От нашего стола – сербскому столу

Александр Вучич
Александр Вучич
Источник: МО РФ

Беларусь планирует безвозмездно передать Сербии 8 истребителей МиГ-29 и два дивизиона ЗРК «Бук». Поставки возможны уже в 2018 году. Техника будет передаваться из арсеналов национальной армии. Сербская сторона оплатит её ремонт и модернизацию на предприятиях Беларуси. Об этом достигнута договорённость между Премьер-министром Сербии Александром Вучичем и Александром Лукашенко (источник).

Пакетная сделка. Поставки истребителей и ЗРК из Беларуси являются частью более широкого пакетного беларуско-сербского соглашения. Которое, в частности, предусматривает в будущем поставку в Сербию из Беларуси ЗРК С-300, автомашин военного назначения, оптоэлектронных систем. В Минске проявили интерес к сербским разработкам в области ракетного топлива и производства боеприпасов. Стоит напомнить, что национальная ракетная программа Беларуси развивается и с учетом сербского опыта в области ракетостроения.

Обе страны выразили заинтересованность в создании совместных предприятий в области ВПК, в том числе и по ремонту и модернизации техники советского производства.

Почему отдаем «Буки» и МиГи. В наследство от СССР Беларуси по разным оценкам осталось от 9 до 12 дивизионов ЗРК «Бук». Не менее одного дивизиона, модернизированного до уровня МБ, было поставлено в Азербайджан. Ещё 4 дивизиона остаются на вооружении 120-й зенитной ракетной бригады (источник). Часть комплексов стали «донорами» запасных частей для состоящих на вооружении. Еще порядка одного дивизиона должно находиться «про запас» для обучения и замещения техники на время проведения ремонта. Оставшиеся ЗРК «Бук» были выставлены на продажу. Правда, об успехах в этой части ничего не известно: очевидно, что вооружение в возрастной категории «30+», нуждающееся в серьезной и недешевой модернизации, представляется не лучшим вложением капитала. Так, Азербайджан переориентировался на новые израильские ЗРК. В конце концов, у любой техники есть свой предел модернизации.

Таким образом, беларуская сторона передаст сербам ЗРК, которые на внешних рынках в течение многих лет покупателя не нашли. Т.е. по существу — неликвиды. А заработает на модернизации и сервисе. Что рационально. Весьма вероятно, что два дивизиона «Буков» — это все, что оставалось для экспорта.

Более интересна перспектива поставок С-300 из Беларуси в Сербию. Очевидно, что к передаче предполагаются самые «возрастные» комплексы. Вопрос: чем в Минске их планируют заменить? Возможно, расчет на новые поставки аналогичных, но белее «свежих» систем из России. Правда политические отношения между Минском и Москвой в последнее время, мягко говоря, не блестящи. И динамика скорее негативная. А поставки вооружений (тем более на безвозмездной основе) – вещь очень политически чувствительная. В связи с чем, весьма вероятно, что источником новых ЗРК станет не Россия. Речь может идти как о поставках уже находящихся в производстве ЗРК из Китая, так и о достижении конкретного результата беларуско-китайского сотрудничества в области создания ЗРК среднего радиуса, т.е. до 100 км (источник). Можно ожидать появления замены как для комплексов «Бук», так и для С-300. Новый ЗРК может оснащаться двумя-тремя типами зенитных ракет с дальностью до 50, до 70 и до 100 км. Стоит напомнить, что ЗРК подобных характеристик уже состоят на вооружении армий Узбекистана и Туркменистана. А последняя страна – давний партнер Беларуси в сфере военно-технического сотрудничества. Весьма вероятно, что опыт эксплуатации китайских ЗРК для беларуских специалистов секретом не является.

Схожая ситуация и с планируемыми к передаче в Сербию истребителями МиГ-29: машины из запаса, которые не удалось продать на внешнем рынке. И которым предстоит как минимум второй, а скорее даже третий капитальный ремонт.

