Венгры откололись от Руины

В данной статье я попытался собрать, можно так сказать, историю возрождения Подкарпатской Руси за последние 7 лет. Но это вряд ли можно назвать возрождением именно Подкарпатской Руси, так как всё говорит о том, что в умах закарпатских мадьяр сидит желание присоединения к Венгрии и не более того. Память о том, что это была именно Русь Подкарпатская и следа не осталось, хоть и можно услышать это название в разговорах и в основном в страшилках украинских националистов.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAЗакарпатские мадьяры Януковича называют Янушем Ковачем и считают Украину Венгрией.

В конце 2008 года Александр Чаленко побывал в неформальной столице венгров Закарпатья и Украины там не почувствовал.

Уже тогда Закарпатская область в умах некоторых политиков и журналистов переняла пальму первенства у Юго-Востока вообще и Крыма в частности по части сепаратизма. С тех уже пор всех начали пугать, что там вот-вот будет воссоздана русинская государственность под названием Подкарпатская Русь. Русинами в Закарпатье записались согласно последней переписи 10 тысяч человек. А венгров в этом крае почти 150 тысяч. Напрашивается вопрос: а они, часом, отделиться от “неньки” не желают?

Любой украинский националист, посетив город Берегово, столицу венгерского анклава Закарпатья, должен сразу же получить разрыв сердца. Все здесь указывает на то, что это не украинский, а венгерский город. На многих зданиях, в том числе и государственных учреждениях, висят венгерские национальные флаги.

ujErjdWqDTk

“По закону о нацменьшинствах, если на определенной территории большинство компактно проживающего тут населения, например венгры, румыны, русские и так далее, то разрешается вместе с государственными вывешивать и флаги того или иного национального меньшинства. А то, что вы видите, это не венгерский государственный флаг, а флаг венгерского меньшинства”, — уточнил один из функционеров горсовета.

Это было, конечно же, неправдой. То, что висело на местной раде, было самым настоящим венгерским флагом.

Все надписи в Берегово (его называют тут по-венгерски Берегсас) на магазинах, ресторанах, банках, властных учреждениях, школах — на венгерском и украинском языках. Сразу бросается в глаза обилие памятников и мемориальных досок, связанных с выдающимися венгерскими историческими деятелями. Памятник великому венгерскому поэту и одному из руководителей венгерского национального восстания 1848 года — Шандору Петефи. На улицах слышна только венгерская речь. “Ты знаешь, мы со своим русским языком тут выделяемся. Все на нас оборачиваются. Сразу понятно, что мы не отсюда”, — смеется наш сопровождающий, ужгородец Андрей. Он сам по паспорту украинец, жена — словачка, но говорят в семье по-венгерски, а дети получают образование в венгерской школе.

Андрей иронично относится к объяснениям местных о флагах: “Вы должны понять — у них тут Венгрия, а украинские надписи только для того, чтобы от них отстали. У всех в паспортах венгерская виза. Они спокойно могут пересекать венгерскую границу в любой момент. А венгры из самой Венгрии постоянно приезжают сюда заправляться или покупать продукты. Тут дешевле. Так что граница с Венгрией тут практически не замечается”.

Закарпатье почти 10 столетий было составной частью Венгерского королевства. Все тут дышит венгерской историей. Например, знаменитый мукачевский замок “Паланок”, принадлежавший известному аристократическому роду Ракоци, стал для венгров символом национального героизма и противостояния австрийским захватчикам. В конце XVII века венгерская княгиня Илона Зрини, которой этот замок принадлежал, руководила его обороной против “австрияков”. К слову, ужгородец Нестор Шуфрич в армии был переводчиком венгерского языка.

Несколько недель назад в Словакии, в Кошице, где проживает достаточно большое венгерское меньшинство, произошли столкновения между словацкими и венгерскими футбольными болельщиками. Эти события даже привели к международному скандалу — премьер-министры Венгрии и Словакии обменялись оскорбительными высказываниями в адрес друг друга. На предположение, возможны ли столкновения между мадьярами и украинцами-русинами — здесь единодушный ответ: “Нет! Да какие столкновения! У нас на Закарпатье даже еврейских погромов не было. Мы с мадьярами тут жили вместе веками. Для нас они роднее, чем, например жители Киева, Львова или Донецка. Да и мадьяры наши люди спокойные и толерантные. Никому жить не мешают”.

В один из дней мне попался молодой улыбчивый парень из венгерского села. Его имя — Эдуард. Он наполовину венгр, наполовину — украинец-русин. Студент местного вуза. “Да, после дискотеки в селе, действительно, были драки между мадьярами и русинами. Да, на этнической почве. Да, хочу жить в Венгрии. Нет, не считаю, что венгерские села должны отделиться от Украины…” При этом парень отвечал спокойно, с улыбкой, без всякой злобы и фанатизма. Через два дня я его встретил в одном из ужгородских супермаркетов. Эдик сам подошел: “Вы знаете, после того, что я вам сказал о драках, то очень переживал. Не хочу, чтобы обо мне думали как о националисте. Может быть, не надо мои слова публиковать в газете. Ведь эта драка была один раз. А так мы все в селе дружим”.

Кстати, памятники советским солдатам, как в Берегово, так и во многих венгерских селах ухожены. А рядом стоят, шокирующие приезжих, памятники людям в немецких касках — это погибшим в первой мировой войне солдатам Австро-венгрии.

