Письмо TTIP и ГМО

Здравствуйте!

Скажу несколько слов по поводу одного из аспектов TTIP. О допуске ГМО на европейский рынок.

Итак, одной из страшилок TTIP является то, что штатовские корпорации завалят Европу своей ГМО-продукцией, разорив всех (или почти всех) местных фермеров.

Скажу сразу: так оно и есть.

Более того: _всё_ современное сельское хозяйство в своём текущем виде будет разорено. И этот процесс неизбежен.

Современное сельское хозяйство стоит на трёх китах: механизация, химизация и селекция. В свете TTIP нас интересует селекция.

Не буду расписывать особенности труда селекционера, скажу лишь, что он подобен сборщику конструктора “Лего”, пытающегося собрать что-нибудь с завязанными глазами да ещё не из отдельных деталей, а из огромных блоков и притом совершенно не представляющего конечный результат. Однако до недавнего времени это была единственная возможность пусть криво, долго, с массой недостатков, но хоть что-нибудь собрать.

В противовес селекционеру генетический инженер собирает тот же самый “Лего”, контролируя результат и из самых базовых деталек. Разумеется, скорость, точность и лёгкость сборки в этом случае даже и сравнивать с традиционной селекцией как-то неудобно.

То, на что традиционному селекционеру понадобится более столетия (как недавно завершившиеся опыты по скрещиванию пшеницы и пырея), методами генетической модификации можно сделать за несколько месяцев, и при этом добавив или убрав только тот признак, который нужно, оставив всё остальное абсолютно нетронутым. Так, на заре ГМО генетичексие инженеры с лёгкостью решили проблему магазинных “пластиковых” помидоров. Традиционная селекция так и не смогла создать лёжкие и одновременно вкусные сорта; методами генетической инженерии эта проблема была с лёгкостью решена: убрали только излишнюю нежность помидоров, оставив нетронутым их вкус.

Генетическая инженерия делает всё то же самое, что традиционная селекция. Только делает это она на порядки быстрее, дешевле и точнее. И бонусом — решение множества задач, которые оказались не по зубам селекционерам.

Выгодно ГМО и сельхозпроизводителям. Замена обычных сортов на ГМО позволяет в разы сократить обработки разнообразными ядохимикатами — а значит, экономить не только на пестицидах, но и на топливе, амортизации техники, времени, наконец — и при том получать более обильный урожай. Как результат — прибыль фермеров возрастает более чем в полтора раза.

Выгодно ГМО и для экологии. Сокращение химобработок — это сотни тысяч тонн ядов, оставшихся на складах, а не вылитые в почву, воду, воздух. Повышение урожайности позволяет выращивать тот же урожай на меньших площадях, а значит, можно вернуть часть изъятых у лесов и лугов миллионов гектар дикой природе.

Разумеется, такие успехи ГМО не могли остаться незамеченными. В том числе, как ни странно, и самими производителями ГМО. Но если интерес производителей ядохимикатов, традиционных семян, сельхозтехники и т.п. к удушению новой технологии понятен, то в чём же интерес производителей ГМО в запрете ГМО?

Технологии создания ГМО настолько просты, что ими может заняться даже небольшая компания — что, собственно, и наблюдалось на заре генетической модификации: первые ГМО-сорта были созданы небольшими компаниями. При этом ошеломляющий успех первых ГМО ясно показал потенциал прибыли от их производства. Хорошо бы было как-нибудь монополизировать этот рынок; но как?

К счастью, технология уже была обкатана. Читатели постарше, возможно, помнят про озоновую дыру над Антарктикой и как она уничтожит всё человечество, если не запретить использование хлорсодержащих фреонов. Шумиха в прессе была преизрядной, “Гринпис” и прочие “зелёные” проводили акцию за акцией с требованием запретить хлорсодержащие фреоны, которые якобы и разрушают озон над Антарктидой. В конце концов хлорсодержащие фреоны в общем запретили, заменив их на фторсодержащие фреоны, стоившие примерно вчетверо дороже и выпускавшиеся только компанией DuPont. Сразу после этого озон, Антарктида и фреоны были благополучно забыты (быть может, лишь руководство DuPont вспоминает о них с ностальгией). Озоновая дыра над Антарктикой продолжает благополучно существовать — как, впрочем, и последние лет этак 40000.

