Сирия: Резня местного значения

Обзор событий в Сирии за неделю 28 января – 3 февраля 2017 года

Война в Сирии не перешла в позиционную фазу, но и кардинальных изменений пока не происходит. В сводках Информбюро времён Великой Отечественной войны это именовалось “боями местного значения”. Это бои, которые не влияли на общую стратегическую обстановку, но решали достаточно важные местные задачи. Но в целом они тоже вносили свой вклад в стратегическую победу.

Примерно то же самое происходит сейчас в Сирии и, именно такое развитие окрашивало на прошедшей неделе всю военную ситуацию в стране. 

Дейр-эз-Зор – без особых перемен 

Сирийский правительственный анклав в Дэйр-эз-Зоре остаётся рассечённым силами запрещённого в России ИГ. Тактические успехи САА не приводят пока к решению важнейшей стратегической задачи на этом участке войны – прорвать оборону “чёрных” и воссоединить два участка своей обороны. По мнению наблюдателей, сирийской армии на этом участке просто не хватает сил, чтобы добиться выполнения очевидной военной цели, хотя резервы сюда перебрасываются. Впрочем, резервы не очень солидные: у Дамаска действительно серьёзный кадровый кризис в правительственной армии. Хоть отдельные части и соединения стали регулярно высвобождаться, когда ликвидируется тот или иной анклав, защищаемый силами вооружённой оппозиции, но остающаяся протяжённость условной линии соприкосновения всё же превышает физические возможности САА.

Со своей стороны точно так же не может сконцентрировать ударный кулак в Дэйр-эз-Зоре и ИГ. Его наступательный порыв сошёл на нет под жёстким бомбовым воздействием российских ВКС и общим сопротивлением сирийцев. Именно сирийцев, поскольку после начала наступления ИГ 15 января и его прорывов первых трёх дней местное армейское руководство вооружило население и пополнило таким образом силы своих войск. С военной точки зрения это, конечно, остаётся практически пустым местом против действительно профессиональных боевиков халифата, но ополченцы некоторым образом подпирают тыл правительственных бойцов.

Таким образом, ситуация на данный момент стабилизирована. Но это не слишком благоприятная для сирийцев стабильность, поскольку они продолжают пребывать в, так сказать, разорванном надвое состоянии, а угроза городу со стороны ИГ не уменьшилась. Обе стороны ведут накопление сил, но тут у халифата более благоприятное положение, потому что он может подтягивать бойцов со всех направлений, в том числе и Ирака, где американская коалиция не только притормозила штурм Мосула, но и уступила несколько занятых было районов противнику.

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

При этом обе стороны несут потери в тех самых боях местного значения, мелких, но неизбежных, поскольку САА продолжает попытки вытеснить силы ИГ из занятых теми городских кварталов и добиться воссоединения своих районов. 

Бои местного значения – мелкие, но неизбежные 

Чтобы, в том числе не позволить халифату свободно маневрировать резервами, сирийская армия вынуждена – хотя, разумеется, не против своего желания – вести бои на других стратегических направлениях. Так, на северном участке САА медленно, но верно подбирается к Аль-Бабу, перед которым из-за ожесточённого сопротивления ИГ притормозила протурецкая “зелёная” оппозиция и сами турецкие войска. До Аль-Баба правительственной армии осталось около 7 километров по прямой.

ИГ здесь держится крепко, у них вообще довольно хорошо организованная армия. Подчас даже возникает ощущение, что у них организовано что-то вроде военной академии, в которой изучаются и прорабатываются наиболее удачные приёмы ведения современных, мелкоформатных, но стратегически эффективных боевых действий в условиях пустыни. А российские военные, анализирующие ход войны в Сирии, убеждены, что в военной структуре ИГ присутствует некий аналог профессионального генерального штаба.

Вообще, в данном контексте сам по себе ИГ превратился в феномен совершенно нового, ранее небывалого характера. А именно: впервые в истории чисто террористическая группировка организовала вокруг себя вполне регулярную для местных условий армию, хорошо для местных условий обученную и сколоченную, применяющую эффективные для местных условий военные приёмы. Но армия, как говорил прусский король Фридрих Великий, “как змея, передвигается на брюхе”. Иными словами, её нужно кормить и снабжать. И этими искусствами тоже овладела террористическая группировка ИГ.

Однако снабжение – это деньги. Или, как опять-таки гласит известная мудрость, война – это деньги, деньги и деньги. А деньги требуют управления. А управление – это уже власть. Таким образом, в лице ИГ мы имеем дело в невиданным дотоле феноменом: это реально террористическая группировка, полностью обернувшаяся в кокон государства и поставившая себе на службу системы государственного управления.