ПОЛИТИКА. Интересно, что на президентских выборах 2004 года Виктор Янукович получил самую высокую поддержку избирателя на Западной Украине именно в Закарпатской области — 37% голосов. Виктор Ющенко — 47%. Одна из причин — за Виктора Федоровича отдали свои голоса венгры. “Вы только не смейтесь — в то время среди венгерской общины ходил слух, что Янукович венгр, а его имя на самом деле Януш Ковач. И как после этого венгр не проголосует за своего?” — смеется одна учительница из Виноградова. Иные наши собеседники слух подтверждали тоже: “Но это все байка, шутка. Венгры прекрасно отдавали себе отчет, за кого голосуют”. Вторит и мэр Берегово Иштван Гайдош: “Венгры голосовали за Януковича, потому что он обещал двойное гражданство”.

“НИХТ ФЕРШТЕЙН”: МОЛОДЕЖЬ НЕ ГОВОРИТ НА УКРАИНСКОМ

Если старшее поколение еще понимает как русский, так и украинский языки, то молодежь шатко валко лишь какие-то простые фразы. “А зачем им знать украинский? — говорит наш спутник Андрей. — В этом для них нет практического смысла. Между собой, в школе, в разного рода учреждениях они говорят на родном языке. Так же, как смотрят венгерское ТВ, читают на венгерском книги, газеты и журналы. Кстати, если бы сюда в Берегово приехали одновременно какая-нибудь Руслана и известный будапештский диджей, то поверьте — к первой пришло бы 20 человек, а у второго танцпол был бы битком набит. Тут не интересуются украинской музыкой. После окончания школы они теперь могут поступить в вуз у себя в Берегово и получить диплом, который котируется на международном уровне. Если что, они и в Венгрию могут уехать — она же тут в нескольких километрах. Поймите, у них и тут, в Берегово, Венгрия! Просто так в их понимании вышло, что город оказался на территории Украины”. Если бы не Андрей, разговора с юными мадьярами вообще бы не состоялось и мы так и не выяснили бы, что никаких сепаратистских настроений у них нет, хотя уехать в Венгрию они бы не отказались.

 

За Крымом и Донбассом может последовать Закарпатье

29 июня 1945 года к УССР было присоединено Закарпатье, но за 70 лет данный регион так и не стал для Украины в полной мере «своим». Напротив, у этой западной области слишком много общего с Донбассом и Крымом, там из рук вон плохо идет мобилизация, и именно Закарпатье так боится потерять Киев, громогласно отрицая возможность федерализации страны.

Этот регион веками живет по собственным законам – законам Карпатских гор. Уникальная территория, пережившая не одну великую империю, рассматривает современную Украину лишь как еще одного временного попутчика. Что по понятным причинам не устраивает официальный Киев, заинтересованный в том, чтобы нынешний юбилей Закарпатской области стал для нее последним.

Край гастарбайтеров и контрабандистов

«Украина очень рискует подавиться сталинским подарком, который ей так и не удалось переварить»

Семьдесят лет назад угнетатель украинцев Сталин сделал будущей независимой Украине подарок в виде Закарпатья, освобожденного советскими войсками в октябре 1944 года. 29 июня 1945 года Подкарпатская Русь, по итогам Первой мировой войны «приватизированная» Чехословакией, вошла в состав УССР. Немного позже в результате территориального размена к ней была присоединена часть словацкого Земплина, главной изюминкой которого является город Чоп – уникальный транспортный узел, расположенный на стыке границ со Словакией и Венгрией. А 22 января 1946 года Указом Президиума Верховного совета СССР была создана Закарпатская область с административным центром в Ужгороде.

Невзирая на послевоенную разруху, советская власть не оставила без внимания этот достаточно заброшенный в экономическом плане регион. Уже 18 октября 1945 года впервые за многовековую историю Ужгорода (а он практически ровесник Москвы) в нем открылся государственный университет. В 1956 году была построена Теребля-Рикская ГЭС с годовой мощностью в 130 млн кВт/ч и пущен первый электровоз по маршруту Мукачево – Лавочное.

На протяжении последующих десятилетий здесь активно развивались пищевая, легкая, горнодобывающая, лесохимическая и деревообрабатывающая промышленность, машиностроение, металлообработка и производство стройматериалов. Что касается сельского хозяйства, то, учитывая региональную специфику (самую маленькую в республике площадь сельхозугодий), главный упор в этом горном крае делался на садоводство, виноградарство и животноводство.

Возле минеральных источников и в рекреационных зонах строились десятки санаториев и туристических баз. Советский человек охотно пользовался возможностью приехать сюда по профсоюзной путевке, чтобы попить целебной водички и сфотографироваться с колоритными гуцулами на фоне не менее впечатляющего пейзажа. Ну и заодно прикупить чего-нибудь дефицитного – вроде местного коньяка или нелегально доставленных «ходоками» через границу импортной одежды и видеокассет.

После развала СССР большинство промышленных предприятий прекратили свое существование. Сегодня на плаву остаются разве что производящее лыжи украинско-австрийское СП «Фишер-Мукачево» (раньше клюшками Мукачевской экспериментальной лыжной фабрики играли хоккейные сборные СССР, Чехословакии, Швеции и Финляндии) и автозавод «Еврокар», собирающий «Шкоды». Хотя, учитывая катастрофические показатели покупательской способности населения (в январе – мае продажи новых легковых авто на Украине упали на 73%), перспективы у завода нерадостные.

Этим объясняется еще одна особенность Закарпатья. Доля сельского населения здесь не только самая высокая на Украине, но и постоянно растет – просто потому, что в городах все меньше работы. Особенностью преуспевающего местного агросектора является высокий удельный вес подсобных хозяйств в общем объеме продукции. То же касается и курортного бизнеса, который теперь стал уделом частных предпринимателей.

