Советско – Китайская война. 1929 год. (Часть 1). Конфликт на КВЖД.

Одно из самых малоизученных событий в мировой истории и истории советско-китайских отношений на протяжение долгого периода времени, является Конфликт 1929 на КВЖД. При его пристальным рассмотрении вырисовывается определённый круг вопросов, которые нуждаются в прояснении: насколько обоснованными были обвинения, которыми стороны обменивались накануне и в ходе конфликта; каковы были истинные, а не предъявленные внутреннему и международному общественному мнению мотивы, которыми они руководствовались; какая из сторон была заинтересована в первую очередь в провоцировании напряженности, а также в чем состояли основные черты стратагемы, сформулированной Чан Кай-ши накануне и в ходе конфронтации.

Советская Россия, ослабленная I Мировой войной, пережившая Октябрьскую революцию, и Гражданскую войну, находилась в тяжелейшей экономической ситуации. Население России уменьшилось с 1914 года на 25 миллионов человек. Во время военных действий особенно пострадали Донбасс, Бакинский нефтяной район, Урал и Сибирь, были разрушены многие шахты и рудники. Прекратилось движение на 30 железных дорогах. Петроград потерял 60% рабочих, когда закрылись Путиловский, Обуховский и другие предприятия, Москва — 50%. В 20 годы большевики реально столкнулись с серьезной угрозой потери власти. Власть не выполнила своих обещаний перед народом и в стране продолжался «Военный коммунизм» и продразверстка.

Крестьяне, возмущенные действиями продотрядов, введением неподъёмных налогов и революционного террора на местах , перестали не только сдавать хлеб по продразверстке, но и поднялись на вооруженную борьбу. На Украине, Тамбовщине и в Поволжье, а так же, в Западной и Восточной Сибири, на Кавказе, Средней Азии и на Дальнем Востоке бушевали массовые крестьянские восстания. Армия также показала, что на нее нельзя положиться полностью, весной 1921 года произошло восстание кронштадтских моряков.

Одним из главных препятствий на пути к внутренней стабильности в стране была развернувшаяся внутрипартийная борьба. Именно она в 20 годы стала занимать центральное место в политической жизни страны. В этот непростой период в верхних эшелонах власти после смерти В. И. Ленина резко обострилась борьба за власть в стране. Разное видение теории и практики социалистического строительства, разное понимание проблем социально экономического и политического развития страны, интересы номенклатуры, которые не совпадали с интересами старой большевистской элиты, свертывание внутрипартийной демократии в связи с бюрократизацией партии, международная обстановка, прежде всего, запаздывание мировой революции, личные интересы и амбиции в борьбе за лидерство в партии и стране, стали главной причиной острейшего внутриполитического кризиса.

С приходом понимания невозможности немедленного осуществления мировой революции, большее внимание советским руководством стало уделяться укреплению внешней стабильности режима. В этих непростых условиях внешняя политика СССР в 20-30 годы развивалась в направлении установления официальных дипломатических отношений с другими государствами и нелегальных попыток транспортирования революционных идей. Для этого и был создан в 1919 году ночной кошмар всех капиталистов, Коминтерн.

Руководство Коминтерна, после своего основания в 1919 году, провозгласив себя мировой партией революционного действия, стремился стать своего рода штабом по подготовке и осуществлению мировой пролетарской революции. Внешняя и внутренняя политика большевиков в эти годы базировалась на целом комплексе идей, основой которых была теория мировой социалистической революции. В контексте этой общей идеи важная роль предписывалась подрыву и разрушению империалистической периферии посредством национально-освободительных революций. Раздувание пламени революции во всём мире, виделось советскому руководству, как реальная возможность устоять в тяжёлой и непосильной борьбе с ведущими империалистическими державами, и вполне реальная возможность заполучить для себя новых союзников.

Типичным для деятельности Коминтерна в 20-е годы становится использование его закордонных организаций в качестве инструмента советской внешней разведки и организации повстанческих операций. Для И. В. Сталина и его окружения Коминтерн постепенно становится лишь поставщиком кадров для ведения подрывной и разведывательной работы.

В 20 годы надежды Коминтерна на распространение революции стали связывать в большей степени не с Европой, а с Азией, особенно с Китаем. Особое внимание большевистского руководства было обращено на Китай где с 1911 года полыхала Синьхайская буржуазная революция.

