Константин Никифоров. Ливия. Фельдмаршал Х.Ха́фтар

3 февраля 2017 года официальный представитель МИД России М.В.Захарова в Москве провела брифинг, на котором остановилась в частности на ситуации в Ливии
“…Мы внимательно следим за происходящим в Ливии… Нас не может не беспокоить, что продолжающееся противостояние между Триполи и Тобруком привело к фактическому параличу всей системы управления. Вследствие этого усугубляются социально-экономические проблемы. На фоне вакуума власти в некоторых районах сохраняется присутствие «Исламского государства» и «Аль-Каиды», не снижается активность связанных с ними местных экстремистских группировок.
… Наш безусловный приоритет – сохранение суверенитета и территориальной целостности этой страны. Мы заинтересованы в том, чтобы Ливия как можно скорее вышла из затянувшегося кризиса, вновь стала процветающим государством, опирающимся на крепкие государственные институты, дееспособную армию и силы правопорядка, восстановила статус важного игрока на региональной арене. Именно поэтому мы приветствовали подписание в г. Схирате (Марокко) 17 декабря 2015 г. политического Соглашения по параметрам национального примирения. Поддержали принятие резолюции 2259 СБ ООН, закрепившей схиратские договоренности в качестве ключевого элемента урегулирования ливийского кризиса…

http://www.mid.ru/press_service/spokesman/briefings/-/asset_publisher/D2wHaWMCU6Od/content/id/2623713

“…Мы внимательно следим за происходящим в Ливии… Нас не может не беспокоить, что продолжающееся противостояние между Триполи и Тобруком привело к фактическому параличу всей системы управления. Вследствие этого усугубляются социально-экономические проблемы. На фоне вакуума власти в некоторых районах сохраняется присутствие «Исламского государства» и «Аль-Каиды», не снижается активность связанных с ними местных экстремистских группировок.

… Наш безусловный приоритет – сохранение суверенитета и территориальной целостности этой страны. Мы заинтересованы в том, чтобы Ливия как можно скорее вышла из затянувшегося кризиса, вновь стала процветающим государством, опирающимся на крепкие государственные институты, дееспособную армию и силы правопорядка, восстановила статус важного игрока на региональной арене.

Именно поэтому мы приветствовали подписание в г. Схирате (Марокко) 17 декабря 2015 г. политического Соглашения по параметрам национального примирения. Поддержали принятие резолюции 2259 СБ ООН, закрепившей схиратские договоренности в качестве ключевого элемента урегулирования ливийского кризиса…

С тех пор прошло более года, однако ситуация к лучшему не изменилась. Созданные на основе Схиратского соглашения Президентский совет и Правительство национального согласия так и не смогли начать полноценно работать. Не выполнены и определенные схиратской «дорожной картой» главные задачи переходного периода: не завершена работа над текстом конституции, не проведены всеобщие выборы, по итогам которых должны были быть сформированы постоянные органы власти.

Исходим из того, что решать судьбу страны должны сами ливийцы. Попытки навязывать им готовые решения считаем контрпродуктивными. Это наша принципиальная позиция не только потому, что она хороша в теории, просто на практике иное не работает. Об этом мы постоянно говорим нашим западным партнерам, а также спецпредставителю Генсекретаря ООН по Ливии М. Коблеру.

Вместе с тем убеждены, что новые общенациональные органы власти должны представлять интересы всех общественно-политических сил и племенных групп. Без этого сдвинуть процесс с мертвой точки не получится. При этом, как бы далее ни складывались дела и ситуация, в основе политического процесса в Ливии должен быть отказ всех вовлеченных сторон от силовых путей разрешения кризиса. Искать выход из тупика следует только совместными усилиями за столом переговоров.  Альтернативы политическому урегулированию мы не видим.

Руководствуясь таким подходом, мы проводим системную работу с обоими центрами силы в Ливии – и с Триполи, и с их оппонентами в Тобруке. Мы пытаемся подтолкнуть их к преодолению внутренних разногласий, поиску компромиссных решений по всем спорным вопросам. Важность налаживания диалога мы акцентировали в беседах с Председателем палаты депутатов (парламент в Тобруке) А.Салехом и командующим Ливийской национальной армией (ЛНА) маршалом Х.Ха́фтаром в ходе их визитов в Москву ноябре-декабре 2016 г. В том же ключе ведем работу и с Правительством национального согласия. С премьером Ф.Сарраджем Министр иностранных дел России С.В.Лавров встречался в Нью-Йорке в сентябре прошлого года. В ближайшее время, в феврале планируется принять его в Москве.

Контакты российской стороны с Х.Хафтаром вызывают повышенный интерес и ажиотаж в иностранных СМИ и в среде международных обозревателей. Я уже неоднократно встречалась с ситуацией, когда российские усилия и контакты выхватываются из полной картины того, что мы делаем на ливийском направлении, и рассматриваются как нечто отдельно стоящее, не связанное с остальными нашими шагами и действиями по урегулированию ситуации в этой стране. Это, конечно, во многом искажает объективную картину. В  Москве исходят их того, что Х.Хафтар является одним из политических «тяжеловесов», который оказывает реальное влияние на расстановку политических сил в современной Ливии. Кроме того, Х.Хафтар немало сделал и продолжает делать в плане борьбы с террористами из «Исламского государства». Благодаря ему страна возобновила экспорт нефтепродуктов и начала получать ресурсы, необходимые для решения насущных социально-экономических проблем… Ливийская национальная армия, как представляется, может составить костяк будущих единых вооруженных сил страны. В целом она представляет собой неплохо оснащенные и организованные военизированные формирования, которые доказали и доказывают способность проводить масштабные боевые операции. Свидетельство тому – довольно успешная кампания по зачистке от экстремистов Бенгази, Дерны и ряда других населенных пунктов на востоке Ливии. К борьбе с террористическим подпольем, поддержанию правопорядка в стране и должна сводиться ее основная функция…»( конец цитаты).

Источник