходом, на ежедневном брифинге в официальный представитель Госдепа Джон Кирби намекнул, что возможно евреи кое-где перегибают палку, допуская «чрезмерное применение силы». Министр общественной безопастности Израиля Гилад Эрдан назвал это высказывание «идиотским», а министр обороны Моше Яалон «глупым». Кончилось тем, что премьер-министр Биньямин Нитаньяху вообще запретил своим подчиненным комментировать американских чиновников.

Турция

Самый страшный теракт в истории этой не самой безопасной страны, произошедший в минувшую субботу в Анкаре на антивоенном митинге прокурдских и левых сил, унес 102 жизни. Всю эту неделю власти пытались объяснить, кто же стоит за этим преступлением. Буквально в первые же часы после трагедии, было заявлено, что  это либо ИГ либо Курдская Рабочая Партия или другие лево-радикальные группировки, т.е. выходило, что с большой долей вероятности участники митинга «сами себя взорвали». Затем в начале недели премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу назвал виновным номер один уже Исламское Государство, но в конце недели рассказал о том, что нити преступления тянутся и к джихадистам, и к левакам-курдам, которые неким образом связаны между собой, а также с Сирией Башара Асада.

При этом появились и первые задержанные по делу – активисты КРП якобы связанные с микроблогом, на котором за несколько часов до теракта появилась информация о том, что он будет совершен. При этом значительная часть общества настроенная оппозиционно к президенту Эрдогану убеждено, что теракт дело рук самих властей.

Еще одна тема недели – взаимоотношения Турции с Россией. И хотя Реджеп Эрдоган и на этой неделе метал в Россию стрелы за поддержку Асада, в целом обе стороны настроены скорее на продолжение взаимодействия, чем на разрыв. Во вторник на инвестиционном форуме в Москве Владимир Путин, уделил отношениям с Турцией особое внимание, подробно остановившись на взаимовыгодных экономических взаимоотношениях в энергетической сфере, строительстве и сельском хозяйстве, а также заявил, что с пониманием относится к обеспокоенности Турции действиями России и общей ситуацией в регионе. Параллельно и министерство энергетики Турции поспешило выступить с заявлением, что никаких проблем в сотрудничестве двух стран, в частности в сфере атомной энергетики, не существует. Зримым воплощением экономического партнерства России и Турции стал пуск в пятницу ракеты «Протон-М» выведшей на орбиту турецкий спутник.

На этом фоне в НАТО продолжают обсуждать инцидент с кратковременным нарушением воздушного пространства Турции российским истребителем. В понедельник выступая на открытии парламентской ассамблеи стран НАТО генеральный секретарь организации Столтенберг вновь заверил в готовности блока защитить Турцию в случае необходимости,  а также высказался о том, что действия России в Турции и на Украине вызывают его обеспокоенность. Напомню, что ранее он заявил, что турки имели полное право сбивать российский истребитель. А в пятницу турецко-сирийской границы пришла срочная новость ВВС этой страны сбили неизвестный летательный аппарат. Позже выяснилось, что это небольшой беспилотник, не имеющий к России никакого отношения. Но осадок остался.

Этот воздушный инцидент стал своеобразным прологом к визиту в Турцию Ангелы Меркель. Ведь одно из требований которое руководство этой страны выдвигает международному сообществу, включая и ЕС, это введение в приграничных северных районах Сирии бесполетной зоны безопасности. Якобы это должно уберечь беженцев от действий сирийской и российской авиации, а также исключить воздушные инциденты подобные описанным выше. Однако истинная цель Эрдогана, упрямо продвигающего эту инициативу, заключается в том, чтобы вывести из под удара связанные с Турцией повстанческие группировки и пути их снабжения.

Евросоюз

На этой неделе основным действующим лицом европейской политики вновь была федеральный канцлер Германии Ангела Меркель, которая всерьез взялась за решение проблемы с беженцами. В четверг днем соответствующий пакет мер был принят Бундестагом, а уже вечером он был презентован всему ЕС на специально собранном по данному случаю саммите.