На III конгрессе Коминтерна в июнь – июль 1921 года в Москве , впервые был поднят вопрос о создании в Китае широкого национального движения, которое Коммунистическая Партия Китая использовала бы в целях борьбы с империализмом. В конец 1922 года деятели Коминтерна ускорили развитие китайской революции путём заключения политических союзов и альянсов . Хотя идея создания единого фронта с другими буржуазно-националистическими партиями, являлась вынужденной тактикой. Временный союз с Гоминьданом, считали они, предоставит возможность членам компартии Китая агитировать в профсоюзах и проводить работу по расколу Гоминьдана. С этими доводами вскоре согласилось и руководство компартии.

Благодаря помощи Коминтерна и коммунистов Китая, в январе 1924 года в Гуаньчжоу был созван I съезд Гоминьдана. Съезд определил цели китайской революции и наметил программу по реорганизации Гоминьдана в сильную партию. На нем было принято решение об индивидуальном приеме в партию коммунистов и членов Социалистического союза молодежи. На съезде китайские коммунисты играли активную роль.

При помощи советских советников и Коммунистической Партии Китая было создано революционное правительство в Гуаньчжоу и организована военная школа в Вампу. При поддержке китайских коммунистов было развернуто народное движение в стране за созыв национального собрания и отмену неравноправных договоров.

В 1924 году, СССР заключил договор с Китаем о восстановлении дипломатических сношений, предусматривавших пересмотр всех соглашений на основе равенства. Специальным соглашением о Китайско-Восточной железной дороге она признавалась совместным китайско-советским коммерческим предприятием.

Другим колоссальным раздражителем для молодого Советского государства были белоэмигранты проживающие на территории Китая. Когда в 1917 году в России произошли Февральская и Октябрьская революции, в результате которых самодержавие, а затем и Временное правительство были свергнуты, а в октябре установилась власть большевиков, многие выходцы из дворянства и буржуазии были вынуждены бежать из России.

Поражение белых армии в ходе Гражданской войны в Сибири и на Дальнем Востоке повлекло за собой образование в Маньчжурии значительной эмигрантской колонии. В докладе «О положении на Дальнем Востоке» от 1 июня 1927 года, составленном для Русского общевоинского союза (РОВС), говорилось, что в полосе отчуждения КВЖД и прилегающих к ней районах находилось около 20 тысяч военных, половину из которых, в случае антибольшевистского выступления, можно было снова привлечь к служб. Однако организация подобного выступления на тот период осложнялась рядом обстоятельств.

В результате Харбин, будучи узлом КВЖД, стал центром сосредоточения белых эмигрантов. В 1918–1924 годах произошел существенный рост численности русских эмигрантов в Харбине. Для их размещения Управление КВЖД образовало села Нахаровка и Волостьумов в районе Даоли. В 1918 году в Харбине насчитывалось 60,2 тыс. русских. С этого года число русских быстро росло, и к 1920 году достигло 131 тыс. чел., к 1922 году – 155 тыс. чел. В 1923 году после завершения гражданской войны, в Харбине насчитывалось 200 тыс. мигрантов из России. В то же время общая численность населения города достигла 310 тыс. чел. Такое большое количество эмигрантов из другого государства, проживавших в одном городе, являлось весьма редким в истории Китая.

В течение длительного времени в Маньчжурии сохранялся очаг гражданской войны . Проживающие в Китае русское население со временем разделилось на противников советской власти и тех, кто ее поддерживал. Материальное положение основной массы русского населения было далеко неодинаковым, что в реале приводило к пассивному противостоянию друг другу. Полнейшее политическое бесправие, экономическая зависимость, хроническое отсутствие какой либо работы сильно озлобляло русских эмигрантов по отношению к советским гражданам, подталкивало их к вступлению в военно-политические организации, стоявшие на антисоветских позициях. Для ещё неокрепшего после разрушительной гражданской войны Советского Союза, эти экстремистские, антисоветские организации представляли очень серьезную опасность, особенно на начальном этапе своего существования. Так как белая военная эмиграция постоянно находилась под бдительным оком иностранных спецслужб, ведущих без компромиссную, ожесточенную борьбу с советским государством.

