Как Трамп отомстит Обаме за прослушку: скандал в Белом доме набирает обороты

В субботу с утра, не пимши, президент Дональд Трамп разместил в Твиттере 4 сообщения (в 6:35; 6:49; 6:59 и в 7:02 по местному времени соответственно).

Первое: «Ужасно! Только что узнал, что по указанию Обамы в Трамп Тауэр мои „каналы связи прослушивали“ как раз перед победой. Ничего не нашли. Это Маккартизм!»

Второе: «Законно ли действующему президенту „прослушивать каналы связи“ претендента на пост президента как раз перед выборами? А раньше суд запретил это. КАКАЯ НОВАЯ НИЗОСТЬ!»

Третье: «Бьюсь об заклад, что хороший адвокат смог бы представить великолепное дело из того факта, что президент Обама в октябре прослушивал мои телефоны. Как раз перед Выборами!»

Четвертое: «Как низко мог пасть президент Обама, чтобы прослушивать мои телефоны как раз во время священного выборного процесса. Это — Никсон/Уотергейт*. Это дурной (или больной) парень!»

Потребовалось три часа и пять минут, чтобы из лагеря бывшего президента Барака Обамы пришел ответ. Точнее, сам Обама до общения с простолюдинами не снизошел. Хватило «говорящей головы» — Кевина Льюиса, твитнувшего, словно из императорских покоев Короля-Солнца: «Кардинальным правилом администрации Обамы было то, что никакой чиновник Белого дома никогда не вмешивался ни в какое независимое расследование, проводимое департаментом юстиции. В качестве составной части этой практики ни президент Обама, ни какой либо иной чиновник Белого дома никогда не приказывали организовывать наблюдение за кем-либо из граждан США. Любое предположение, противоречащее этому, является просто ложным».

Вот так! Никакого действующего президента Трампа (на момент обсуждаемых событий — претендента) бывший президент Барак Обама в упор не видит. Мы граждан США не прослушиваем и за гражданами США не наблюдаем.

А генерал Майкл Флинн — не американский гражданин? А генпрокурор Джефф Сешнс? Чего ж тогда вокруг них скандалы?

Ну, да, конечно, это — риторические вопросы. Следили за нашим послом СергеемКисляком, а Флинн и Сешнс — попали в «связи». Хотя чего за послом-то следить? Он весь как на ладони — ночи проводит в официальной резиденции на Andrei Sakharov Plaza (это в семистах метрах от Белого дома), водитель по утрам в лимузине отвозит его в посольский комплекс на Wisconsin Avenue. А по вечерам — если нет никаких светских раутов — опять же в резиденцию. Дай бог, чтобы он несколько раз в месяц выехал на какие-то сугубо официальные встречи — в тот же Капитолий, в госдеп, на какой-нибудь форум в каком-нибудь исследовательском центре. Он-то, в отличие от придурков-ЦРУшников, которые в Москве в женских париках по ночам в лесопарковых зонах шастают, ведет нормальный размеренный образ жизни карьерного дипломата.

Вся эта истерия вокруг нашего посла основана на голой психологии (это — помимо жизненно необходимого для вашингтонского истеблишмента «образа врага»). Человеку просто не дано иного способа мыслить, как меря все на свой аршин. Ну не могут американцы даже на секунду представить себе — как это так, посол и не шеф всей шпионской сети, не master-spy. Ведь у них-то все как раз именно так! «СП» уже писала об этом. Ровно на такой же психологии основана и истерия вокруг «угрозы русской агрессии странам Прибалтики». Западники прекрасно знают — но помалкивают, — что прибалты нагло нарушают права русского населения в своих странах. И потому западники в душе боятся, что возмездие настигнет. Ставят себя на место Путина и стараются высчитать, как тот поступит. Англичане дурацкие фильмы снимают. Но думают-то они так, как думать могут только они. От этого никуда не уйдешь. Эти недоумки в упор не видят того, что давно видно невооруженным глазом — Кремлю чемпионат мира по футболу в 2018-м гораздо важнее, чем все соотечественники за рубежом вместе взятые. Боясь его потерять, даже на безмозглые обвинения WADA никак не отвечали, олимпийцев и паралимпийцев вместе с несколькими первоклассными биатлонными и санными соревнованиями «слили». Какая там, к черту Прибалтика!

