Чрезвычайное положение: Киев не способен контролировать ситуацию

История с блокировкой поставок донбасского угля на территорию Украины с территории молодых республик как в зеркале отражает всю неспособность Порошенко и К° выполнять свои прямые обязанности как властной команды. Имеется в виду, прежде всего, полноценный контроль даже формально контролируемых территорий, эксклюзивное право на любые силовые действия на своей территории. В очередной раз стало понятно, кому принадлежит реальная субъектность в украинской политике – комбатам (бывшим и действующим) добровольческих батальонов, а также «ветеранам АТО».

10 февраля последний участок железнодорожного пути, по которому донбасский уголь поступает на Украину (отрезок Ясиноватая–Константиновка), был заблокирован радикалами, возглавляемыми депутатами Верховной рады  бывшим руководителем добробата «Донбасс» С. Семенченко и В. Парасюком. По другим данным, реальная блокада началась только 12-го.

Именно усилиями радикалов население Украины ввергнуто в энергетический коллапс, а правительство вынуждено идти на поводу у боевиков и вводить чрезвычайное положение в энергетике – за такое решение проголосовал Кабинет министров 15 февраля. Владимир Гройсман, понимая свое полное бессилие изменить ситуацию, мог только грозно кричать в воздух: «Я считаю, что блокада угля – это преступление. По крайней мере, что касается угля, о другом не берусь судить». И перенаправил эту проблему на Порошенко и СНБО.

Правда, нужно сказать, что Гройсману следует внимательно посмотреть и на уровень профессионализма набранного им Кабмина – по мнению директора Центра исследований энергетики Александра Харченко, «то, как работало правительство в подготовке к отопительному сезону, не выдерживает никакой критики. Результатом является то, что у нас действительно есть жесткий дефицит антрацитового угля. Этот уголь потребляет половина тепловых электростанций Украины, ровно половина. Сегодня мы имеем склады, которые не только являются недостаточными, но которые закончатся максимум через 20-23 дня».

Введение чрезвычайного положения стало логичным следствием того, что 13 февраля на заседании антикризисного штаба компания «Укрэнерго» и Министерство топлива и энергетики предложили правительству ввести чрезвычайное положение на рынке электроэнергии из-за блокирования поставок антрацита с неконтролируемых территорий Донбасса. И.о. руководителя «Укрэнерго» Всеволод Ковальчук заявил, что при введении чрезвычайного положения антрацитового угля хватит стране на 40 суток (на складах осталось 842 тыс. тонн, а среднесуточное потребление – около 30 тыс. тонн). Правда, эксперты дают куда более скромные цифры «выдержки» украинской энергосистемы на таких запасах: по оценкам украинского эксперта в сфере энергетики Валентина Землянского, запасов хватит лишь на 25 дней. Сопредседатель украинского Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич дает другую оценку: от 14 до 40 дней в зависимости от ТЭЦ и ТЭС, так как на одних станциях угля больше, на других – меньше.

Зависимость Киева от донбасского угля является критичной. По словам В. Гройсмана, из 24 млн тонн угля, потребляемых Украиной в год, 9 млн тонн поступает из самопровозглашенных республик ДНР и ЛНР, и альтернативы этим поставкам нет. Правда, министр энергетики и угольной промышленности  Игорь Насалик грозится «решить вопрос» радикально: он пообещал, что Киев закупит в США уголь нужной марки. Но, как оказалось, лишь 1 млн тонн, на доставку которого уйдет около 50–55 дней. Поэтому реальной альтернативы углю ДНР/ЛНР на самом деле нет. Кроме российского, однако начать дискуссию на эту тему Киев даже не хочет – мол, уж лучше все замерзнем.

Зависимость Киева от донбасского угля критична

Ключевой вопрос сейчас: как отреагирует власть на события и к чему эту приведет? 16 февраля состоялось экстренное заседание СНБО по данному вопросу. И, судя по озвученным позициям, Порошенко решил попробовать пойти ва-банк и подготовить подконтрольных силовиков к разгону протестующих. Говоря о блокирующих он отметил: «Они «защищают» украинскую металлургию от украинского же кокса, украинские семьи – от украинского тепла, украинские дома – от украинского света, украинцев – от рабочих мест, а украинскую гривну – от стабильности». Смешно прозвучали слова Порошенко о том, что «они создают образ слабого государства, хаоса и атаманщины, когда государство не способно навести порядок, и такой кажется картинка в иностранных СМИ». То есть, по его мнению, блокировщики лишь «создают образ», между тем это и есть отображение реальности – власти, действительно, нет, ситуация не контролируется. Украинский политолог К. Бондаренко резонно заметил: «Вопрос уже стоит так: является ли государство хозяином ситуации? А если некие люди, прикрываясь благими намерениями, захотят захватить АЭС?! В таких вопросах нужно проявлять жёсткость».

Решение СНБО по данному вопросу содержит ряд пунктов, которые говорят о том, что власть готовится к серьезному силовому решению проблемы. В частности, от МВД и СБУ требуется «применить исчерпывающие действия относительно обеспечения общественного порядка в районе проведения антитеррористической операции в Донецкой и Луганской области», а также «обеспечить надлежащую охрану объектов газо- и электропоставок, транспортной инфраструктуры в районе проведения антитеррористической операции в Донецкой и Луганской областях и создания надлежащих условий их бесперебойного функционирования». То есть теперь СБУ и МВД должны быть готовы по первой команде силовым образом деблокировать поставки угля, разогнав националистов.

Последние же постепенно превращают свои действия в активный политический протест, наращивая поддержку со стороны иных политических сил. 13 февраля к блокирующим приехал М. Саакашвили и поддержал их протест. Однако этот визит был не самым интересным. Куда показательнее было появление на блокаде представителей «Демальянса» – партии, которую всегда поддерживало посольство США и которая занимает антипрезидентские позиции. Правда, следует уточнить, что до последних президентских выборов в США они ориентировались на Демпартию, а членом правления «Демальянса» является небезызвестный С. Лещенко – один из тех, кто передал американскому правосудию так называемую черную бухгалтерию Партии регионов, что в итоге привело к отставке в разгар выборов одного из ближайших сподвижников Трампа – Пола Манафорта.

Однако, похоже, что посольство и дальше оказывает внимание этой партии и поддерживает ее. Это может косвенно свидетельствовать о том, что блокада происходит в том числе с ведома и благословения американского посольства. Или что посольство может быть против силового решения данной проблемы. Не исключено, что отсутствие жесткой реакции властей на эту блокаду обусловлен как раз попыткой Банковой заручиться поддержкой посольства США в данном вопросе.

А между тем ситуация накаляется, поскольку на 20-22 февраля радикалы планируют новые протесты уже в Киеве. Если Банковая попробует разогнать блокаду до этого момента, не исключено, что для радикалов разгон станет тем спусковым крючком, который приведет к настоящему майдану-3. А к этому идет. Показательно, что именно на 21 февраля запланирована акция партии УКРОП в поддержку организаторов блокады. Партия была создана И. Коломойским, бизнес которого («Приватбанк») под Новый год Порошенко и Гройсман решили у него отобрать. То есть то, что не удалось сделать всем предыдущим президентам, Порошенко сделал за несколько лет – уничтожил Коломойского как олигархического игрока.

Так что, принимая во внимание тот факт, что Коломойский имел непосредственное отношение к финансированию и организации первого Евромайдана (в частности, через финансирование ВО «Свобода» и других радикальных группировок), а после нее открыто и последовательно поддерживал отношения с Д. Ярошем (и делает это до сих пор), вероятность нового взрыва как никогда велика.

Источник