Думаю, вы уже догадались, куда я клоню. Как только выяснился коммерческий потенциал ГМО, как по мановению волшебной палочки (или, что гораздо более вероятно, совсем не волшебного, но тугого кошелька) все СМИ, обгоняя друг дружку, начали рассказывать об ужасах ГМО, “Гринпис” с прочими “зелёными” вывел свои фаланги на улицы, а законодатели наперегонки стали запрещать в своих странах выращивание ГМО. Урвали свой гешефт и товарищи вроде Сералини, заработавшего на распространении ГМО-страшилок свои скромные несколько миллионов.

Практически повсеместный запрет на выращивание ГМО логично привёл к практически повсеместному сворачиванию работ по созданию ГМО. Это дало корпорациям столь необходимое им время для создания и патентования базовой линейки сортов — и тем самым образования “естественной” монополии, а значит, и сверхприбылей (впрочем, с выгодой и для производителей, и для покупателей, и даже для самой природы).

А протесты — а что протесты? Стоит закрыть кошелёк, и никто и не вспомнит (кроме, разве что, руководителей корпораций) про гены скорпиона — тем более за нарезкой вкусного непортящегося дешёвого помидорчика.

Победа ГМО неизбежна, как неизбежна была победа трактора над лошадью. (Кстати, утверждалось, что трактор погубит сельское хозяйство, потому что он уплотнит почву, разрушит плодородный слой, выдавит из неё весь кислород, раздавит растения, и так далее, и так далее, и так далее.) И чем дольше откладывается подписание TTIP, тем меньше шансов у фермеров. Ведь после его подписания в Европу пойдёт ГМО-продукция, которая дешевле и лучше европейской (лучше хотя бы потому, что содержит меньше остатков пестицидов). Разумеется, европейские фермеры тоже захотят выращивать ГМО — лишние 50-60% прибыли для этого достаточно сильный стимул. Это приведёт к снятию запрета на выращивание ГМО, а значит, возобновятся работы по созданию ГМО- культур. И хотя самые лучшие ниши к тому времени уже будут заняты, есть шанс, что что-нибудь ещё останется. Правда, чем дольше откладывается подписание TTIP, тем таких шансов меньше.

Наконец, почему вдруг “зелёные” обнародовали проект TTIP. Я далёк от мыслей, что сделали они это бескорыстно: они, конечно, не любят человечество, но деньги они любят ещё больше. Значит, должна была быть причина, по которой потребовалось срочно притормозить процесс его подписания.

И таких причин есть целых две.

Во-первых, совсем недавно была разработана технология, позволившая кардинально удешевить и ускорить создание новых признаков для ГМО-организмов; достаточно сказать, что новый признак теперь можно создавать буквально за несколько дней. Во-вторых, минувшей зимой без лишнего шума китайцы купили корпорацию Syngenta, одного из ведущих создателей ГМО. Таким образом, нужно было немного времени на патентование новой технологии; китайцы, разобравшись в делах своего приобретения, теперь вовсе не прочь завалить Европу своими ГМО — вместо штатовских. В связи с тем, что протесты широких народных масс против TTIP волшебным образом прекратились, я лично склонен считать верным “китайский вариант”.

Ах да — а при чём тут продажная девка? Напомню, что в СССР кибернетика были заклеймена как продажная девка империализма. И хотя есть в России процессор “Байкал”, подавляющее большинство компьютеров работают на AMD и intel.

[Т. В. – Дело не в технологиях ГМО. Запрет ГМО — это защита местного сельского хозяйства, которое, разумеется не сможет конкурировать с ввозимой из США и Китая ГМО-продукцией. Выгода для конечного потребителя из-за дешевизны товара будет непродолжительной. Товар будет дёшев ровно до того момента, пока не разорятся местные сельхозпроизводители. Дальше мы должны внимательно посмотреть в сторону Греции, где годами выдавались дешевые кредиты на покупку дешевых немецких товаров. Местные производители разорились, деньги из страны ушли в Германию, и обнищали все: и местные производители, и местные потребители. Это к вопросу «выгоды» от переноса собственного сельскохозяйственного производства в другие страны.

Сельское хозяйство – отрасль стратегическая, как показала санкционная борьба, приключившаяся так некстати для наших либералов, ибо она обнажила последствия их преступной политики: нефть продадим, а все остальное — купим. Сейчас идет второй виток, «гениальных реформаторских решений» Кудрин, в унисон со «Столыпински клубом» предложили набрать кредитов на западе и накупить на них «иностранных технологий», то есть, вернуться к старой схеме «нефть продадим, а все остальное купим».