Меркель настаивает на том, что проблему беженцев невозможно решить просто захлопнув перед ними двери европейского Рая и отгородится новым Железным зановесом. Взамен она предлагает комплексный подход к проблеме сочетающий в себе несколько уровней. Первый включает в себя те меры, которые могут быт приняты на национальном уровне: отказ от монетизации помощи беженцам, определение «безопасных» стран (немецкие депутаты сочли такими Албанию, Косово и Черногорию) жителям которых в статусе беженца будет оказано и наконец более интенсивная интеграция тех, кто уже прибыл в ЕС. Второй уровень это уровень всего ЕС. Здесь Меркель хочет усиления уже существующих и создания новых союзных институтов охраняющих внешние границы и контролирующих мигрантов, а также четкую систему равномерного распределения квот на беженцев между странами ЕС. Эти меры требуют от европейских государств больших финансовых влияний в обмен на сокращение суверенитета. Не удивительно, что эта часть комплекса мер не вызвала в Европе энтузиазма. Наконец третья, внешнеполитическая часть стратегии немецкого канцлера заключается в создании своеобразных буферных зон для беженцев на пути в ЕС. Стран, которые смогут более жестко и эффективно модерировать направляющийся в Европу поток. Ключевым союзником в этом вопросе Меркель называет Турцию. Ведь именно она расположена в непосредственной близости от очагов конфликтов, именно через нее основная масса мигрантов попадает в ЕС. Взамен Европа обещает Турции прямые денежные субсидии в размере миллиарда евро в год, скорейшие введение безвизового режима и даже размораживание переговорного процесса по приему Турции в Европейский Союз. Фактически идея Меркель состоит в том, что между малопонятным наплывом людей из стран третьего мира и наплывом хорошо знакомых немцам турок она выбирает последнее.

Примечательно, что саммит ЕС по проблеме беженцев рассчитанный на два рабочих дня завершился тем же вечером четверга, что и начался. Дело в том, что план действий по разрешению кризиса есть только у Меркель, но план Меркель кроме нее устраивает еще только Брюссель, бюрократия которого получит новые возможности, полномочия и бюджеты.

Германия

В итоге Меркель удовлетворилась лишь принятием пакета неотложных мер, аналогичного одобренному Бундестагом, а также получила своебразный мандат на ведение переговоров с Турцией, куда и прибыла в воскресенье.

Однако никакого продвижения в сторону реализации мер на уровне всего Союза так и не произошло. При этом сопротивление объявленной Меркель «политике открытых дверей» растет и в самой Германии где она сталкивается с уличными акциями протеста, критикой внутри собственной партии, и что самое неприятное внутри собственной коалиции, все послевоенные десятилетия казавшейся незыблемой. Глава правительства Баварии, и председатель ХСС, баварского «собрата» немецких христианских демократов, Хорст Зеехофер в очередной раз заявил, что на самом деле у Берлина нет никакого плана и ситуацию с беженцами он не контролирует. Более того, не ограничиваясь лишь риторикой, Зеехофер заявляет, что если поток беженцев не будет остановлен он будит разбираться с федеральным правительством в Конституционном суде. Такую резкую реакцию Баварии легко понять, именно эта южнонемецкая земля первой принимает на себя потоки переселенцев с Юга, прибывающих со скоростью 1000 человек в день. А ведь еще до всякого кризиса с беженцами из Мюнхена раздавались голоса о том, что самая богатая земля в Германии слишком много отдает в федеральный бюджет и слишком мало оставляет на собственные нужды.

Австрия

А пока в Германии идут ожесточенные споры в соседней Австрии, кризис с беженцами уже приносит свои политические плоды. В минувшее воскресенье там прошли муниципальные выборы в столице страны Вене. В «Красной Вене» как называли этот оплот левых сил на протяжении всей послевоенной истории Австрии. И вот теперь в этом городе социал-демократы с большим трудом сумели удержать свое лидертво, показав худший результат в новейшей истории страны, и потеряв 5 % голосов по сравнению с предыдущим избирательным циклом, и получив в итоге 40% голосов. Зато правые популисты, борцы с мигрантами и евроскептики из Австрийской партии свободы набрали 32% и практически воспроизвели свой скандальный успех на парламентских выборах 1999 г. после которого тогдашний лидер Йорг Хайдер был приглашен в правительство, за что Австрия подверглась общеевропейской обструкции. Фактически выброшенная из политического истеблишмента, в который так стремилась попасть, партия пережила кризис, раскол, а сам Хайдер погиб в ДТП при невыясненных обстоятельствах. И вот спустя полтора десятилетия венский результат австрийских правых хотя и вызвал дежурное раздражение, но теперь уже воспринимается не как сенсация, а как закономерность.

Битва за Евразию: что произошло на фронтах Гибридной Мировой за неделю