Селфи: когда для Бога нет места

Гигабайты стилизованных улыбок, «лакированных» ликов и столько же причудливых самопрезентаций. Видимое благополучие, зримое счастье в бесконечном множестве продуманных масок собственных лиц … Увеличение объема «персональных» гиг и уменьшение количества живых эмоций, в конце концов приведенных к «Я-моменту». Даже если Селфи коллективное, оно предполагает наличие там «МЕНЯ», а потому все такие фото проходят под одним кодом – «Я». Из-за этого в Селфи так или иначе присутствует элемент самолюбования и «самопиара», органично вписываясь в наш эгоцентричный мир, в котором Богу отведено место на задворках.

Сегодня каждый знает, что Селфи (англ. Selfie) – это разновидность автопортрета, который заключается в «запечатлении» себя на фотокамеру. Чаще всего с расстояния вытянутой руки, поэтому изображение на фото имеет характерный ракурс – под углом, чуть выше или ниже головы. Понятие «Селфи» появилось в сентябре 2002 года на австралийском интернет-форуме ABC Online. По некоторым источникам, этот срок был замечен на сайтах Flickr и MySpace. Однако распространился он ближе к 2012 году: его часто стали использовать в СМИ, на форумах, в чатах, социальных сетях и тому подобное.

С тех пор вариаций на тему «Я» значительно больше: нередко фатальные Селфи на крышах домов, краях обрывов, в небе; Селфи с политиками, медийными знаменитостями, личностями в духовном сане. Просто Селфи или Селфи с использованием моноподов (палок для Селфи), устройств для «собачьего Селфи», селфи-ложек. Люди фотографируют все: начиная с частей своего тела и заканчивая тем, что они едят. Казалось бы, невинная эгоистична игрушка. Однако. В попытке создать «идеальный» или экстремальный образ человек превратил свою жизнь в сплошное самолюбование, которое стало ее зависимостью.

Литературовед и критик Дмитрий Бак в интервью интернет-изданию «Фома» сказал, что Селфи является проявлением самопознания, которое «манифестирует желание человека обратить взгляд на себя, но при этом увидеть себя не изнутри, а со стороны – через камеру». Такой «взгляд» низводит себя до телесного, физического, что составляет антидраму Селфи: «в таком ракурсе человек душевное и духовное видит как вещественное». Селфи делается мгновенно – индивид не успевает, не способен «отрефлексировать, разделить субъект и объект действия». В результате упрощается сам человек, упрощается его отношение к окружающей действительности и к самому себе. В этом российский филолог видит определенный акт одиночества или даже ущербности. Так «неполноценность» человека, в жизни которого нет Бога, всегда будет толкать ее к «компенсации» этой «пустоты» из-за активного самопозиционирования только для того, чтобы напомнить окружающим о существовании себя.

Современная западная публицистика оперирует специальным термином, описывающим самовлюбленных молодых людей – «generation MeMeMe» («поколения ЯЯЯ») или «поколение Селфи». В связи с этим психологи говорят о таком патологическом состоянии человека как селфизм (Selfieism), характеризуя зависимость от самофотографирования и размещения этих фото в соцсетях («Фейсбук», «Инстаграм», «Твиттер» и т.п.). В свое время генерация Пепси “примитивизировала» культуру и все свои интересы ограничила фастфудом, экстази и видеоиграми. Поколение Селфи занялось самолюбованием и начало осмысливать (?) Мир через призму собственного «Я». Известно, что в процессе взросления и становления собственной идентичности каждый человек проходит так называемую «стадию зеркала», теорию которой разработал французский философ-постмодернист и психоаналитик Жак Лакан. Однако, такое «самооткрытие» происходит в возрасте 6-18 месяцев, а то, что мы наблюдаем подобное у совершенно взрослых людей, по меньшей мере вызывает удивление, если не печаль. Следует сказать, что лидерами Селфи остаются подростки и молодые женщины, однако, по мнению психологов, современные мужчины нарциссизмом страдают не меньше.

В августе 2013 года в Великобритании вышла серия фильмов под названием «Thinkfluencer», посвященных исследованиям влияния Селфи. А в ноябре этого же года составителями Оксфордского словаря английского языка Селфи было признано словом года. Очевидной селфомания стала тогда, когда компания «Яндекс» опубликовала списки слов, которые больше всего интересовали интернет-пользователей последних лет . Если в течение 2010-2013 гг. Первым в них было слово «Любовь», то в прошлом году им стало «Селфи». Стоит отметить, что селфи-вирус заполонил не только виртуальное пространство, но и реальную жизнь. В 2013 году художник Патрик Спеккио совместно с Нью-Йоркским музеем современного искусства представил выставку под названием «Искусство перевода: опыт Селфи 20/20», где каждый посетитель получал цифровой аппарат для того, чтобы перед большим зеркалом сделать автоснимок. После этого о Селфи стали говорить как о новом веянии в фотоискусстве. Так это или нет, но в последнее время фотоконкурсы Селфи приобрели особую популярность, как и селфи-вечеринки, обозначеные ущербной «Эго-философией».