Потребовалось немало усилий в борьбе с подрывной деятельностью белоэмигрантов, которая проводилась с целью свержения советской власти. Столкновения между двумя группировками выходцев из России на территории Маньчжурии нередко сопровождались жертвами. Особенно наглядно это проявилось в конфликте на КВЖД 1929 года.

Всю первую половину ХХ века Китай сотрясали восстания, революции и войны. В 1911 году в Китае произошла Синьхайская буржуазная революция, приведшая к свержению многовековой маньчжурской династии Цин и в первые за всю историю, провозглашению Китайской республики. Революция была вызвана острой исторической необходимостью уничтожить ненавистный гнёт иноземной маньчжурской монархии, сохранявшей феодальные порядки в политической и общественно-экономической жизни страны, а также засилье иностранного империализма. Её движущими силами были национальная буржуазия, городская мелкая буржуазия, крестьянство, рабочие, либеральные помещики.

29 декабря 1911 года собрание делегатов от восставших провинций проходившей в Нанкине, избрало Сунь Ят-сена временным президентом Китайской республики. Западные империалистические державы не признали Нанкинского правительства, отказали ему в передаче причитающихся денежных отчислений из контролируемых ими китайских морских таможен, грозили прямой вооруженной интервенцией.

Вскоре соглашательское большинство деятелей революционного лагеря требовало от Сунь Ят-сена передачи поста президента Юань Ши-каю. Опираясь на помощь международный империализма и китайской реакции, используя поддержку либеральных кругов и слабость буржуазной демократии, Юань Ши-кай начал готовиться к установлению единоличной военной диктатуры.

В 1915 году в ответ на попытку Юань Шикая восстановить монархию на юге Китая было провозглашено свое правительство, главой которого стал в 1917 году Сунь Ят-сен. В этот период Сунь Ят-сен продолжал сплачивать вокруг себя кадры революционеров, извлекал уроки из своих неудач, стремился усвоить победоносный опыт Октябрьской революции, установил контакт с Коминтерном. С 1923 году он привлек к сотрудничеству с Гоминьданом коммунистическую партию, возникшую под влиянием революции в России.

Буржуазно-демократическая революция, направленная на уничтожение империалистического гнёта и господства иноземных полуфеодальных порядков в политическом и экономическом строе Китая осталась незавершённой. Обострение противоречий между империализмом и китайским народом, усиление эксплуатации трудящихся, с одной стороны, влияние Великой Октябрьской социалистической революции, с другой, революционизировали громадное население страны.

В Южном Китае, где с февраля 1923 года действовало гуанчжоуское правительство Сунь Ят-сена, национально-революционные силы добились крупных успехов, был создан единый национальный антиимпериалистический и антимилитаристский фронт на базе сотрудничества Коммунистической партии Китая и гоминьдана, образовано с помощью СССР ядро революционной армии, одержаны победы над контрреволюционными силами в Гуандуне, росло рабочее и крестьянское движение. Хотя, получая поддержку из Москвы, Сунь Ят-сен настороженно относился к Комунистам Китая и Советской России. Его контакты с советской стороной являлись продуманной и хитрой тактикой, с помощью которой он решал две задачи, это укрепление своих позиций и ведение борьбы с целью объединения Китая.

Еще более осторожным в контактах Гоминьдана с коммунистами Китая и Москвой являлся Чан Кайши, будущий преемник Сунь Ят-сена на посту главы партии и правительства. Ведь советские руководители в это время открыто заявляли, что значение единого фронта состоит в том, что он дает возможность китайским коммунистам проводить собственную политическую работу среди своих союзников с целью организации социальных групп под руководством пролетариата.

Всё это способствовало складыванию непосредственной революционной ситуации, которая после событий 30 мая 1925 в Шанхае переросла в революцию. Китайская революция 1925-1927 года остается по сей день самым большим событием новейшей истории после революции 1917 года в России.

Революция вовлекла миллионы людей с неодинаковым уровнем сознательности и организованности, ставивших перед собой разные цели. Её движущими силами были рабочий класс, крестьянство, городская мелкая буржуазия и национальная буржуазия, которая в ходе революции стремилась подчинить народные массы своему влиянию. Их всех объединяла борьба за национальную независимость, уничтожение иностранного гнета, ликвидацию власти полуфеодальных милитаристов.