А вот контрабанда за годы независимости, наоборот, приобрела промышленные масштабы. Теневой экспорт табачных изделий, алкоголя и нефтепродуктов в Европу кормит многих и по-разному. Кто-то тащит на себе ящики с сигаретами через горные перевалы или переправляет груз на катерах и лодках через Тису. Ну а кому-то под силу отправлять с товаром многотонные грузовики. При делах все: таможенники, дальнобойщики (а по числу грузовых фур на душу населения Закарпатье – абсолютный украинский рекордсмен), проводники и даже поводыри (те, кто показывает безопасные тропы).

После того как соседние государства вошли в Евросоюз, ареал контрабандной жизнедеятельности сузился до 50 км приграничной зоны. Но, поскольку по ту сторону границы у «промысловиков» хватает родни и многолетних бизнес-связей, процесс пусть и с трудностями, но идет. Тем более что многие из контрабандистов заблаговременно обзавелись вторым гражданством и теперь бесконтрольно перемещаются с венгерскими и словацкими паспортами по всей Европе.

Еще один, традиционный уже для всей Украины вид заработка – гастарбайтерство. Причем освоен был он закарпатцами еще в советские времена, когда, конкурируя со студенческими стройотрядами, по необъятным просторам СССР мотались тысячи тамошних шабашников, помогавших колхозам и совхозам освоить выделенные государством миллионы на соцкультбыт. Теперь уже новое поколение заробитчан ездит по натоптанному отцами маршруту в Россию, а также ищет счастья в Чехии и Венгрии (Польшу не предлагать).

Чужие здесь не ходят

Закарпатье можно сравнить с республиками Северного Кавказа – те же горы, та же клановость, та же закрытость. Чужие здесь действительно не ходят: количество приезжих в сельских районах не превышает нескольких процентов. Здешние семьи – те самые пресловутые «ячейки общества», основной элемент общественно-политической конструкции региона. Родственные узы необыкновенно сильны. Они не просто связь поколений, а едва ли не единственный социальный лифт: вырвавшийся в «большие люди» тут же тянет за собой родичей, пристраивая их на подходящие должности. Преуспевающий заробитчанин или бизнесмен не только содержит собственную семью, но и помогает семьям менее успешных родственников.

Хотя административным центром области номинально значится Ужгород, реальной столицей все считают Мукачево – главный бизнес-центр и штаб-квартиру местного криминалитета. И вполне закономерно, что именно вышедший из Мукачево семейный клан Балог является многолетним правителем Закарпатья.

Успех этого семейства предопределила как многочисленность мужчин в роду, так и деловая хватка главы семейства – Виктора Балоги, прошедшего путь от ушлого товароведа райпотребкооперации до главы секретариата президента (теперь – администрация президента) при Ющенко, успевшего попутно покомандовать родной областью и дважды побывать министром по чрезвычайным ситуациям.

Надо отметить, что закарпатцы, свято придерживающиеся принципа «бизнес любит тишину», никогда не грешили пассионарностью, свойственной их соседям из западных областей. Здешние вожди умели находить общий язык с официальным Киевом, выторговывая в обмен на лояльность невмешательство в их дела.

Когда в 1998 году закарпатский губернатор Виктор Балога решил идти в большую политику, пропрезидентская партия объединенных социал-демократов на парламентских выборах того года получила на Закарпатье пятую часть всех голосов. В 2004 году, когда Балога был доверенным лицом Виктора Ющенко, регион дал единому оппозиционному кандидату изрядный процент поддержки. Правда, в отличие от Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей, тут не обидели и его главного конкурента – Виктора Януковича. Отчасти потому, что не привыкший класть яйца в одну корзину Балога готовился к разным вариантам развития событий. Другая причина – неприятие (об этом ниже) жителями Закарпатья идеологии, исповедуемой галичанами.

Пиком торжества закарпатского духа на всеукраинском уровне можно считать то время, когда Виктор Балога возглавлял президентский секретариат. И, надо признать, делал это весьма успешно. В 2007 году он фактически спас Виктора Ющенко, с помощью подковерных интриг и силовых акций отбив попытку парламентского большинства во главе с премьер-министром Виктором Януковичем отобрать у президента остатки полномочий. В ходе жесткого противостояния Янукович дрогнул и согласился на досрочные выборы в Верховную раду, по результатам которых, не собрав коалиционного большинства, был вынужден уйти в отставку, уступив премьерское кресло Юлии Тимошенко. Но если западные области, уже разочаровавшиеся в Ющенко, дружно голосовали «за Юлю», то дисциплинированное Закарпатье – за ющенковскую «Нашу Украину», главой политсовета которой тогда был президентский секретарь Балога.

«Более 20 000 русинов Галичины и Закарпатья, заподозренных в симпатиях к России, прошли через «украинизацию» в австро-венгерском концлагере Талергоф»

При всем при этом Виктор Балога ухитрился оказаться полезным Януковичу. Будучи «серым кардиналом» Ющенко, он откровенно работал на понижение рейтинга Тимошенко, с помощью штатных юристов тормозя инициативы Кабмина и постоянно критикуя ее в СМИ. А затем, уйдя в отставку по причине несогласия с решением своего неудачливого шефа вторично баллотироваться в президенты, обеспечил Януковичу негласную поддержку в родных пенатах. Да такую, на которую юго-восточный кандидат априори не мог рассчитывать на западе Украины. Шутка ли: в первом туре президентских выборов 2010 года Янукович в Закарпатье стал лидером, а во втором лишь на 10% уступил Тимошенко.