Заодно с ними Д. Рогозин вдруг заговорил о «технологическом отставании» РФ от запада, потом, правда, объявил, что его «неправильно поняли». После чего заговорил о необходимости повышения производительности труда, которую почем-то посчитал в долларах, а не в готовых изделиях и их эффективности. Кстати, производительность труда зависит от эффективности управленческих решений в гораздо большей степени, чем от действий рядовых сотрудников. Как ни крути, вывод напрашивается сам собой: чтобы поднять производительность труда в космической отрасли, надо уволить Рогозина.

Сомнительная для общества «дешевизна» ввозимых ГМО и вымывание денег из собственной экономики, это лишь одна из проблем. Вторая проблема, что в сфере сельского хозяйства уже давно существует кризис перепроизводства безо всяких дополнительных передовых технологий, и самая большая проблема сокрыта не в выращивании сельскохозяйственной продукции, а в ее сбыте. Поэтому столь ощутимы для Евросоюза встречные санкции, запрещающие поставки сельхозпродукции в РФ. Закрытый для Украины российский рынок гораздо более сильный удар по правительству П. Порошенко, чем даже уплывший от них Крым. Евросоюз не спешит покупать украинскую сельхозпродукцию, выделенные квоты смехотворны. Попавшие под ответные санкции фермеры Литвы, Латвии и Эстонии выпрашивают у ЕС компенсации, а Турция, выкинутая с Российского рынка, хочет вернуться обратно. Итак, вторая проблема — зачем нам импортная продукция, если свою некуда девать?

И третье. Как сильно китайские и американские фермеры заботятся о здоровье конечного потребителя хорошо видно на примере куриного мяса, произведенного в США или овощей, идущих на российский рынок от китайских производителей, многие из которых взяли в аренду земли на территории России. То, что после аренды китайскими фермерами остается «выжженная земля», на которой потом годами ничего не растет, иногда даже сорняки, тоже наводит на мысли о «глубокой порядочности» поставщиков продовольствия.

И есть еще четвертый аспект, поставщики ГМО-семян, подобные Monsanto, никогда не приходят одни. Они захватывают рынки по всем правилам военного искусства, договорившись с местными банками, которые выдают кредиты фермерам только под посевы ГМО семян, или требуют досрочного погашения кредита, если ком-то из соседей, работающих с Monsanto приглянулась ваша земля для расширения владений. Недобросовестность конкуренции чрезвычайно трудно доказывать в судах, а TTIP предусматривает передачу подобных споров в иную юрисдикцию — под контроль корпораций. Запрет ГМО — всего лишь один из способов самообороны населения страны от недружественного внешнего поглощения. Вот ссылка на материал о самоубийствах индийских фермеров, которых в сети множество,

а вот и внятный комментарий:

http://scinquisitor.livejournal.com/83772.html?thread=17132604

Живу в Индии и запомнила цифру 180 тысяч – столько было названо жертв среди фермеров, которых правительство штата обязало по договору с Монсанто перейти на ГМО. Статья была, скорее всего, в Herald. Причиной самоубийств среди фермеров был назван неурожай из-за сдвига сезона дождей, в результате чего фермеры не смогли расплатиться по кредитам, которые брали на покупку ГМО семян (разница в стоимости называлась шестикратной). В Индии собирают до трех урожаев в год, зависит от широты и сх культур. Но в данном случае это не сработало. Не упоминалось, был ли уничтожен семенной фонд или, согласно распространенному контракту Монсанто, фермеры сдали обычные семена и не могли ими воспользоваться под угрозой громадной неустойки. Правительство штата было обвинено в коррупциии в сговоре с Монсанто, поскольку не предусмотрело никакого плана “Б”, а разом законтрактовало многомиллионный штат. Я – гид-востоковед, поэтому обращаю внимание на такие новости, хотя не могу разобраться в сути проблемы профессионально. Мои знания исчерпываются книгой Уильяма Энгделя и индийская ситуация похожа по многим параметрам. Пусть вас не удивляют такие цифры – в сотнях тысяч, для Индии они обыденны и, как правило, не завышены газетами, а занижены ввиду очень приблизительного учета и постоянной практики МЧР. Эпидемии 20-х годов унесли почти 18 миллионов жизней, все население тогда еще составляло 300 миллионов. А сейчас – свыше миллиарда и увеличивается на 20-23 миллиона в год. Поэтому чудовищные цифры кажутся нереальными только в западной реальности. К сожалению, мои сведения не могут служить доказательством – я не сделала фото статьи, но могу поискать в индийской прессе. Мне кажется, об этом недавно снова упоминали. (конец цитаты)

[Т. В. – И еще. Современная информационная война в самом разгаре. Напомню, производство продовольствия — отрасль стратегическая.]

Let’s block ads!(Why?)

http://pravosudija.net/article/pismo-ttip-i-gmo