Борьба за активы СССР

http://ruspravda.info/Fursov-Pochemu-nevozmozhno-natsionalizirovat-TSB-pryamo-seychas-8660.html

Фурсов: Почему невозможно национализировать ЦБ прямо сейчас

Национализация Центробанка — это война России с двадцатью семействами, которые правят миром. Я не исключаю, что когда-то это произойдет, но скорее всего система сломается. Другое дело, когда система сломается, нужно быть готовыми, когда правил не будет — будут другие правила.

Мне нравится такая образная вещь: ты садишься играть с гроссмейстером: ты у него выиграешь? Нет. Но если цена выигрыша или проигрыша смерть и жизнь, то надо сбрасывать фигуры, хватать доску и бить по голове. Национализировать Центробанк — это удар по голове, для этого нужно иметь очень хорошую поддержку.+

Даже Сталин, который уже набрал вес к концу 1920-х годов, мог использовать только противоречия между Рокфеллерами и Ротшильдами. Но он никогда, даже когда СССР стал сверхдержавой (в конце 1940-х годов), не мог ничего диктовать этим людям, потому что весовые категории были разные: да, у нас была атомная бомба, потом водородная.

Мировая система так устроена, что резкие движения можно делать только тогда, когда она рушится. Но, к счастью, у России большой опыт выскакивания из исторических ловушек в условиях европейских и мировых кризисов.

…Мир очень сложен, и резкие движения можно делать только в условиях кризиса: «падающего подтолкни», как говорил Ницше. А в условиях, когда кризис только разворачивается, резкие движения недопустимы.

Чтобы сейчас национализировать Центробанк — это нужно быть самоубийцей. Ты получишь против себя «весь мир». Это когда «весь мир» будет рушиться, когда в одном месте будет «пожар», в другом — «наводнение», вот тогда можно.

Когда Россия отказалась от Парижского трактата 1856 года, запрещавшего нам иметь военный флот на Чёрном море? Когда Пруссия врезала Франции, а Англия сама воевать не могла. Вот тогда мы взяли и вышли из этого договора. То есть нужно ловить подходящий момент, быть к нему готовыми, чтобы «сбросить фигуры» и «врезать доской».

Андрей Фурсов

Источник