Осенью того же года президент Янукович вернул должок, подарив Балоге уже знакомое ему МЧС, откуда был выброшен недавно назначенный Нестор Шуфрич – его верный соратник, еще один уроженец Закарпатья и недруг Балоги. Взамен новый министр по чрезвычайным ситуациям сделал все, чтобы Партия регионов и его собственная политическая сила «Единый центр» сняли главные сливки на местных выборах.

После этого, правда, краткосрочный роман закончился. Команда старшего сына Януковича, подминавшая под себя бизнес по всей Украине, разумеется, не могла пройти мимо закарпатских таможен, процветающего аграрного сектора и прочих вкусностей. Виктор Балога отбивал вотчину как мог, но потерять значительную часть сигаретного бизнеса в качестве откупного все же пришлось.

А вот с остальным у чужаков не заладилось: местный тихий саботаж в виде волынки с отводом земель, наймом работников, согласованиями с органами местного самоуправления и т. п. оказался куда действенней громких акций протеста. Сам Балога для подстраховки переписал свой бизнес на зарубежных земляков с безупречной репутацией, а затем стал народным депутатом, победив в 2012 году на выборах на родном мажоритарном округе в Мукачево. Вместе с ним в Верховную раду отправились родной брат Павел Балога и двоюродный Василий Петивка.

На следующий год по инициативе окружения Януковича Павел Балога лишился мандата (в судебном порядке были аннулированы результаты выборов), что предсказуемо увело все семейство в лагерь противников действующей власти. Правда, даже в событиях февраля 2014 года действия протестующих в Закарпатье разительно отличались от того, что творилось на Западной Украине. Да, имели место захваты административных зданий и блокпосты на дорогах, но управления СБУ не жгли, воинские части не захватывали, а местных милиционеров не ставили на колени.

Зато спустя несколько дней после госпереворота на заседании Закарпатского облсовета, возглавляемого Иваном Балогой (еще одним братом), местные депутаты обратились к Верховной раде с несколькими требованиями. Вначале, для порядка, призвали ускорить подписание соглашения об ассоциации с ЕС и запретить деятельность политических партий и организаций антимайданного характера. Ну а затем перешли к главному: потребовали согласовывать с ними кандидатуры чиновников, назначаемых Киевом.

Президенту Петру Порошенко пришлось учесть это требование, в сентябре прошлого года назначив губернатором близкого братьям Балогам Василия Губаля – уроженца закарпатского райцентра Хуст. Откуда, кстати, родом и его предшественник Валерий Лунченко, на свою беду не нашедший общего языка с мукачевским кланом. А за два дня до финала досрочных парламентских выборов Порошенко еще и сменил 12 из 13 глав районных госадминистраций, назначив туда людей Балоги. Такие кадровые уступки оказались не напрасными: Блок Петра Порошенко занял на Закарпатье первое место. Ну а в новом созыве Верховной рады нашлись места сразу трем братьям Балогам и их кузену Петивке, предусмотрительно избравшим внефракционное существование.

Русинский синдром

Как любят шутить жители Закарпатья, их край граничит с пятью государствами: Венгрией, Словакией, Румынией, Польшей и Украиной. И действительно, географически отдаленные и исторически никогда не имевшие ничего общего с мифическим «Украинским государством», они воспринимают свою официальную родину весьма отстраненно. Негласный договор о мирном сосуществовании довольно прост: центральная власть платит бюджетникам, студентам и пенсионерам, а все остальные свои проблемы и вопросы местные решают сами.

Умение находить общий язык с любой властью у закарпатцев вырабатывалось веками: в разные исторические периоды их земля входила в состав Великой Моравии, Галицко-Волынского княжества, Венгерского королевства, Трансильвании, Австро-Венгерской империи, Чехословакии и СССР. Сохранить мир в многонациональном котле, в котором варятся русины, венгры, румыны, поляки, словаки и украинцы, можно было только за счет обособленности, особого вида патриотизма, имеющего не национальный, а географический признак – территорию проживания. Это, кстати, роднит Закарпатье еще и с Крымом.

Здесь не только не терпят власть чужаков, но и не дают спуску своим, если те прибегают к помощи «внешнего фактора». Самый свежий пример – местный «Че Гевара» Виктор Щадей. Активист обоих Майданов, он стал исполняющим обязанности мэра Ужгорода в феврале 2014 года, свергнув своего давнего недруга Виктора Погорелова. Но счастье было недолгим: уже в марте Щадей получил удар ножом в поясницу, в мае сгорела его машина, а в ноябре городские депутаты проголосовали за его отставку.

Что касается закарпатского сепаратизма, то он делится на явный и ползучий. Первый представлен русинами (руснаками, карпатороссами), считающими себя отдельной ветвью восточнославянских народов. И для этого у них есть достаточные основания: их предки угро-россы появились на южных склонах Карпат еще в первом тысячелетии, позже расселившись и на территории нынешних западных областей Украины. Угро-россы крестились раньше остальной Руси и остались верны православию не только после разделения церквей, но и в длительный период пребывания в составах католических империй. На сегодня большинство русинов являются прихожанами Украинской православной церкви Московского патриархата.

«В декабре 1991 года на территории области проводится референдум, на котором 78% населения голосуют за автономию в рамках только что образовавшегося государства Украина, но его результаты игнорируются Киевом»

В Первую мировую войну более 20 000 русинов Галичины и Закарпатья, заподозренных в симпатиях к России, прошли через «украинизацию» в австро-венгерском концлагере Талергоф, где избиениями, пытками и голодом их заставляли отказаться не только от родной веры, но и языка (по заключению специалистов, он из всех восточнославянских языков наиболее приближен к церковнославянскому). Но если большинство галичан отреклись от своих корней, то карпатские русины оказались непоколебимы в убеждениях.