Также возникает вопрос: что вместо? Заявленные беларуским военным руководством планы по приобретению российских Су-30СМ пока представляются сомнительными по финансовым причинам. Кроме того, дискуссионным является вопрос актуальности двухдвигательных тяжелых истребителей для страны размеров Беларуси. Однодвигательных же истребителей Россия не производит. Самый «лёгкий» – МиГ-35. Однако, он пока существует в единичных экземплярах, никак себя не зарекомендовал и перспективы его массового производства более чем смутные. В этой связи не стоит сбрасывать со счета возможность китайских производителей побороться за беларуское небо. Политические и финансовые факторы (а главное, их динамика) позволяют рассчитывать на успех. Более того, появление альтернативного поставщика вооружений в Беларусь, с потенциалом стать основным, может заставить Кремль быть посговорчивее в вопросах наиболее важных для Беларуси: поставки энергоносителей, финансовая поддержка, доступ на российский рынок.

Что есть интересного у сербов. Бывшая Югославия, находясь на линии противостояния между двумя блоками в годы Холодной войны, придерживалась политики неприсоединения и внеблокового статуса. Балансируя между двумя центрами силы, югославское руководство понимало, что единственный способ не дать себя вовлечь в конфликт – иметь крепкие клыки и острые когти. Именно поэтому в стране был создан мощный ВПК. Знакомая история, не правда ли?

После распада Югославии значительная часть предприятий осталась в наследство Сербии. При этом номенклатура производимой сербским ВПК продукции актуальна для Беларуси как для потребителя.

Так, в Сербии налажено производство артиллерийских систем различного калибра, включая стволы. Особый интерес представляют сербские проекты в области трансформации буксируемых артиллерийских систем различных калибров в самоходные. Для Беларуси актуальной представляется тема повышения мобильности буксируемых гаубиц Д-30, которыми вооружены артиллерийские дивизионы десантных бригад. В Сербии этот вопрос отработан в рамках производства колесных самоходных арторудий SOKO SP RR и СОРА. Имеются разработки и в области создания самоходных установок с использованием артиллерийской части гаубиц «Мста».

В Сербии имеется развитая индустрия производства боеприпасов, в том числе 23-,30-, 100-, 122-,125-,152-мм снарядов, минометных мин калибра 82 и 120 мм, выстрелов для гранатомётов (автоматических и ручных), отдельных видов боеприпасов для стрелкового оружия. И самого стрелкового оружия. Следует выделить сербские разработки снарядов повышенной дальности (56 км), правда, под НАТОвский калибр 155 мм, газогенераторные движители для артиллерийских снарядов, способные повысить дальность применения на 25% в сравнении с базовой.

Сербский ВПК имеет опыт производства реактивных многоразовых гранатометов и выстрелов к ним. Напомним о существовании беларуско-российского проекта по созданию в нашей стране производства аналогичного вооружения. Об успехах которого пока ничего не известно. Однако сам проект значится в списках перспективных, для отечественного гранатомета разрабатываются отечественные же выстрелы. Правда, натурных образцов ни первого, ни вторых публике до этого момента не представлено.

В Сербии разработаны технологии обслуживания, ремонта и модернизации артиллерийских боеприпасов, включая боеприпасы для реактивной артиллерии, с увеличением дальности. Например, модифицированный реактивный снаряд для РСЗО Град-2000 с дальностью пуска порядка 40 км, экспериментальные неуправляемые реактивные снаряды R267 с дальностью пуска до 95 км. Модифицировали сербские инженеры и реактивные неуправляемые ракеты «воздух-земля» С-5 и С-8. Все это стало возможным, благодаря наличию собственного производства пороха, реактивного топлива и взрывчатых веществ. Беларусь в этом направлении делает лишь первые шаги.

Разработали в Сербии также варианты трансформации неуправляемых авиабомб в управляемые. Имеется собственное производство высокоточного вооружения класса «воздух-земля», в том числе и применяемого с вертолетов Ми-8/Ми-17.

