Бойцы четвертого измерения

Российские силы специальных операций выбрали адаптивный подход

Командование сил специальных операций остается одной из самых закрытых структур в ВС РФ. Известно, что только за последние полгода в Сирии погибли два бойца ССО: Федор Журавлев и ставший посмертно Героем России Александр Прохоренко.

Военнослужащие сил специальных операций выполняли важнейшие задачи. Наводили и корректировали авиаудары, в том числе крылатыми ракетами, по позициям запрещенного в России «Исламского государства», спасали бортовые самописцы сбитого турецкими ВВС российского фронтового бомбардировщика Су-24М. Это малая часть списка.

Бойцы четвертого измеренияСборы в Солнечногорск

История сил специальных операций началась в 1999-м, когда в подмосковном Солнечногорске был создан Центр подготовки специалистов, а фактически воинская часть особого назначения, подчинявшаяся непосредственно начальнику Главного разведывательного управления. Позже центр получил название «Сенеж», а бойцов стали называть «подсолнухами». Одним из отцов-основателей стал тогдашний начальник Генерального штаба генерал армии Анатолий Квашнин.

“ «Подсолнухи» ликвидировали и захватывали высокопоставленных боевиков, находили и уничтожали бандитские базы и схроны ”

Иногда этот центр называют учебным, но по словам нескольких собеседников «Военно-промышленного курьера», «Сенеж» никогда не носил такой «приставки», а формулировка «подготовка специалистов» служила скорее прикрытием, а также подчеркивала особый статус части.

Первоначально были сформированы четыре направления специальных операций. Бойцы воздушно-десантного отрабатывали сложные прыжки – как затяжные, так и с раскрытием парашюта сразу после отделения от борта. Владение такими способами позволяет спецназовцам незаметно для противника пролететь десятки километров. Специалисты прыгали и днем, и ночью с использованием приборов ночного видения, в плохую погоду, при сильном ветре и тумане.

Военнослужащие горного направления стали боевыми альпинистами, научились штурмовать высокогорные вершины, захватывать и удерживать перевалы, ледники. Подготовка специалистов проходила, в частности, на базе расположенного в Приэльбрусье учебного центра «Терскол». Бойцы совершали сложные восхождения, даже поднимались на вершину Эльбруса.

Спецназовцы штурмового направления учились не только брать дома и другие строения. Задачи ставились значительно шире – захват объектов противника в различных условиях, на любой местности.

Бойцы морского направления осваивали всевозможные акватории, отрабатывали действия в водолазном снаряжении с использованием специальных буксировщиков и легких катеров. Учились захватывать корабли и прибрежные сооружения.

Уже по опыту боевых действий в Чечне в центре появилось пятое направление – охрана высокопоставленных военных. Министра обороны защищают сотрудники ФСО. Но в условиях боевых действий таких должностных лиц, как начальник Генерального штаба, командующий войсками округа, раньше сопровождали в лучшем случае разведчики или спецназовцы. Подготовка подобных «охранников», мягко говоря, оставляла желать лучшего. Поэтому вопрос о создании специализированного подразделения, занимающегося защитой высокопоставленных представителей Минобороны, до появления пятого направления стоял остро.

04-01В то же время, по словам собеседников «Военно-промышленного курьера», в центре никогда не существовало жесткой привязки бойцов к конкретному направлению. Все «подсолнухи» учились прыгать с парашютом, ходить в горы, плавать с аквалангом, штурмовать дома. Но в зависимости от задач отдельные элементы подготовки для бойцов были более углубленными.

Более того, командование старалось, чтобы специалисты за время службы отработали в нескольких направлениях. Осуществлялся обмен опытом, знаниями, навыками и умениями между подразделениями. К примеру, боец, пришедший из воздушно-десантного направления в морское, не только обучался особенностям работы на воде, но и делился с товарищами навыками затяжных прыжков с парашютом.

С момента своего формирования направления комплектовались исключительно офицерами и прапорщиками. Призывники проходили службу лишь в хозяйственных подразделениях или водителями.

Будущих «подсолнухов» отбирали не только в частях и подразделениях ВДВ и спецназа, но и среди танкистов, артиллеристов, пехотинцев, даже офицеров ПВО и РХБЗ. Несколько раз в год «покупатели» от ГРУ посещали воинские части, изучали личные дела военнослужащих и выбирали подходящих кандидатов.