Поэтому шапками халифат не закидаешь, и потеря той же Пальмиры, столь болезненно воспринятая в декабре прошлого года, – не случайный успех налётчиков, а умело организованная стратегическая операция. Которая, как видим, достаточно хорошо продумана и обеспечена, раз даже под ударами с неба и под давлением регулярной армии силы халифата получают снабжение пищей и боезапасом, имеют чем заправлять военную технику, и в целом достаточно упрямо и цепко держатся за местность.

Фото:Yang Zhen/ZumaTASS 

Тем не менее на этом участке САА медленно, но верно продвигается вперёд, ведя “бои местного значения”. Это продвижение, свидетельствуют военные специалисты, идёт с учётом сделанных раньше ошибок, из-за которых ИГ так легко отбил Пальмиру обратно. То есть теперь сирийские военные не рвутся вперёд вдоль трассы, а стремятся отжать у противника территорию, чтобы не дать ему возможностей атаковать с флангов. 

Аль-Баб – чей? 

Силу ИГ в полной мере испытала на себе и турецкая армия под Аль-Бабом. Оказалось, что она, считавшаяся одной из сильнейших в НАТО – и уж точно имеющей реальный боевой опыт, – только громадным напряжением сил может выдавливать игиловцев с их позиций. При этом неся серьёзные потери.

По этой причине решённый было политически вопрос о том, кто забирает у ИГ Аль-Баб, снова подвис в воздухе. Формально, политически ничего не менялось. Но “чёрные”, как оказалось, в свою очередь с куда большим трудом могут сопротивляться элитным силам САА, нежели турецкой армии. И правительственная армия продвигается к Аль-Бабу с юга в хорошем для имеющихся условий темпе. Поэтому если ИГ не остановит её возле Тадифа, то дальше зацепиться ему за землю будет очень трудно. Это в свою очередь означает, что САА может выйти как к Аль-Бабу, так и к востоку от Тадифа, где, соединившись с турками, сумеет посадить в котёл всю Аль-Бабскую группировку ИГ.

Проблемы тут две. Первая – при всём политическом аллиировании с Турцией, на “земле” сирийцы турок, мягко говоря, не любят. Очень мягко говоря. И подконтрольных им “зелёных” – тем более. Поэтому имеется опасность, что при встрече “на Эльбе” сил “зелёных” (турецкие солдаты вперёд соваться не будут) с сирийцами достаточно будет несложной провокации, чтобы между ними возникли прямые боевые столкновения. А что у ИГ достаточно будет ума и организации, чтобы такие провокации организовать, – это и к бабке не ходи…

Вторая проблема ещё более потенциально опасная. Если САА сумеет первой ворваться в Аль-Баб с юга, то, безусловно, не будет испытывать прилива желания отдать его турками ради политических комбинаций Москвы и Тегерана с Анкарой. А турки могут всерьёз на такую “измену” обидеться. И тогда может рухнуть главное военно-политическое достижение последнего времени и прошедшей недели в частности. 

Фото:Yang Zhen/ZumaTASS 

Главное достижение 

Достижение это состоит в том, что логика событий – и русской военно-дипломатической стратегии – привела к тому, чего так долго не могла (или не хотела, что вернее) добиться дипломатия прежней американской администрации. А именно – размежевания “умеренной” оппозиции с “неумеренной”.

А произошло то, что, в частности, предсказывали аналитики Царьграда: приток в Идлиб боевиков разбитых и деморализованных сдачей антиправительственных группировок неминуемо приведёт к началу вооружённой борьбы между ними за кормовую базу. Сильно к тому же сократившуюся.

Вот на прошедшей неделе такие столкновения и произошли – этакая резня местного значения. Не вдаваясь в подробности взаимоотношений между всеми десятками мелких группировок, отметим, что основное размежевание прошло между запрещённой в России “Джебхат ан-Нусрой” и протурецкой (в первом приближении) “Ахрар аш-Шам”. Произошла в итоге поляризация между ними. При этом на сторону “Ан-Нусры” перешло в целом больше группировок, нежели к “аш-шамовцам”, но это дела особо не меняет. Речь идёт здесь больше о контроле над дорогами и населёнными пунктами, а здесь никто никому ничего уступать не собирается.

К концу недели вроде бы столкновения подзатихли, но ситуация остаётся безусловно выигрышной для Дамаска – его враги поубивали друг друга и во всяком случае не готовы будут в ближайшее время выступить единым фронтом против сирийских сил. А тем, в общем, того и надо: фронт они держат, особого давления на бандитов не оказывают, но при этом пользуются возможностью выделить часть сил с этого участка, чтобы добиться лучших результатов на других.

Цыганов Александр

Источник