Сербия располагает значительным заделом в области материаловедения.

Имеются мощности производства бронетехники, а также отработанные программы её модернизации. В том числе и танков типа Т-72 (югославский М-84). Сербская промышленность имеет разработки в области колесной бронетехники, легких тактических автомобилей повышенной проходимости, а также дистанционно управляемых боевых модулей, предназначенных для установки на платформы различного класса.

Отдельный интерес представляет опыт Сербии в области создания собственных производств боеприпасов для стрелкового оружия: инжиниринг, эксплуатация оборудования, организация поставок сырья и сбыта готовой продукции. На мировом рынке в ближайшие годы сохранится дефицит боеприпасов для стрелкового оружия наиболее ходовых калибров (9, 5,45, 5,65, 7,62 мм). В ближайшие два года крупным рынком сбыта может стать Украина. Кроме того, нет оснований полагать, что ситуация на Ближнем Востоке в обозримой перспективе стабилизируется. Более того, весьма вероятно расширение зоны нестабильности Египте с Северного Синая на западные пустынные регионы страны, которые уже подвергаются нападениям исламистов с территории Ливии. Отметим, что в Сербии лишь в 2016 году заложено три производства боеприпасов для стрелкового оружия (совокупная проектная мощность 960 млн патронов в год) и элементов неуправляемых реактивных снарядов (проектная мощность 35 000 изделий в год).

Сербский ВПК имеет оригинальные разработки малоразмерных турбореактивных двигателей. Для Беларуси эта тема остается актуальной. Особенно в свете так и не состоявшегося трансфера соответствующих технологий из Украины.

Интерес представляют сербские разработки противотанкового вооружения ALAS и SPIDER. Хотя сами изделия неприменимы в наших условиях из-за системы управления по проводам, технические решения, отработанные на них, могут представлять интерес и для беларуских оборонщиков.

Выводы. Беларуско-сербское сотрудничество в военно-технической сфере имеет значительный потенциал. При этом речь идет не только о производственной кооперации. Но и создании совместных товаропроводящих структур. Сербские компании имеют давний опыт сотрудничества со странами Африки, Персидского залива, Южной и Юго-Восточной Азии. Эти же регионы интересны и для беларуского ВПК.

Для Сербии интерес может представлять РСЗО «Полонез» с ракетами дальностью пуска в 300 км (читать). Эти системы станут ответом на планы Хорватии по приобретению из излишков армии США 16 РСЗО M270 MLRS а также боеприпасов для них, включая баллистические ракеты с дальностью 300 км. Геополитическая ситуация на Балканах такова, что иных целей, кроме сербских, для этих ракет в регионе нет. Год назад Белград обращался к России с просьбой оказать содействие в приобретении ракетного вооружения с целью парировать угрозу со стороны Хорватии. Москва дала соответствующие обещания, выполнять которые пока не спешит.

Именно сербско-хорватское соперничество может затруднить беларуско-сербское сотрудничество в области ВПК. Хорватия мало того, что страна НАТО, так ещё и один из ближайших партнеров США и Польши в рамках Альянса и в ЕС. Загреб в состоянии затруднить нормализацию отношений НАТО-Беларусь. Поэтому, нравится это кому-то или нет, но позиция Вашингтона и Варшавы относительно сотрудничества Минска и Белграда в сфере ВПК имеет значение. Максимум, Беларусь может рассчитывать на нейтральное отношение.

Во всяком случае, руководствоваться следует только и исключительно национальными интересами и трезвым расчётом. А мнение внешних сил — лишь составная часть такого расчета, а не директива к исполнению.

29.01.2017Права на данный материалпринадлежат BSBlogМатериал размещен правообладателемв открытом доступе
Предложить изображение по теме
Хотите оставить комментарий? и/или Войдите и общайтесь!

Источник