Но с этого все только начиналось. Офицеры и прапорщики прибывали в Солнечногорск, где с ними проводились так называемые сборы, а фактически вступительные испытания, где проверялись и физическая подготовка будущих бойцов ССО, и личностные качества, а главное – способность работать в коллективе.

Источники «Военно-промышленного курьера» подчеркивают: основной принцип центра – не подготовить индивидуального бойца с отличными навыками и умениями, а создать команду, действующую как единый организм. Этот принцип, неукоснительно соблюдающийся на протяжении всех лет существования «Сенежа», всегда приводил «подсолнухов» к победам.

Свой путь и автомобили для него

Если сравнивать организационно-штатную структуру Центра подготовки специалистов с выполняющими аналогичные задачи американскими «Дельтой» и DEVGRU, английским 22-м полком САС и немецкой KSK, бросается в глаза, что западные «эскадроны» (аналог направлений в нашем центре) не имеют ориентации под конкретную задачу – они, если можно так выразиться, универсальные. В частности, в 22-м полку каждый из четырех эскадронов делится на четыре отряда: воздушно-десантный, морской, горный и автомобильный.

Но как показал российский опыт боевого применения спецназа, универсальная система в большинстве случаев не оптимальна. К примеру, если отряд сил специальных операций ведет боевые действия в горах, то лучше иметь в его составе больше «альпинистов» и штурмовиков, но меньше десантников и моряков. Поэтому наши специалисты в отличие от западных действуют сводными отрядами, куда в зависимости от задачи передаются группы из различных направлений. По словам собеседников «ВПК», это не универсальный, а адаптивный подход.

В силах специальных операций стран НАТО считают необходимым создавать отдельные подразделения, обученные проникать в тыл врага, совершать рейды и засады на специализированной автомобильной технике, такой как «Лэнд Ровер – Розовая Пантера» в 22-м полку САС, «Пинцгауэры» в американской «Дельте».

Опыт российских ССО показал, что бронемашины типа отечественного «Тигра» в большинстве случаев не подходят для выполнения задач, стоящих перед силами специальных операций. Поэтому выбор пал на высокопроходимые багги, в «Сенеже» высоко оценили израильские внедорожники «Зибар».

Руководство российского центра с самого начала уделяло пристальное внимание не просто обучению снайперов, а подготовке специалистов, способных вести высокоточную стрельбу и при этом решающих широкий круг задач. Изначально для этих нужд были закуплены финские высокоточные комплексы TRG-42 фирмы «Сако», позже появились британские AWP, разработанные легендарным стрелком Малькольмом Купером. Отдельно изучались крупнокалиберные снайперские винтовки различных фирм, в частности южноафриканской «Трувел».

В Чечне и за кордоном

Сразу после создния Центра подготовки специалистов его бойцы оказались на передовой. В 1999-м боевики-ваххабиты вторглись в Дагестан, но были разгромлены, а спустя несколько месяцев российские войска начали контр-террористическую операцию в Чечне.

04-02Примечательно, что название «подсолнухи» закрепилось за бойцами центра после их первой командировки на Кавказ. В ту поездку военнослужащие надели панамы, которых тогда не было в других частях и подразделениях специального назначения. По одной из версий, головные уборы были из только что появившегося летнего полевого комплекта СПН-2. По другой – панамы, которые бойцы увидели в одном из американских боевиков, были куплены в магазине, торгующем западной формой одежды и снаряжением. Как бы там ни было, за непривычный вид, а также поскольку центр находится недалеко от станции пригородных электричек Подсолнечная, его бойцы и получили прозвище «подсолнухи». Позже рисунок солнечного цветка на фоне перекрещенных меча и стрелы попал на шеврон центра.

Несмотря на то, что его деятельность в Чечне до сих пор находится под грифом «Совершенно секретно», по имеющимся сведениям, «подсолнухи» ликвидировали и захватывали высокопоставленных боевиков, находили и уничтожали базы и схроны бандитов, решали другие важные задачи. Как вспоминают собеседники «ВПК», от бойцов центра требовали не 100 процентов гарантии того, что задача будет выполнена, а все 300. Они просто не имели права на ошибку.

Одно событие в центре не любят вспоминать. Осенью 1999-го в плен к чеченским боевикам попали старшие лейтенанты Алексей Галкин и Владимир Пахомов. Как опытные бойцы оказались в столь сложной ситуации, до сих пор остается неясным. Но позже оба офицера, несмотря на тяжелые увечья, сбежали из плена и вышли к своим. Алексей Галкин стал Героем России.