Но вернемся к нашим баранам. То есть, к Бараку. Его представитель вряд ли совсем уж врал. Просто он не сказал, что Обаме и не надо было «приказывать организовывать наблюдение». Этот Льюис (он из Белого дома еще в 2014-м ушел, хотя и пресс-секретарем в департамент юстиции!) мог и не знать вовсе, что в день Икс (где-нибудь полгода-год тому назад), пришел к тогдашнему президенту Обаме генпрокурор (он же министр юстиции) Эрик Холдер, в ведении которого находится контрразведывательная машина ФБР, и с глазу на глаз, изо рта да в ухо сообщил, что у «этих», которые вокруг Трампа, «ширли-мырли» с «этими», «которые нас за полчаса в ядерный пепел превратить могут». И что? Холдер будет совать под нос бумагу, типа, подпись давай? Или Обама возьмется за перо, как тов. Сталин за цветной карандаш, чтобы резолюцию наложить? Да, будет вам. «Вы (местоимение „ты“ в современном английском отсутствует) знаете, что делать». Вот максимум того, что мог сказать Обама.

Но это мои журналистские предположения.

А вот факты.

  1. В июне 2016 года администрация Обамы, естественно, в лице ФБР обратилась в тайный суд, действующий в США в соответствии с Актом о наблюдении за иностранными разведками (Foreign Intelligence Surveillance Act, FISA), с целью получить ордер на контроль коммуникаций Дональда Трампа и нескольких его советников. Запрос — что случается редко — был отвергнут.
  2. В июле того же года сайт Wikileaks предает огласке электронные почтовые сообщения Национального комитета Демпартии, свидетельствующие о мерах по недопущению выдвижения Берни Сэндерса кандидатом в президенты. На одной из пресс-конференций Дональд Трамп, говоря о «пропавших» электронных сообщениях Хилари Клинтон, шутит: «Россия, если ты слушаешь, я надеюсь, что ты сможешь найти 30 000 электронных писем, которые пропали». Это высказывание становится основанием для того, чтобы Клинтон и СМИ обвинили Трампа в том, что он, якобы, «пригласил русских» вести дальнейший взлом электронных ящиков.
  3. Октябрь — электронные сообщения Подесты. Сайт Wikileaks предает огласке электронные почтовые сообщения шефа предвыборного штаба Клинтон Джона Подесты. Сообщения выкладываются ежедневными порциями, порождая новые мини-скандалы. Штаб Клинтон во всем винит Трампа и «русских хакеров».
  4. Октябрь — ходатайство в тайный суд. Администрация Обамы подает в тайный суд FISA новое ходатайство. На этот раз оно носит более целенаправленный характер — «объектом наблюдения» становится компьютерный сервер в Трамп Тауэр на том основании, что имеются подозрения о «связях с российскими банками» (sic!). Никаких свидетельств, подкрепляющих первоначальные подозрения, не найдено, но слежка продолжается. Таким образом, администрация Обамы в это время следит за штабом кандидата в президенты от оппозиционной партии с использованием высокотехнологичных средств федеральных спецслужб.
  5. Январь 2017 года — новостная интернет медиа-компания Buzzfeedпредает огласке, а CNN широко распространяет то, что будет названо «разведывательным досье, составленным бывшим иностранным шпионом». В нем речь шла о, якобы, имевшихся продолжительных контактах между Россией и предвыборным штабом Трампа, а также о сведениях, компрометирующих самого Трампа. Ничего из этого не подтвердилось; некоторые «сведения» были опровергнуты. Между тем, «информация» циркулировала по самым разным СМИ несколько месяцев.
  6. Январь — Обама расширяет сферу использования данных АНБ. Уходя, администрация Обамы расширила полномочия Агентства национальной безопасности и разрешила предоставлять собираемую в глобальном масштабе электронную информацию другим шестнадцати спецслужбам, входящим в разведсообщество США, не обращая внимания на требования законов об охране частной жизни. Эти новые полномочия и снижение защиты секретной информации облегчили слежку за частными гражданами, неизмеримо увеличили число лиц, получивших допуск к этой информации и повысили возможность разного рода «утечек».
  7. Январь — статья в NewYorkTimes, в которой — накануне дня инаугурации! — сообщается о том, что несколько спецслужб (ФБР, ЦРУ и разведка минфина) ведут разработку нескольких сотрудников предвыборного штаба Трампа по подозрению в «связях с русскими». Другие СМИ подхватывают известие о «межведомственном расследовании», хотя невозможно понять, как им об этом стало известно, если «расследование» носит секретный характер.
  8. Февраль — скандал вокруг Майкла Флинна. Разработку ведет и.о. генпрокурора Сэлли Йейтс, которую Трамп потом уволит за неповиновение. Флинн — советник по нацбезопасности и просто близкий Трампу человек — уволен.
  9. Февраль — New York Times заявляет о широкомасштабных контактах с русскими.Речь идет о том, что «четверо нынешних и бывших американских чиновников» имели «неоднократные контакты с высокопоставленными сотрудниками российской разведки». Штаб Трампа отрицает обвинения, а Times признает, что доказательствами не располагает.
  10. Март — Washington Post бьет по Сешнсу. Как пишет газета, генпрокурор «дважды имел контакт с российским послом» — один раз на официальном мероприятии правоконсервативного фонда «Наследие» (Heritage Foundation), а другой — в офисе сенатора на Капитолийском холме. Страшно, аж жуть!