Это позволило сделать возможным образование единого национально-революционного фронта, объединившего рабочий класс, крестьянство, городскую мелкую буржуазию, прогрессивную интеллигенцию и национальную буржуазию. В 1925- 1928 году войска национального правительства, возглавляемого генералом Чан Кайши, вели успешное наступление на север, где правили местные военные клики.

На рубеже 1926-1927 года в китайской революции произошел резкий поворот влево, связанный с радикализацией позиций китайских коммунистов под влиянием поощряемых Коминтерном и Москвой идей мировой революции и создания революционных очагов в странах Востока.

Гоминьдан отнесся к левацким тенденциям в компартии враждебно, считая их опасными для себя. Первые деятели гоминьдана не раз пытались оказать нажим на Сунь Ят-сена, заставить его отказаться от сотрудничества с Коммунистической партией Китая, от дружбы с Советским Союзом, но каждый раз встречали противодействие. После смерти Сунь Ят-сена в марте 1925 года, правые лидеры активизировали свою контрреволюционную деятельность, стремясь изгнать из гоминьдана коммунистов, разорвать союз с ними, ослабить влияние верных соратников Сунь Ят-сена и забрать в свои руки командные посты в правительстве.

20 марта 1926 года Чан Кай-ши, командующий вооруженными силам Национального правительства, предпринял попытку контрреволюционного переворота. Его подручные арестовали в Гуанчжоу коммунистов, разоружили пикеты революционных профсоюзов, подвергли гонениям крестьянские союзы. Эта попытка переворота окончилась неудачей и Чан Кай-ши пришлось отступить. И все же оппортунисты в руководстве компартии Китая пошли на серьезные уступки и дали возможность Чан Кай-ши сохранить и укрепить свое командное положение.

В свою очередь советская помощь Гоминьдану укрепила его позиции в стране. Это было невыгодно не только капиталистическим державам, но и Москве, но это поняли слишком поздно . Для советского руководства сильный Гоминьдан мог препятствовать осуществлению советской политики в Китае.

До июля 1927 года Компартия Китая, следуя указаниям Москвы, вела свою политическую работу главным образом внутри структур реорганизованной с помощью советских советников партии Гоминьдан и под гоминьдановским флагом. Чан Кайши, вставший у руководства Гоминьдана после смерти в 1925 году Сунь Ятсена, препятствовал планам Москвы.

Вскоре после освобождения Шанхая Чан Кай-ши совершил контрреволюционный переворот. Пойдя на сговор с империалистами, встав на путь измены национальной революции, он объявил себя врагом компартии Китая и Советского Союза. Чан Кай-ши пытался оправдать себя в глазах китайского народа, стараясь изобразить дело таким образом, будто на измену революции его толкнули Коминтерн и Советский Союз. С точки зрения Чан Кайши, Коминтерн желал через советских советников и китайских коммунистов захватить Гоминьдан и Национальное правительство.

Против дружбы с СССР выступали в Китае отъявленные враги прогресса, враги китайского народа. Одним из них были маньчжурский сатрап Чжан Цзо-линь, люто ненавидящий русских.

Советскую политику в Маньчжурии китайские правители считали как продолжение, в сущности, империалистического курса, который проводила в Китае царская Россия. Они указывают, что СССР желал упрочить свой контроль над китайской территорией, тем самым ущемляя суверенитет Китая. По их мнению, СССР исходил из эгоистичных соображений, проистекавших из его понимания интересов России.

Раскол между Гоминьданом во главе со вступившим в соглашения с северными милитаристами Чан Кайши и коммунистической партией вызвал десятилетнюю гражданскую войну.

После разрыва летом 1927 году партии Гоминьдан, которая с 1923 года получала советскую помощь, с китайскими коммунистами и Советским Союзом, в Китае возникла новая политическая ситуация, фактически не предусматривавшаяся планами Москвы, Коммунистическая Партия Китая оказалась вынужденной действовать исключительно в условиях враждебного политического окружения. Это драматическое историческое событие вызвало изменение как стратегии ВКП (б) и Коминтерна в отношении революционного движения в Китае, так и политики китайских коммунистов.