Выстояли они и во время всех последующих «украинизаций», когда Закарпатье последовательно становилось частью Чехословакии (1919–1938), Венгрии (1938–1944) и Советского Союза (1945–1991). Мало того, на протяжении всего этого времени русины боролись не только за признание себя отдельным народом, но и за определенную территориальную независимость. В мае 1938 года была провозглашена автономная Подкарпатская Русь, годом позже оккупированная и упраздненная Венгрией. В ноябре 1944 года создается суверенная республика Закарпатская Украина, которую в июне следующего года Сталин волевым решением (как позже Хрущев поступил с Крымом) присоединяет к Украинской ССР – с тех пор всех русинов в паспортах начинают записывать украинцами. В декабре 1991 года на территории области проводится референдум, на котором 78% населения голосуют за автономию в рамках только что образовавшегося государства Украина, но его результаты игнорируются Киевом.

Борьба русинов за свои права продолжается на протяжении всех лет украинской независимости. Закарпатский областной совет трижды (в 1992, 2002 и 2007 годах) признавал результаты референдума 1991 года о создании автономии и обращался в Верховную раду с просьбой о признании русинов отдельным народом. В августе 2006 года Комитет ООН по расовой дискриминации призвал правительство Украины признать русинов в качестве национального меньшинства по причине «существенных отличий между русинами и украинцами».

25 октября 2008 года в Мукачево делегаты II Европейского конгресса подкарпатских русинов объявили о «воссоздании Подкарпатской Руси» (в связи с Актом Провозглашения воссоздания русинской государственности от 22 ноября 1938 года). Спустя пару месяцев СБУ возбудила уголовное дело по обвинению в сепаратизме против председателя Сойма подкарпатских русинов, протоиерея Украинской православной церкви МП Димитрия Сидора. После порядком затянувшегося судебного процесса свои три года лишения свободы с двухгодичной отсрочкой православный священник получил уже при Януковиче.

В марте этого года целый ряд русинских организаций (Общество подкарпатских русинов, Русинское движение, Общество имени Духновича, Сойм подкарпатских русинов), объединяющих в своих рядах более 40 000 человек, вновь собрались в Мукачево. Съездом было принято обращение к президенту Украины и депутатам Верховной рады с требованием признать результаты референдума об автономии Закарпатья, признать русинский язык и разрешить его изучение в школах, а также открыть кафедру русинского языка при Ужгородском национальном университете и разрешить трансляцию национальных русинских программ на местном ТВ и радио. А уже в июне Координационный совет русинов Закарпатской области Украины принял заявление о необходимости наделения региона особым статусом и обратился в Совет Европы, Еврокомиссию, ОБСЕ и ООН, парламенты Венгрии, Чехии и Словакии с просьбой принудить украинские власти к признанию результатов областного референдума 1991 года о наделении Закарпатья статусом специальной самоуправляемой территории.

Венгерский реванш

Сепаратизм венгерского толка в Закарпатье преследуется украинскими властями куда менее свирепо, нежели попытки русинов добиться признания своих прав. Между тем Венгрия, особо не скрываясь, год за годом расширяет сферу своего влияния на территории, утраченные ею в двух мировых войнах. Села, где жители говорят только по-венгерски, венгерские флаги на административных зданиях и вывески на венгерском (а кое-где и дорожные указатели) – привычная картина в тех местах. Или вот еще один знаковый момент: несколько лет назад над Мукачевским замком установили памятник орлу-турулу в честь прихода угров (предков мадьяр) на Закарпатскую низменность 11 веков назад, ранее стоявший на Верецком перевале и демонтированный властями Чехословакии в 1919 году.

Нынешний глава венгерского правительства Виктор Орбан еще во время своего первого премьерства (1998–2002) добился принятия закона, предоставлявшего мадьярам из соседних стран право на упрощенное получение венгерского гражданства. После ухода Орбана под давлением руководства ЕС этот закон был отменен, однако уже в 2010 году реанимирован после его возвращения в премьерское кресло. И теперь, по самым скромным подсчетам, более 100 000 тысяч жителей Закарпатья (то есть около 10% населения области) имеют венгерские паспорта.

Когда в январе этого года глава МИД Украины Павел Климкин заявил о планах организовать совместный таможенный досмотр на украинско-венгерской границе, чтобы выявлять жителей Украины с двойным гражданством (подобное противоречит украинской Конституции), вице-премьер-министр Венгрии Жолт Шемьен немедленно опроверг эту информацию. «Господин украинский министр иностранных дел может быть абсолютно уверен в том, что Венгрия не будет партнером, которые могли бы поставить под малейшую угрозу интересы венгров в Закарпатье», – заявил он.

Интересы закарпатских мадьяр действительно находятся в зоне пристального внимания венгерских политиков. Ими неустанно опекаются Демократический союз венгров Украины и Общество венгерской культуры Закарпатья, представители которых заседают во всех местных советах. В городе Берегово открыт венгерский университет, преподавание на венгерском языке ведется в нескольких десятках школ, на нем вещают телевидение и радио, печатаются газеты.

В 2012 году посол Венгрии на Украине Михай Байер в интервью украинскому изданию Weekly.ua призвал создать венгерскую национальную автономию, а также «венгерский» избирательный округ в Верховную раду. «Украинские венгры хотели бы создать автономию и сами управлять своими делами на Украине. Ранее в Закарпатье был мажоритарный округ, в котором венгры составляли большинство избирателей. Теперь его нет. Закарпатские венгры просят его восстановить, и венгерское правительство это поддерживает», – недвусмысленно обозначил позицию своего руководства венгерский дипломат.

