«Стратегия Трампа – делать предложения, от которых невозможно отказаться»

Выбранная президентом США Дональдом Трампом стратегия, в рамках которой он делает своим партнерам и противникам такое предложение, от которого невозможно отказаться, может быть, была эффективной в мире бизнеса, однако она крайне опасна на международной арене, пишет Кайл Спрингер в статье для The Strategist.

Автор предлагает рассмотреть ситуацию, при которой кто-то стучится в дверь дома и говорит его хозяину, что он сожжет его жилище дотла. Если несчастный житель считает, что угроза небезосновательная, его первой реакцией станет поиск пути спасения своего жилища. Тот же, кто высказал эту угрозу, получает прекрасные переговорные позиции, заставив свою жертву быстро перейти в режим кризисного мышления. После чего он может пойти на разрядку и заявить, что дом он сжигать не будет, но вместо этого заберет все вещи из гостиной. Такой вариант для жертвы умелого переговорщика может оказаться намного более приемлемым, чем лишиться всего дома.

Именно таким образом, подчеркивает автор, можно лучше всего проиллюстрировать переговорную стратегию Трампа. Её можно было очевиднее всего наблюдать в его предвыборной риторике на таких примерах, как запрет въезда в США выходцам из ряда исламских стран, в случае его заявлений об «устарелости» НАТО, а также нападках на систему торговых соглашений, вроде Транстихоокеанского партнерства (ТТП) и Североамериканской зоны свободной торговли.

Теперь, после того как он занял свое место в Белом доме, можно вновь стать свидетелем подобного поведения в частности в том, что касается его напряженной беседы с премьер-министром Австралии Малкольмом Тернбуллом, в ходе которой президент-республиканец заявил о возможности отказа от заключенного с предыдущей администрацией соглашения по переселению беженцев в США. Тогда Трамп назвал этот договор «худшей из когда-либо заключенных сделкой».

Резкий стиль ведения дел на грани конфронтации играл на руку Трампу, когда он был бизнесменом в непрощающем слабости мире недвижимого имущества Нью-Йорка, однако подобный подход на международной арене так хорошо не пройдет. Вместо того, чтобы продвигать стратегию в безопасные пределы, Трамп спешит к обрыву и подталкивает туда своих оппонентов. Оказавшись в такой ситуации, считает Трамп, они запаникуют и раскроют карты, после чего Трамп сможет отвести их от опасной черты на своих условиях.

Эта стратегия эффективна, более того, к счастью для Трампа, она не требует особой утонченности. Тем не менее данный подход и сопряжен с определенными рисками. В частности, если в описанной выше ситуации тот, кто пригрозил сжечь дом дотла, станет угрожать всем, однажды ему придется подтвердить слова делами, иначе встает проблема надежности его заявлений. Именно с такой проблемой столкнулся Трамп на внутриполитической и внешнеполитической аренах.

Может оказаться так, что в зависимости от его понимания внешних факторов поджигатель окажется сам в одном доме со своей жертвой. И именно это и является способом противостоять жесткой стратегии Трампа — понимать, на что он в действительности способен, а также сдержать его угрозы на основе его ограничений и выявлять его слабые, с политической точки зрения, места.

Переговорная стратегия Трампа была очевидна в случае с ТТП, из которого он вышел в первый же свой день в Белом доме, осуществив свою предвыборную угрозу. Поскольку это торговое соглашение не может вступить в силу без ратификации его США и Японией, президент Трамп, по сути, «сжег дом». Он не отказался полностью от торговли с Японией, поскольку Белый дом выступил с двусторонним соглашением о торговле с Японией.

Однако подобное развитие событий невыгодно Токио, так как теперь островному государству придется по-новому договариваться с администрацией, которая выступает в защиту рабочих мест и производства в США, а также выражает скептицизм относительно международной торговли. Здесь Трамп сталкивается с политическими ограничениями того, чего он может добиться в плане двусторонней сделки с Японией, поскольку для Токио большое значение имеют сельское хозяйство и автомобильное производство.

Если Трамп действительно использует данную стратегию для продвижения своих предпочтений к двусторонней торговле в Азии, значит для Японии лучше всего отказать президенту-республиканцу в его ранней победе и воспрепятствовать его подходу к дипломатии, построенному на сделках.

Япония и другие партнеры США в Азии должны избегать двусторонних предложений в Азии. Если введение ТТП бессмысленно без участия и лидерства США, тогда долгосрочной стратегией должно стать ожидание прихода в Белый дом новой администрации, с которой США вновь согласятся на данное торговое партнерство. Азия является локомотивом глобального экономического роста, поэтому время на её стороне, и возможно, что ТТП может все же воплотиться в жизнь в посттрамповском мире.

В свою очередь, азиатские лидеры должны с осторожностью относиться к «поджигательской» стратегии Трампа, поскольку он раз за разом доказывает, что он не смотрит на переговоры как на взаимовыгодное предприятие. Его патологический подход к переговорам требует проигравшего, из-за чего сложно видеть в двусторонних переговорах с администрацией возможность взаимовыгодных результатов. Вместо того, чтобы считать Трампа блистательным переговорщиком, нужно понять, что он делец и любитель жесткой риторики. Подобная стратегия разрушительна, и в долгосрочной перспективе она негативного скажется на авторитете США в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Александр Белов

Источник