К весне этого 1927 года стало очевидно, что южное гоминьдановское правительство близко к победе в гражданской войне между Югом и Севером и осуществлению своего стратегического плана по установлению контроля над всем Китаем. Советские Союз активно оказывал военную помощь содействие в этом китайскому народу. Все решения Коминтерна по Китаю были продиктованы лично Сталиным. В начале 1927 года в Шанхае при поддержке командированных в Китай представителей Коминтерна, китайские коммунисты подняли вооруженное восстание, целью которого было свержение местного военного правительства и захват власти в городе. При поощрении западных держав Чан Кайши в апреле 1927 года подавил шанхайское восстание и, разгромив вооруженные отряды коммунистов, создал свое национальное правительство Китая с центром в Нанкине. В течение весны-лета 1927 года гоминьдановцы уничтожили свыше 330 тыс. коммунистов и других “левых”. Однако некоторые коммунисты сохранили позиции в вооруженных силах Чан Кайши.

Итогом этой борьбы стал распад единого фронта и приход к власти Чан Кай-ши, который образовал Нанкинское правительство, объявившее себя центральным правительством страны.

Но разгром шанхайского восстания не положил конец активности Коминтерна. Часть руководства ВКП(б) в Москве стала утверждать, что мировой пролетариат упускает шанс перевести революцию в Китае на пролетарские, социалистические рельсы. В этих условиях Коминтерн принял установку на дальнейшую радикализацию китайской революции. В августе-сентябре 1927 года компартия Китая через Коминтерн получила указание начать борьбу за аграрную революцию и создание советов. Результатом этой директивы стала серия восстаний в сельских районах, городах и тех частях вооруженных сил Гоминьдана, где на командных постах оставались коммунисты. В декабре 1927 году коммунисты сумели поднять вооруженное восстание против Гоминьдана в Гуанчжоу, создав там на короткое время так называемую Кантонскую коммуну. В подготовке и осуществлении этого и некоторых других восстаний участвовали советские военные советники, сотрудники советских представительств в Китае и представители Коминтерна.

Все эти восстания были жестоко подавлены гоминьдановцами. Работники советского консульства в Гуанчжоу были арестованы и те из них, кто не имел дипломатического иммунитета, расстреляны.

В декабре 1927 года гоминьдановское правительство, обвинив СССР во вмешательстве во внутренние дела Китая и провоцировании мятежей, закрыло советские дипломатические представительства повсюду, за исключением тех провинций, где советское влияние было сильнее власти правительства Чан Кайши и местные власти отказались подчиняться Нанкину, в Синьцзяне, Маньчжурии, Внешней Монголи.

Они считали,что все дипломатические учреждения СССР, использовались для выполнения разведывательных задач как по линии иностранного отдела ОГПУ, так и разведслужбы Коминтерна. Советские военные и политические советники были высланы из Китая.

В свете этих трагических событий, Москва энергично настаивала, что бы революционная армия должна прежде всего идти на север, против Чжан Цзо-линя, а не на восток, против Чан Кай-ши. Предполагалось, что на территории наиболее развитой в экономическом отношении Маньчжурии, граничащей с Советским Союзом, должен был создан мощный коммунистический плацдарм. Опираясь на него, в дальнейшем, компартия Китая должна была разгромить Чан Кай-ши и установить новую власть в Китае. Кстати, это вполне удалось , но только в 1949 году.

Советская Россия став объектом «революционной дипломатии», использовала своё присутствие на КВЖД для «коммунизации Китая». Коминтерн и СССР фактически использовали своё влияние на КВЖД для насаждения коммунистического движения в Маньчжурии и оказание всеобъемлющей материальной и военной поддержки китайским коммунистам. СССР, который не только всеми силами хотел удержать КВЖД под своим контролем, но и ликвидировать опасный белогвардейски очаг у своих границ и превратить Маньчжурию в базу подрывной деятельности в Китае. Чан Кай-ши полностью возлагал ответственность за начавшуюся гражданскую войну, на этот раз между компартия Китая и Гоминьданом, на коммунистов и стоявший за ними Коминтерн, а, следовательно, на СССР.

Чан Кай-ши искренне полагал, что «красный империализм» являлся основной угрозой для суверенитета Китая и в этом смысле действия китайского правительства по захвату КВЖД для устранения этой угрозы, были вполне оправданными.[

Но сформулированная Чан Кай-ши стратагема не ограничивалась только этим. Поэтому Чан Кай-ши имел цель не только в захвате территорий СССР, а использование путём националистической дипломатии противоречий великих держав и превращение установленного китайским правительством контроля над дорогой в начало ликвидации системы неравноправных соглашений с Западными империалистическими государствами.