В том же году Венгрия получила новую Конституцию, в которой имеются следующие формулировки: «Венгрия, руководствуясь идеей единства венгерской нации, несет ответственность за судьбу живущих за ее пределами венгров» и «У каждого венгерского гражданина есть право на защиту Венгерского государства во время его пребывания за рубежом». А уже в прошлом году, выступая с речью в парламенте после принесения присяги главы правительства, Виктор Орбан заявил: «Мы рассматриваем венгерский вопрос как европейский вопрос. Венгры, живущие в Карпатском регионе, имеют право на двойное гражданство, на права национальной общины и на автономию».

Но если премьер Орбан, защищая национальные интересы, еще должен оглядываться на ЕС, то венгерские политики из оппозиционного лагеря могут позволить себе особо не церемониться. «Наше движение «За лучшую Венгрию» уже с момента его образования подчеркивало важность права на автономию Закарпатья, так как на этой территории живут 200 000 венгров. Мирное соглашение, подписанное в Трианоне и завершающее Первую мировую войну, несправедливо оторвало этих людей от своей исторической родины», – заявил в интервью изданию «ПолитНавигатор» лидер венгерской партии «Йоббик» Габор Вона.

«Венгры и русины на западе Украины так же имеют право на автономию, как другие народы мира. В 1991 прошел референдум в регионе по этому вопросу, и подавляющее большинство проголосовало за автономию. Европейский союз просто обязан поддерживать любое проявление воли всех народов Европы, не используя двойные стандарты (считать легитимной волю только тех народов, что в данный момент выгодно для него)», – подчеркнул политик.

В феврале этого года молодежная организация HVIM и «Йоббик» устроили в центре Будапешта факельное шествие в знак протеста против мобилизации венгров в Закарпатье, пронеся пустой гроб и черный баннер с надписью «Это не наша война» мимо парламента к зданию МИДа. «К сожалению, официальная позиция правительства Венгрии состоит в том, что венгры, проживающие на Украине, не должны быть мобилизованы в украинскую армию в большем соотношении к общему населению Украины. Наша позиция в том, что ни одного венгра не должны призывать в украинскую армию и заставлять сражаться в чужой войне. Это не их война и не война Венгрии. Должен быть установлен мир. Но этого можно добиться только путем давления на Киев, который должен уважать меньшинства и прекратить вести войну против собственного населения», – подчеркнул заместитель председателя Комитета по иностранным делам парламента Венгрии и делегат ПАСЕ Мартон Дьендьеши в интервью «Свободной прессе».

Украинский цугцванг

«Господин украинский министр иностранных дел может быть абсолютно уверен в том, что Венгрия не будет партнером, которые могли бы поставить под малейшую угрозу интересы венгров в Закарпатье»

СБУ предсказуемо отреагировала на венгерские перформансы и заявления, запретив на пять лет въезд на Украину вице-председателю «Йоббика» Иштвану Савойе и еще нескольким его соратникам. Впрочем, на качестве очередной волны мобилизации это вряд ли скажется: дела призывные в карпатском крае и без влияния венгерских «йоббиков» выглядят неблестяще.

План предыдущей, пятой, мобилизации Закарпатская область выполнила всего на 44%, отдав на войну меньше 400 человек, что является одним из худших показателей по Украине. И даже мукачевскую 128-ю горно-пехотную бригаду после потерь, понесенных при выходе из Дебальцевского котла, теперь приходится пополнять за счет призывников из Львовской, Тернопольской и Черниговской областей.

«Есть ряд причин, почему так произошло. Но те, кто скрывается от вручения повесток, совершенствуют свои методы. Не впускают в квартиры, скрываются. Недостаточно работают председатели сельских советов и тому подобное», – заявил на днях на пресс-конференции в Ужгороде и. о. военного комиссара Закарпатского областного военного комиссариата Олег Винницкий.

Ранее о том, что наибольшие проблемы в мероприятиях по мобилизации имеют место в Закарпатской области, сообщал начальник мобилизационного управления Главного управления оборонного и мобилизационного планирования Генштаба ВСУ Олег Бойко. По его словам, зафиксированы случаи выезда за границу целыми селами: «Есть доклад председателя поселка Косовского района, согласно которому местное население наняло два автобуса и выехало на них в Российскую Федерацию. На границе военнообязанные заплатили за ее пересечение».

В свою очередь сельские головы и местные военкомы объясняют «текучку кадров» сугубо местными традициями. Дескать, утекает призывное поголовье за границу совсем не от войны, а на сезонные заработки, «потому что уже давно имели условленные места с контрактами на работу». Такая их пассивность вполне объяснима: сами будучи чьими-то родственниками, соседями или знакомыми, они отнюдь не горят желанием наживать себе врагов в этом краю с его феодально-клановым укладом. Где закон тайга, медведь прокурор, а шансы стать погорельцем или без вести пропавшим на охоте чрезвычайно высоки.

У всех на памяти годичной давности акции протеста против мобилизации, когда сотни женщин блокировали международную трассу Киев – Чоп у села Рокшино, а также транспортные магистрали в Иршавском, Береговском, Хустском, Мижгирском, Тячевском районах. Как они перекрывали движение в центре Мукачево и даже пытались штурмовать военкомат. Тогда перепуганные местные чиновники, дабы успокоить бунтующих, пообещали впредь призывать только добровольцев. Позже, под нажимом из Киева, областное руководство «подкорректировало» обещание, сообщив, что речь идет не о прекращении мобилизации в принципе, а лишь о приостановлении выдачи повесток до разъяснительной работы с населением. И, судя по последующим унылым рапортам военкомов, «разъяснительная работа» эта ведется опять-таки в полном соответствии с местной традицией тихого саботажа.