По некоторым сведениям, бойцы Центра подготовки специалистов не только воевали в Чечне, но и решали задачи за рубежом. В частности, участвовали в операциях против пиратов в районе Африканского Рога.

Опыт боевых действий в Чечне и иностранные операции показали, что подчинение центра начальнику Главного разведывательного управления не самое оптимальное решение. Глава военной разведки, к примеру, не может отдать приказ главкому ВВС, чтобы «подсолнухам» выделили самолет или вертолеты, требуется достаточно длительная процедура подготовки запроса, а потом его согласования. Между тем в некоторых случаях время на операцию измеряется часами и минутами.

Два центра в новом облике

Деятельность Анатолия Сердюкова на посту министра обороны России до сих пор подвергается серьезной критике, но именно при нем было создано командование сил специальных операций. Как раз при переходе на новый облик «подсолнухи», получив официальное название центр специальных операций Минобороны «Сенеж», стали подчиняться непосредственно начальнику Генерального штаба.

Базу в подмосковном Солнечногорске Сердюков посещал не раз. Были выделены деньги на закупку вооружения и снаряжения, открыты несколько научно-исследовательских работ. В оперативное подчинение «Сенежа» перешла вертолетная эскадрилья из состава Центра боевого применения армейской авиации в Торжке. А в Твери на круглосуточном дежурстве стояли военно-транспортные Ил-76, готовые при необходимости в любой момент доставить бойцов ССО в назначенные точки.

Считается, что при переходе на новый облик «Сенеж», как и бригады специального назначения, подвергся сокращению, а многие его военнослужащие либо уволены, либо выведены за штат. Но это не так. По информации «Военно-промышленного курьера», командование центра, воспользовавшись предоставленной возможностью, провело аттестацию своих бойцов, отобрав лучших.

04-03В конце 2000-х в Минобороны России появился второй Центр специального назначения, подчиненный начальнику Главного разведывательного управления, с дислокацией в подмосковной Кубинке. Своим появлением новый ЦСН, получивший прозвище «Зазаборье», обязан пришедшему при Анатолии Сердюкове на пост заместителя министра обороны генерал-лейтенанту Александру Мирошниченко, ранее возглавлявшему управление «А» Центра специального назначения ФСБ, проще говоря – отряд «Альфа».

Между Мирошниченко и руководством «Сенежа» сразу же сложились, мягко говоря, напряженные отношения. Бывший командир «Альфы» считал, что создавать командование сил специальных операций Минобороны надо, опираясь только на опыт его бывшего управления. Командование «подсолнухов» резонно заявляло, что у них свои, не менее серьезные наработки и школа подготовки, а задачи «Альфы» и сил спецопераций военного ведомства отличаются.

В сложившейся ситуации Сердюков принял компромиссное решение – создать второй Центр специального назначения, формирование которого и поручил Александру Мирошниченко, привлекшего к этой работе бывших подчиненных из ЦСН ФСБ.

Сотрудники «Альфы», создавая «Зазаборье», в первую очередь ориентировались на собственный опыт. Во главу угла была поставлена индивидуальная тренировка бойцов, большое внимание уделялось физической подготовке – на уровне спорта высоких достижений. А коллективная работа, ключевой принцип «Сенежа», у создателей нового центра не была в приоритете.

Собеседник «ВПК» поясняет: «У «Альфы» все по-другому. Их привезли в машине к месту проведения операции, они пробежали 50 метров и стали героями. Никто не хочет нюхать портянки и неделями ползать по горам – искать боевиков».

В 2013-м и этот ЦСН Минобороны был подчинен командованию сил специальных операций. Должность командующего КССО занял генерал-майор Алексей Дюмин, который, по словам знающих людей, во многом стал компромиссной фигурой на фоне противостояния руководства «Сенежа» и Александра Мирошниченко, активно продолжавшего внедрять опыт ЦСН ФСБ.

Примечательно, что «Зазаборье» так и сохранило близкие отношения с «Альфой». Ее бывшие сотрудники, как отмечают многие, с кем встречался «Военно-промышленный курьер», привили бойцам вновь созданного центра желание любой ценой быть лучшими во всем.

Отметим главное – бойцы обоих центров продолжили традиции, заложенные отцами-основателями, выполняя самые сложные задачи: защищали Олимпиаду в Сочи, провели блистательную операцию в Крыму, а сейчас работают в Сирии.

Алексей Михайлов