Помимо этого грандиозные планы Чан Кай-ши, не ограничивались желанием возродить попранный суверенитет Китая, но включали и намерение поставить различные автономии и провинции Китая , в том числе и автономную Маньчжурию под более прочный контроль Центрального правительства, воспользовавшись ситуацией национального подъема в связи с возможной военной конфронтацией с СССР.

Для Чан Кай-ши, захват железной дороги был своеобразным ответом на политику Москвы, которая активно поддерживала коммунистическое движение в Китае, открыто объявившее, что целью КПК является свержение власти Нанкинского правительства и самого Чан Кай-ши. При всех сложностях в отношениях между Китаем и великими державами, Советская Россия была единственным государством, которое стремилось к свержению легитимного китайского правительства, имевшего международное признание.

Именно маниакальная враждебность, проявляемая правительством Чан Кай-ши к Советской России, была реакцией на избранный СССР внешнеполитический курс на поддержку тех оппозиционных сил в Китае, которые пытались свергнуть Нанкинское правительство. Поэтому стремление Нанкина ликвидировать систему полуколониальной зависимости, частью которой являлась КВЖД, по их мнению, было вполне оправдано.

Но далекоидущие планы Чан Кай-ши не ограничивались только железной дорогой. Согласно разработанного плана,предполагалось произвести вторжение крупной группировке китайских войск на советскую территорию в районе озера Байкал, с целью разрушения железнодорожных туннелей и перерезания транспортное сообщение между Западной и Восточной Сибирью. Итогом этой операции должно было стать отторжение и поглощение советского Дальнего Востока.

Нанкинское правительство во главе с Чан Кай-ши и Мукденское правительство, возглавляемое Чжан Сюэ-ляном, преследуя свои меркантильные интересы, направленные на восстановление суверенитета Китая, сознательно провоцировали войну. И Чан Кай-ши и Чжан Сюэ-лян всегда помнили и считали, что эти земли по Амуру и Уссури когда то принадлежали Китаю и были отторгнуты русскими империалистами, подло воспользовавшись слабостью Цинской империи в XIX веке.

Летом 1928 Чан Кайши завершил объединение Китая под своим началом и перевел столицу в Нанкин. Нанкинское правительство было признано великими державами , в том числе СССР, как центральное правительство Китая. В то же время Маньчжурия фактически оставалась под контролем сына Чжан Цзю-линя, Чжан Сюэ-ляня. Китайские политические и военные деятели стоящие у руководства в стране предполагали, что в случае, если советское руководство прибегло бы к военной агрессии против Китая, чтобы отстоять свои интересы, прочие великие державы, не остались бы в стороне и вспыхнувший между ними военный конфликт был бы только на руку Китаю. К этому надо добавить, что Россия рассматривалась в качестве слабейшего, по сравнению с другими державами, оппонента, и в этом смысле была подходящим объектом для «революционной» дипломатии.

Мотивы же, которыми руководствовался новый «хозяин» Маньчжурии Чжан Сюэ-лян, активно сотрудничавший с центральным правительством в выдавливании России из района КВЖД, были совсем иного свойства. В случае успеха он надеялся на повышение своего политического престижа в качестве общенационального лидера, укрепление контроля над районом Трёх восточных провинций и упрочение независимости Маньчжурии от центра.

При этом, руководители как центрального, так и Мукденского правительства прекрасно отдавали себе отчет в том, что достижение поставленных ими целей невозможно в рамках существовавшей тогда системы межгосударственных соглашений Китая и международного права в целом.

В течение четырёх предвоенных лет резко возросли провокации на советско-китайской границе и необоснованные репрессии против советских организаций в Маньчжурии и советских служащих КВЖД. В конечном итоге, предпринятые Нанкином действия привели к резкому ухудшению отношений с СССР и переходу конфликта в военную фазу. Чан Кай-ши полагал, что переход конфликта в военную фазу неизбежно приведет к войне между СССР и великими державами, что будет только на руку Китаю.

Нанкинское правительство находясь в антикоммунистическом угаре и идя на поводу у Западных держав, отказалось от соблюдения условий договора 1924 года, вероломно, вооружённым путём вернуло контроль над КВЖД, подвергло аресту, издевательствам и убийствам советских служащих дороги и, таким образом, спровоцировало крупномасштабный вооружённый конфликт. Это явилось продолжением антисоветской политики, которую Нанкин стал проводить с декабря 1927 года, и стало ещё одним конкретным проявлением его антисоветского и проимпериалистического курса. Ответные действия, предпринятые СССР, были необходимы и неизбежны и не заставили себя долго ждать.