Война на востоке страны и без мобилизации несет риски для негласного договора о сосуществовании между Украиной и Закарпатьем. Если Донбасс получит специальный статус, на котором сегодня настаивают Россия и Европа, точно таких же преимуществ затребуют и здесь, в который раз актуализировав идею автономии. Если же мятежные области отделятся, центробежные тенденции в этом регионе могут обрести необратимый характер – особенно в случае окончательной утраты центральной властью способности обеспечивать свои социальные обязательства.

Усмирить край по «восточному варианту» не получится. Во-первых, при нынешнем состоянии украинской армии эффективно воевать в горной местности практически невозможно. Легендарные опрышки веками успешно партизанили против войск держав куда жизнеспособнее и грознее современной Украины. Во-вторых, вряд ли Евросоюз поддержит такое развитие событий на территории, где расположена конечная точка стратегического для него газопровода «Уренгой – Помары – Ужгород». А в-третьих, не стоит забывать про Венгрию, у которой наверняка хватит решимости вмешаться в ситуацию раньше, чем там будет затеяна очередная АТО.

Понимая всю бесперспективность силового воздействия на этот регион, Порошенко, вдохновленный победой над Коломойским, по всей видимости, решил пойти те же путем, что и его незадачливый предшественник Янукович. Для начала – взять в оборот местную элиту, подмяв под себя ее бизнес-интересы. Так, в июне исполняющим обязанности начальника Закарпатской таможни был назначен майдановский активист и волонтер Роман Крутяк – помощник народного депутата от Блока Петра Порошенко Роберта Горвата и не чужой человек для экс-губернатора Закарпатья (нынче тоже парламентария) Валерия Лунченко. Новый хозяин таможни уже пообещал «решительные и принципиальные» изменения, а также конец всем старым связям и схемам. Что можно расценивать как недвусмысленную «черную метку» для клана Балог.

Следующим шагом может стать упразднение Закарпатской области. Административная реформа, обсуждением перспектив которой Рада займется уже в июле, среди всего прочего предполагает присоединение этого региона к Львовской области. Формально необходимость таких перемен объясняется экономическими соображениями. В реальности же неблагонадежную область хотят передать на «перевоспитание» идеологически правильным галичанам. Благо у тех есть соответствующий опыт: в период Второй мировой войны именно жителям западных областей было доверено «украинизировать» закарпатских русинов и венгров в концлагере «Думен» возле Рахова.

Чем закончится очередная попытка загнать этот самобытный край в рамки мононационального государства, догадаться несложно. Судя по тому, что творится сегодня в стране, президент Порошенко в студенческие годы изучал иностранные языки куда прилежнее, чем отечественную историю. Украина очень рискует подавиться сталинским подарком, который ей так и не удалось переварить. Что вряд ли чрезмерно огорчит закарпатцев, уже которое десятилетие живущих по местному, а не «киевскому» времени и не понаслышке знающих, что каждое расставание – лишь повод для нового юбилея.

Голос венгров в лоскутах Руины

Венгры Закарпатья хотят образовать отдельный венгерский район. Об этом было заявлено на внеочередной сессии Береговского райсовета. Президенту Украины Порошенко, Кабмину и Верховной Раде будет направлено соответствующее обращение закарпатских венгров.

vengryЦентром венгерского административного района должен стать город Берегово. Впрочем, венгры, которых здесь большинство, называют свой город Берегсас. Идея создания отдельной территориальной единицы местные венгры высказывают уже давно, но пока не продвинулись по пути ее реализации. Очевидно, что сейчас венгерское меньшинство Закарпатья делает очередную попытку.

В идеале венгры желали бы появления на карте Украины Притиснянского района, который бы объединил села и города с венгерским большинством. Киев, естественно, против. Но Киеву следовало бы напомнить, что Закарпатье вошло в состав Украины в 1944 году. До этого этот регион назывался Карпатская Русь или Угорская Русь.

Украиной эти земли назывались только в кратковременный период их нахождения в составе Чехословакии (после Трианонского договора 1920 г., закрепившего лишение Венгрии, как проигравшей стороны в Первую мировую войну, части территорий). Второй раз Закарпатье стало Украинной с приходом к власти прогитлеровского правительства Августина Волошина.

Волошин был русином, и таковым считал себя достаточно долго. Был причастен к изданию грамматики русинского языка (венгры никогда не подавляли самосознание русинов). Но потом Волошин переквалифицировался в «политического украинца», в надежде на карьеру. В этом он не просчитался и стал главой Карпатской Украины. Но он просчитался в другом. Его Карпатская Украина просуществовала один день. Гитлер отдал ее своим венгерским союзникам, и Закарпатье вновь вошло в состав Венгрии.

Надо сказать, что Закарпатьем Будапешт владел десять веков. За это время русины и венгры достаточно сблизились. В интересах венгров было укреплять в русинах их национальный облик, чтобы они не превратились в украинских националистов. Правда, одновременно с этим венгры следили, чтобы русины не сближались с Великой Россией или, как ее называли в Карпатской Руси, Державной Русью. Но это уже хитросплетения истории, которых здесь мы касаться не будем, так как это тема требует отдельного рассмотрения.