Трамп, конечно, отчасти прав, когда говорит, что действия Обамы похожи и на поведение Никсона в начале 1970-х годов, и на Уотергейт. Тогда, как и сейчас, все крутилось вокруг президентской избирательной кампании. Тогда, как и сейчас, речь шла о «прослушке».

Но есть и отличия.

Если оставить в стороне антироссийскую истерию, то главное отличие состоит в том, что тогда подозреваемым был действующий президент, который, хоть его вина и не была доказана, ушел в отставку. Обама сейчас никто, и в отставку его не отправишь.

Никсон тогда был вынужден уйти из-за давления со стороны прессы и, лишь во вторую очередь, влиятельных однопартийцев. Сейчас картина обратная: «орудия главного калибра» — CNN, New York Times, Washington Post и огромная куча «стволов» помельче ведут настоящую войну против жертвы «прослушки» и слежки — действующего президента Трампа.

Но безусловная беда нового президента — госаппарат. О чем говорить, если при потребности заполнить 550 должностей в различных федеральных ведомствах, на которые Трампу необходимо назначить «политназначенцев», утверждаемых сенатом, он способен выставить, как считают осведомленные американские эксперты, примерно лишь три дюжины «штыков»? (Интересно, среди этих трех дюжин есть замена Виктории Нуланд и ее аппарату? До тех пор, пока в Бюро по европейским и евразийским вопросам госдепа не сядут новые люди, ждать не следует не только российско-американского саммита, но даже и подготовки к нему.)

Для Трампа ситуация с госаппаратом, мягко говоря, напоминает катастрофу. Ведь «слив» компромата во враждебные СМИ идет именно со стороны тех госчиновников, которые Трампу категорически нелояльны. И для их замены ему потребуется не полтыщи человек, а в несколько раз больше. Тут шефу аппарата Белого дома Райнсу Прибусу нужно просто брать и перенимать опыт ВКП (б) по направлению «рабочих-двадцатипятитысячников», на хозяйственно-организационную работу в колхозы в начале 1930-х годов. Может быть, архистратиг и советник Трампа Стивен Бэннон, которого в Штатах кое-кто считает аж «ленинцем», поможет?

В этой связи мне на память приходит эпизод, имевший место, кажется, году в 1999-м. В вашингтонском Национальном пресс-клубе давал пресс-конференцию уже тогда опальный Борис Березовский. Кто-то из американских коллег задал ему вопрос о том, кто поддерживает Владимира Путина. Постараюсь воспроизвести ответ максимально близко к тексту. «Да кто он такой? Кто его знает? Кто его поддерживает? Да никто! Кроме народа!» И еще Путина поддерживали и спецслужбы, и вооруженные силы. И все равно Волошин сидел руководителем администрации президента до октября 2003 года, а Касьянов — премьером до февраля 2004 года.

Пожалуй, можно сказать, что проголосовав за Трампа, американский народ сказал пока только первое свое слово. Все еще впереди.

Ну и самому Трампу плошать нельзя. По крайне мере, пресс-секретарь Дональда Трампа Шон Спайсер заявил, что президент обратился к конгрессу с просьбой о том, чтобы комитеты по разведке обеих палат в рамках уже заявленных расследований «российской деятельности» определили также, имело ли место злоупотребление властью администрацией Обамы в 2016 году. До завершения этого расследования ни Белый дом, ни президент с комментариями на эту тему выступать не будут.

*Уотергейтский скандал (англ. Watergate scandal) — политический скандал в США 1972—1974 годов, закончившийся отставкой президента страны Ричарда Никсона. Единственный за историю США случай, когда президент прижизненно досрочно прекратил исполнение обязанностей.

17 июня 1972 года (за четыре месяца до президентских выборов, на которых кандидат от Республиканской партии Ричард Никсон был переизбран на второй срок) в штабе кандидата в президенты от Демократической партии Джорджа Макговерна, расположенном в вашингтонском комплексе «Уотергейт», были задержаны проникшие в отель 5 человек. Они занимались настройкой подслушивающей аппаратуры и, по некоторым данным, фотографировали внутренние документы штаба демократов.

До сих пор не доказана связь именно этого инцидента с администрацией Никсона. Известно, что у него действительно имелись плёнки с нелегально записанными переговорами демократов. Но та «прослушка» заведомо не имела отношения к отелю «Уотергейт». В то же время, общественность интересовало не только то, стоял ли Никсон за конкретной группой пяти взломщиков, но и то, как он и его штаб реагировали на события постфактум — в том числе, и с точки зрения объективного их расследования.

Сергей Духанов

Источник