Агрессивные действия Чжан Сюэ-ляна и поддержавшего его Чан Кай-ши явились нарушением существовавших соглашений и создали, тем самым, необходимый предлог для проведения СССР «карательной» операции против Китая. Советская сторона считала, что к агрессии его подтолкнул Чан Кайши, которого, в свою очередь, вынуждали на это русские эмигранты — белогвардейцы и правительства западных держав, желающие испытать боевые качества Красной армии и ослабить позиции СССР в регионе.

В ситуации резкого ухудшения советско-китайских отношений, в нарушение норм международного права и советско-китайских соглашений 1924, дипломатические учреждения России в Китае подверглись нападениям со стороны центральных и местных китайских властей. Под предлогом того, что представительства СССР были базой поддержки китайских коммунистов, что, впрочем, соответствовало действительности, в апреле 1927 были совершены налеты на консульства в Пекине и Шанхае, а в декабре осаде и разгрому было подвергнуто консульство в Гуанчжоу, причём некоторые из его работников были казнены.

В течение 1928 года серьезные изменения произошли и в ситуации в самой Маньчжурии. Трагические события произошедшие здесь оказали сильное влияние на весь ход дальнейшей истории. В июне в результате покушения, организованного японской разведкой, был убит Чжан Цзо-линь, и к власти в Маньчжурия, в одной из самых развитых провинции Китая , пришел его сын Чжан Сюэ-лян, решивший пойти на сотрудничество с Нанкинским правительством во главе с Чан Кай-ши.

В декабре 1928 года наряд полиции конфисковал телефонную станцию в Харбине, открытую на средства КВЖД и, несмотря на все протесты советской стороны, китайские власти отказались её вернуть, объявив собственностью городской администрации.

В конце мая китайская полиция провела налет на советское консульство в Харбине под предлогом того, что оно используется для проведения собраний сторонников 3 Интернационала. Было арестовано 39 человек, главным образом работников советских организаций в Маньчжурии, и конфисковано значительное количество различных документов. Дипломатический персонал консульства, впрочем, не был подвергнут аресту.

Новый правитель Маньчжурии официально признал Нанкинское правительство в качестве центрального правительства Китая. В этой коренным образом изменившейся военно-политической ситуации, Советская Россия вновь оказалась на стороне антиправительственных сил. Но если ранее СССР поддерживал борьбу Гоминьдана против центрального Пекинского правительства, с которым Россию связывали дипломатические отношения, то на этот раз Москва оказала поддержку китайским коммунистам, вступившим на путь вооруженной борьбы против Нанкина. Все эти обстоятельства самым непосредственным образом воздействовали на ситуацию в районе КВЖД и способствовали тому, что в 1929 Россия и Китай оказались втянутыми в приграничный военный конфликт.

В мае 1929 года, под предлогом прекращения подрывной деятельности и в нарушение норм международного права, был совершён налет на консульство СССР в Харбине, хотя выдвинутые китайской стороной обвинения так и не были убедительно подтверждены. Под предлогом того, что в консульстве проходила встреча работников Коминтерна, были арестованы 80 человек, в том числе 42 сотрудника консульства.

В общей сложности, весной 1929 года китайскими властями были арестованы свыше 2000 советских граждан, рабочие и служащие КВЖД, сотрудники консульства в Харбине. Несмотря на направленные СССР ноты протеста с призывом к гуманному отношению к незаконно арестованным советским гражданам, арестованные граждане СССР содержались в невыносимых условиях, свыше десяти человек были обезглавлены.

31 мая 1929 года заместитель Наркоминдела Карахан передал китайскому поверенному в делах в Москве Ся Вей-суну ноту протеста и потребовал немедленного освобождения арестованных и возвращения захваченного имущества. Но уже 1 июня большая часть китайских дипломатов поспешно покинула Москву. На Дальнем Востоке вновь неотвратимо надвигалась война. Воспалённые пропагандой китайские власти и возбуждённый народ засобирался бить трусливых и слабых русских, мечтая о новых территориях.

http://cont.ws/post/388336