Вернемся к венграм Закарпатья. Они платят сегодня Украине той же монетой, какой Украина платила им. На волне глупой националистической эйфории в 1990-х украинские патриоты лихо замазывали краской вывески на других языках. Даже там, где малороссийским диалектом, то есть, украинским языком, пользовалось меньшинство, украинские активисты переписывали дорожные указатели и вывески на свой лад.

Коснулось это и венгерских сел в Закарпатье. Теперь же, когда венгры зачеркивают украинские надписи, и пишут по-венгерски, Киев обижается. В Киеве не хотят мириться с тем, что ставка на национализм себя не оправдала, а привела страну к краху. Украина — лоскутное государство, и ее правительство должно было общаться с народом на языке толерантности и взаимоуважения, а не пугать обывателя русской, венгерской или другой какой-нибудь угрозой.

Единственной угрозой для Украины был и остается Запад. Там понимали, что украинский национализм загонит рано или поздно Украину в гроб. Но продолжали поддерживать национализм, а не его оппонентов.

Весомость венгерской проблеме в Закарпатье придает позиция официального Будапешта, который только под давлением согласился на введение антироссийских санкций и регулярно выступает с их критикой, как и с критикой политики Брюсселя в отношении Киева.

Закарпатские венгры, несмотря на пресс украинизации, сумели сохранить свой национальный облик, свой язык и свои обычаи. Этот народ понимает, что ему не совсем по пути с тонущим кораблем под названием Украина.

Венгры откололись от Руины

Хуже всего на Украине бороться за свои права если ты русский. Попробуй заикнуться, и ты сразу же — «ватник», «колорад», «террорист-сепаратист», тобой тут же начинает интересоваться СБУ и «штопать» ту самую пресловутую «сто десятую»…

bereg5А вот если столица твоей исторической родины не Москва, а Будапешт, то никто тебе не будет мешать заниматься самым настоящим сепаратизмом в Закарпатье. Причём так, что даже возмущение бандеровского депутата Игоря Мосийчука окажется самым настоящим «гласом вопиющего в пустыне», к которому никто не прислушается.

Конечно же, пан Мосийчук не мог не возмутиться: где это видано, чтобы 114 городов и сёл Закарпатья провели съезд и объявили о создании Венгерского национального района. То есть — провозгласили не предусмотренную Конституцией национальную автономию.

Впрочем, ну её эту укроконституцию: в Незалежной об Основной закон ног не вытирал только ленивый. Что же касается венгерской диаспоры в Закарпатье, то они её вообще не празднуют.

Представьте себе типичный закарпатский город. Вас, например, очень удивит, что на государственных учреждениях вывешены сразу два флага: украинский и венгерский.

Вы сильно можете представить российский и украинский флаги, одновременно реющие над горсоветом Севастополя в 2013 году? Я тоже не могу, а в Закарпатье с мадьярским знаменем такой фокус проходит.

Или такой момент: сессия Береговского горсовета открывается и закрывается исполнением… гимна Венгрии. Кстати, украинский флаг в сессионном зале местные народные избранники «заботливо» поставили так, чтобы он сиротливо выглядывал из-за красно-бело-зелёного триколора.

Венгерские паспорта — их у закарпатских мадьяр не имеет только ленивый: и это при том, что двойное гражданство на Украине запрещено! На карпатских перевалах чья-то невидимая рука расставляет пограничные столбы с венгерской символикой: тут впору закричать о территориальной экспансии!

Ещё одно лирическое отступление: на территории компактного проживания закарпатской венгерской диаспоры находится комплекс перекачивающих мощностей газопроводов «Уренгой — Ужгород» и «Ямал — Западная Европа». Заметим, что обделённые таким сокровищем румыны ведут себя в разы скромнее…

Увы, Киев вовсю верещит про «руку Кремля» в Донбассе и Крыму и благодушно взирает на то, как Будапешт отбирает у него Закарпатье. А всё потому, что Венгрия — член ЕС и НАТО: нельзя возмущаться прихотями «священной коровы», даже если та сожрёт последний кусок хлеба!

Такая откровенно двойная мораль украинской хунты вряд ли будет способствовать повышению доверия к украинской власти, особенно в ситуации когда одному можно наглеть и беспредельничать, а другому за справедливое возмущение по поводу ущемления его прав быстро дадут узнать где острог.

А ещё дурной пример заразителен: в других регионах тоже будут запущены аналогичные процессы по дроблению Украины. Только вместо национального принципа чаще всего будет задействован экономический: вряд ли кому охота платить налоги, которые будут разворованы.

Украина уже два года движется по пути территориального распада и визит Байдена показал, что США готовятся запустить свой сценарий фрагментации Незалежной. Суть американских идей в том, что «страна 404» превращается в конгломерат удельных княжеств, контролируемых либо оголтелыми необандеровцами, либо провашингтонскими марионетками.

Понятно, что России этот заокеанский план совершенно невыгоден: заменить важнейшего газового транзитёра нечем. Тем не менее, надо понимать, что процессы распада Укрианы имеют необратимый характер, подобно взрывателю мины замедленного действия: замедлить ход можно, но не повернуть стрелки вспять.

Следовательно нам надо готовиться к грядущему разделу того, что останется от Незалежной. Конечно, тезис о том, что России нужна вся Украина, очень хорош, но на дальнюю перспективу.

А в ближней перспективе надо действовать как велит древнее картёжное правило: «Возьми свои взятки, иначе отберут!» Кстати, Запад будет руководствоваться именно этим принципом.

Специально для «РУССКОЙ СИЛЫ» по материалам Александра Чаленко, Сергея Кольцова, Олега Горностаева и Александра Дмитриевского подготовил Макс Елев