Негативные последствия селфи-стайла уже осмысленны светской «этикой», – об этом говорят психологи, социологи, публицисты и художники. Несмотря на это прогрессирующая «болезнь», которую констатируют у наших современников эксперты различных отраслей знаний, имеет духовную природу. Человек чрезмерно концентрируется на самом себе, когда удаляется от Бога. Нарциссизм, который возникает в периоды относительного внешнего благополучия, когда человеку не нужно думать над обеспечением своих элементарных бытовых нужд, способствует повышению внимания к себе и собственных перспектив. Именно тогда, вместо того, чтобы «угождать» Богу, человек начинает угождать себе и публике, которая должна ей «аплодировать». Симптоматично, что Селфи располагаются в плоскости «лайков», «комментов» и «постов». «Мода-на-себя» ориентирована на признание со стороны виртуального социума, одобрения или даже «любови» интернет-сообщества. Реакция окружающих (совсем не Бога) – вот то, что нужно поклонникам жанра.

Однако человек, который через Селфи стремится заново наполнить себя смыслом, «сконструировав» свое тело в отражении, таким способом не получит реальной «любви» «аудитории»: настоящие переживания можно получить, только отдавая, а отдавать современному человеку практически ничего – внутри пустота. Автор провокационного романа «Духless 21 века. Селфи » (2015) Сергей Минаев сказал по поводу Селфи следующее: человек, которым движет деградация, стремится высказаться и оставить свой след, однако кроме себя самого ему нечего предъявить. Именно «оболочечность» и отсутствие «ощущения Бога» вызывает желание покрасоваться в целом, и тем самым подтвердить свое существование.

Первейшая же опасность «селфинга» в том, что когда человек постоянно помнит о себе, он практически никогда не вспоминает о Боге. Святитель Феофан Затворник говорил, что человек должен обращаться к Богу не только тогда, когда стоит на молитве, но и по возможности находиться с Ним в течение всего дня. С этой мыслью «солидарны» многие святые отцы. Но как держать в памяти Его присутствие, когда сознание работает только над тем, как наиболее выгодно подать себя в «Инстаграми» или «Твиттере»? Святые подвижники стремились минимизировать свои контакты с миром, мы же через интернет доводим до его сведения ВСЕ, что происходит с нами в течение дня. Хуже всего то, что за этим «ВСЕ» чаще действительно больше ничего не стоит. По крайней мере, Бога там представить трудно.

Не случайно святитель Феофан видел в «самости» начало всех грехов. Так, считая себя не подверженным ни каким слабостям, человек становится невнимательным к своим мыслям, словам, поступкам и часто впадает в грех. Предупредить такую ​​«закономерность» можно только смирением, которое святитель считал корнем всего хорошего, потому что все хорошо от Бога, который гордым противится, а смиренным дает благодать. Христианство отторгает философию эгоизма, потому что она делает невозможным выполнение заповедей Христа. Так, Господь наказал любить себя, чтобы с любовью относиться к ближнему (Мф 22: 37-40), но речь шла об образе Божием в себе и жертвенной самоотдаче Другим, чему должена предшествовать безграничная любовь к Богу («всем сердцем» своим) . Что знают об этом любители Селфи?

Особенно удачным является противопоставление селфи-образа и иконы, которая имеет иную перспективу и передает то внутреннее состояние, в котором человек находится в «общении» с Богом. Написать икону – значит увидеть мир без себя, увидеть его таким, какой он есть, а не таким, каким он предстает в нашем восприятии. А настоящий мир не иначе как теоцентричен – «нравится» нам это или нет. Святой Августин, христианский теолог и философ, считал, что «если Бог будет на первом месте, то все остальное будет на своем». И место Бога в центре – Вселенной, мира и жизни конкретного человека. По крайней мере, так должно быть. Однако «Селфи» радикально меняет восприятие этой данности: в центр всего становится несовершенный человек, претендующий на «исключительный» статус первенства, позицию, с которой будет брать отсчет все, что связано с ним или с его жизнью в целом.

Человек поставил себя в центр всего еще в эпоху Возрождения, тогда же возник мощный массив саморефлексий. Несмотря на это, индивид, который стал «венцом творения» в ренессансном мире, был яркой, сильной, гармоничной личностью, органично сочетавшим внутреннюю духовную красоту, эрудицию, воспитанность и этико-нравственное совершенство. В эпоху антропоцентризма культивируемый человек был как минимум иной, чем тот собирательный деградировавший образ, который представляет собой современное поколение эгоцентриков. К тому же, как показывает уже жизненный опыт, доведение до крайности принципа антропоцентризма заканчивается коллективным хаосом и персональным отчаянием. Человек не является мерой всех вещей, потому что «универсальные» истины существуют независимо от того, какими их видит каждый из нас.

Несмотря на это селф-мышление стало устойчивым признаком постмодернистской эпохи – фрагментированной жизни и нарушенной целостности личности. Селфи заполонило собой все и фактически привязало современного человека к ее же греховной сущности, которая препятствует ей видеть что то вне ее самой, и буквально поглощает те минуты ее жизни, в которые следует вспоминать о Боге.  Важно осознавать: Селфи не должно определять то, кем мы являемся, не должно выступать смыслообразующим фактором всего того, что на самом деле должно осуществляться «во славу Божию» (1 Кор. 10, 31). По меньшей мере, среди бесконечного ряда Селфи  должно оставаться место и для Него.

Селфи: когда для Бога нет места